Как работает рынок спортивных трансляций?

Как работает рынок спортивных трансляций?

11 апреля 2018, 11:53
Спорт
Фото: bt.no
«Советский спорт» разбирался на примере компании «Телеспорт» Петра Макаренко.

Компания «Телеспорт» − лидер в сфере спортивного маркетинга, сотрудничает с рядом спортивных федераций. Последний крупный проект – трансляция корейских Олимпийских игр. Причём соревнования показывали не только на телевидении, но и в социальных сетях.

Однако зрители всё больше теряют интерес к спортивным событиям. А если соревнования никто не смотрит, то они становятся меньше востребованы рекламодателями. Итог – телеканалы не готовы платить за трансляции по прежним ставкам. Поэтому, по мнению журналистов «Советского спорта», Макаренко и решил реализовывать права на новых площадках, чтобы получить хоть какую-нибудь выгоду.

«Телеспорт» приобрёл права на Олимпийские игры в Пхёнчхане и на летнюю Олимпиаду в Токио. Однако представители компании не рассказали, сколько они потратили на это денег и какую прибыль рассчитывают получить. Анонимные источники утверждают, что покупка прав на трансляцию Олимпиад могла обойтись по 40 млн долларов каждая.

Не озвучил «Телеспорт» и цифры по разовым контрактам, например, на чемпионат Испании по футболу. Эксперты оценили стоимость телесобытия от 5 до 10 млн евро.

Компания приобрела телеправа по высокой цене, но они оказались невостребованными у основных телеканалов. Соцсети большую прибыль не принесли. Максим Сырейщиков, директор по цифровым продуктам компании «Телеспорт», негативно оценил опыт трансляции Олимпиады в Южной Корее.

Мы обожглись на этой Олимпиаде. Нам было сложно взаимодействовать и с рекламодателями, и с площадками, которые обеспечивают нам дистрибуцию контента. Потому что был определённый жёсткий негативный фон, а в связи с этим – подвешенное состояние рекламодателей и всего бизнеса в целом.Максим Сырейщиков

Это нанесло сильный удар по бизнесу Петра Макаренко. Анонимный источник из банка, с которым работает «Телеспорт», рассказал, что бизнесмен сильно закредитован. Не является секретом и его немаленький кредит в «Алма-банке».

Эти займы дают возможность компании приобретать телевизионные права на самые важные спортивные события со всего света. Однако откуда реально берутся деньги, оказалось, не могут ответить и сами сотрудники.

Почему успешная компания оказалась в минусе? «Телеспорт» начинал с трансляций футбольных матчей. А рекламодателям они мало интересны. К тому же Макаренко выступал и как организатор игр: он отвечал за проведение матча, логистику (гостиницу, трансфер, питание и пр.). Окончательный доход здесь зависит от того, насколько зрители заполнят стадион.

Ещё сложнее ситуация с трансляцией матчей РФПЛ.

Права РФПЛ – это не про бизнес вообще. Например, купив права Ла Лиги, мы ведём переговоры с её техническим партнёром, чтобы забирать себе такие вещи, как повторы в 360 градусов и прочее. А с кем разговаривать в РФПЛ? Я бы с удовольствием поработал с этими людьми, будь у них в действиях полная прозрачность. РФПЛ – совершенно непредсказуемая фигня. Ни стратегии, ни плана, ни структуры. 16 разных клубов, каждый из которых как герой басни «Лебедь, рак и щука». Ни в одной стране мира нет настолько слабой структуры управления футболом.Илья Рустамов, руководитель Telesport Digital

А вот как высказался сам Пётр Макаренко в одном из интервью.

Сколько телевидение должно платить за права на РФПЛ, считается очень просто. Как может телеканал монетизировать? Либо с помощью подписчиков, либо с помощью рекламы. В чемпионате России 240 матчей. Их все не покажешь на Первом канале в прайм-тайм, когда самая дорогая реклама – у нас один топовый матч в неделю. За один матч можно разместить 16 минут рекламы, итого – 30 матчей и 500 минут рекламы за сезон. Если её средняя стоимость 2 миллиона, то вот и получается 1 миллиард рублей.Пётр Макаренко

Непросто было и с правами на Кубок конфедераций и Чемпионат мира по футболу: вопрос был решён за три дня до начала. Макаренко тогда рассказал, что рыночная стоимость телеправ завышена в три раза.

Однако и партнёры недовольны «Телеспортом».

Сделайте конкурс – ещё две-три такие компании могут прийти с предложениями. И потом, зачем вообще агент нужен? Зачем платить по коммерческим правам какой-то фирме, когда можно создать свой эффективный коммерческий департамент? Почему члены РФС позволяют компании «Телеспорт» выводить спонсорские средства из РФС? Почему право заключать с УЕФА контракты на трансляции рейтинговых футбольных событий получают не госканалы, а этот самый «Телеспорт»?Алишер Аминов, вице-президент Международного фонда поддержки правовых инициатив

Компанию раскритиковал бывший тренер сборной России Валерий Газзаев.

Россия – шестая лига Европы в рейтинге УЕФА, но лишь 14-я по доходам от телеправ. Это удивительно. 30 миллионов долларов в год на весь российский футбол – на что этого хватит?! Телевизионный контракт должен приносить совсем иные деньги!Валерий Газзаев

В стороне не остался и Виталий Мутко.

У нас занижена стоимость телеправ РФПЛ, платящий всё определяет. Футбол у нас не раскручивается.Виталий Мутко

Подытожил Илья Геркус – один из лидеров московского «Локомотива».

Лига получает не так много, как хотела бы. Эффективная модель реализации медиаправ ещё не создана.Илья Геркус

Компания «Телеспорт» являлась посредником между спонсорами и РФС. Среди недовольных таким сотрудничеством вновь оказался Алишер Аминов.

«Телеспорт» — простой посредник между спонсорами и РФС. За одним лишь исключением: эта компания владеет всеми коммерческими правами федерации — договор на их отчуждение был заключён в 2012 году, ещё в период правления Сергея Фурсенко. Поэтому РФС формально получает деньги не от спонсоров, а от «Телеспорта». А какую комиссию от первоначальных спонсорских поступлений получает «Телеспорт» и что отдаёт федерации — вопрос.Алишер Аминов

Подводные камни нашлись и в другой области – в отношении сотрудников компании. Так, Илья Рустамов рассказал об «альтруистичной» работе комментаторов «Телеспорта».

1,5 тысячи евро стоит купить один матч, так называемые технические права – за приём спутника. Ребята пока зарплату не получают, они все на стажировке. Но абсолютно всем буду оплачивать еду, проезд. Чтобы они не думали об этом. В итоге порядка 150 тысяч рублей стоит эфир одного матча. Если в день их четыре, то надо умножать, соответственно, на четыре.Илья Рустамов

О больших зарплатах не говорят и сотрудники нового телеканала «Сила» − проект, на котором «Телеспорт» реализует права на бои UFC.

Всё это позволило журналистам «Советского спорта» сделать вывод, что проекты бизнесмена Петра Макаренко «перестали радовать былой прибылью».

Финансовые проблемы сильно ударили и по имиджу самого предпринимателя. Его компания всегда была гибкой по отношению к разным клиентам, не существовало даже официальных прайс-листов. Чётких ценников не было и перед Олимпиадой-2018. Анонимные источники из СМИ сообщают, что в последнее время «Телеспорт» не выполняет обязательства перед клиентами на 100 %.

Остаётся гадать, спасёт ли ситуацию домашний чемпионат мира по футболу. Илья Рустамов, например, позитивную оценку дать не смог.

Станет только хуже. Сейчас у крупных организаций, сотрудничающих с ФИФА, есть указания вкладывать деньги в Россию. Эти люди пойдут сначала к владельцам ТВ-прав, потом в федерацию, потом – к клубам. И клубы, которые все годы ничего не делали, но получали деньги, теперь ещё и спонсоров получат. Никто не будет разбираться, зачем и откуда эти спонсоры пришли. Главное – денег выбить. Проходит ЧМ, бюджетирование от государства заканчивается, наступает провал.Илья Рустамов

Сегодня работавшая много лет бизнес-модель становится неэффективной. На соцсети рекламодатели смотрят с опаской, а на рынке ТВ-рекламы происходит падение: у телеканалов нет желания поддерживать отечественный футбол, да и денег не так уж и много.

«Советский спорт» просит представителей компании ответить на образовавшиеся вопросы. Также издание информирует о продолжении исследований работы рынка телеправ, трансляций и освещения спорта на телевидении.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter