Дорога в колонию: как работает конвой в Белгородской области

Дорога в колонию: как работает конвой в Белгородской области

22 января 2018, 17:55
Общество
Корреспондент ИА «Бел.Ру» побывал в автозаке для этапирования заключённых.

Если тюрьма, по меткому выражению Бродского, – недостаток пространства, возмещённый избытком времени, то этап до исправительной колонии – недостаток и того, и другого.

Мне открывают дверь специальной «Газели» – оборудованной для перевозки семи заключённых. В машине три «одиночки» и одна камера на четверых осуждённых. «Всё по европейским стандартам», – рассказывает начальник отдела по конвоированию УФСИН региона Сергей Долженко.

В «большой» камере четыре пластиковых кресла прикручены к стене и полу, места – чтобы сесть рядом и поместились ноги. Лампа, дверь с решёткой, несколько часов по этапу в Валуйки, Алексеевку или Старый Оскол.

В одиночной камере такое же прикрученное кресло, небольшое пространство перед ним для ног и металлические стены со всех сторон.


В одиночных камерах перевозят тех, кого нельзя перевозить группой – к примеру, больных туберкулёзом, женщин, бывших сотрудников правоохранительных органов, осуждённых, которые склонны к побегу. В «одиночках» этапируют и самых отъявленных преступников, «пожизненников».

Конвоирование – дело особенное. Люди не всегда адекватно реагируют на последние часы до колонии, могут «сорваться с катушек». Осуждённый за убийство может ехать тихо, а получивший срок в 27 дней за неуплату алиментов порой не понимает, что срок можно продлить за неподобающее поведение под конвоем.

Особый конвой перевозил и «белгородского стрелка» – Сергея Помазуна. Сергей Долженко рассказал, что запомнил жёсткий, волчий взгляд.


Всё, что есть у конвоя, – автозак. Ни вышек, ни часовых, ни заборов, как в колонии. В отдел по конвоированию мужчин берут, только отслуживших в армии.

У нас работа с боевым оружием. Нужно быть готовым его применить. В армии учат этому, но там это как-то более абстрактно: врага рисуют, а какой он – неважно. А здесь осуждённый лицом к лицу с караулом, и неизвестно, что у него на уме. Нужно суметь не вывести на конфликт, эти люди готовы на всё. Нельзя лишнего сказать, есть деликатные моменты. Сергей Долженко

Много желающих поработать в конвое отсеивается уже на психологическом тестировании. «Не годен психологически – сразу до свидания». В отделе работает штатный психолог Наталья Кандабарова. «Просев» новичков – главная её задача. Не менее главная – работа с сотрудниками.

Моя задача – не допустить суицидов, каких-то деструктивных проявлений, потому что вы сами понимаете, какой это риск. Работаем и с семьями сотрудников, с детьми. Наталья Кандабарова психолог группы кадров и работы с личным составом, старший лейтенант внутренней службы

В кабинете – удобные кресла, в которых можно расположиться и побеседовать со специалистом о наболевшем.

Прошедшему отбор новичку предстоит пройти трёхмесячную стажировку. Только когда полностью готов – попадает в караул. В карауле шесть человек, включая водителя и кинолога. Обязательно присутствие сотрудника с большим опытом работы.


Собаки в карауле отличаются особой злобой. Осуждённый должен понимать, что при любой попытке побега, даже если не остановит конвоир, – остановит собака. В кинологической службе отдела по конвоированию собак называют «собачками». Всего таких «собачек» семь. Три в этот день уехали в караулы. С остальными я решился познакомиться – издалека.

Рик – восточно-европейская овчарка – работает в конвое уже шесть лет. Огромный, злой, норовит перескочить забор вольера. Один из воспитанников инструктора-кинолога Олега Овчинникова, чьи собаки уже 17 лет занимают призовые места на соревнованиях по Белгородской области.

Собак в караул отбирают по экстерьеру, чтобы уже внешним видом внушала страх. После их тренируют не бояться выстрелов, ударов палками. Должен быть и хороший нюх: после курсов подготовки такая «собачка» должна держать след до 5 км.

Старший инспектор кинологической группы Алексей Бардаков рассказал, что у собаки для такой работы тоже должен быть талант.

Какой-то пёс обучается через игру, какой-то – через лакомство. Если собака боится выстрела, её на службу не возьмут. Тренируют их не меньше девяти раз в месяц. Этап подготовки длится по-разному: кто-то уже в два года становится чемпионом области. Это большой труд, нужно обладать крепкими нервами, сразу результата может не быть. А самый важный фактор – любить собак. Алексей Бардаков

20 июля 2019 года отдел по конвоированию УФСИН по Белгородской области отпразднует 20-летие. На момент создания в подразделении работало 15 человек. Сейчас в нём 69 сотрудников, которые на двенадцати автозаках совершают по 25-30 караулов в месяц.

Помимо уже описанной «ГАЗели», машины есть и больше – для перевозки 15 и 30 человек за «рейс» по одному из шести плановых маршрутов. Экстрадируют белгородские конвоиры спецконтингент и на Украину. Сейчас, конечно, реже, чем ещё несколько лет назад.


Приезжают в Белгород и «специальные» вагоны, в которых в белгородские колонии доставляют до 70 осуждённых за рейс из Москвы и Воронежа. Сергей Долженко рассказал, что вагоны присоединяются к обычным поездам, а «выгружаются» в отдельном «отстойнике» на железнодорожном вокзале. Это всегда особая операция с усиленным караулом, двумя автозаками, собаками. Ведь осуждённый испытывает разные соблазны от глотка свободы при выходе из вагона.

А 20 января тоже праздник – День спецподразделений по конвоированию уголовно-исполнительной системы России. Накануне, 19 января, в белгородском отделе по конвоированию решили устроить небольшой праздник – окунулись в крещенскую прорубь, приготовили солдатскую кашу, съездили на экскурсию в музей-диораму.

Начальник отдела провёл нас по территории, показал спецавтомобили, макеты для тренировки и обучения, познакомил с персоналом. Сам он поступил на службу в подразделение 15 лет назад младшим инспектором после службы в погранвойсках на Дальнем Востоке. Выполнял нелёгкие задачи конвоирования в сотнях караулов, проехав по Белгородской области не один десяток тысяч километров.


Начальник караула Владимир Ковальчук и вовсе работает с 1996 года, когда и отдела по конвоированию УФСИН России по Белгородской области ещё не было. Рассказывает, что во время «особых» караулов не нервничал, потому что у него были хорошие учителя.

Попросили не снимать на территории только карты с маршрутами движения автозаков в колонии – эта информация конфиденциальная. Отслеживает их движение на экране монитора оперативный дежурный по спутниковой связи.

В учебной комнате на стене висит макет схемы «выгрузки» из вагона на вокзале. На проекторе показывают учебные фильмы. Познакомили с бухгалтером, с двумя замами начальника, со студентами юридического колледжа, проходящими практику.

Рабочий день был насыщенным – сразу три караула отправились в Валуйки, Алексеевку и Старый Оскол. Как и каждый день, после приезда последнего начальнику отдела отзвонятся даже домой: «Все приехали, все на месте, происшествий нет».

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter