Какой была Вторая Мировая, потомки могут узнать только по воспоминаниям очевидцев

Какой была Вторая Мировая, потомки могут узнать только по воспоминаниям очевидцев

Какой была Вторая Мировая, потомки могут узнать только по воспоминаниям очевидцев

14 апреля 2005, 11:16
Общество
13 апреля военный обозреватель французского еженедельника «Le Point» Жан Гинель в рамках программы администрации Президента РФ по информационному сопровождению 60-летия Победы встретился с ветеранами, участниками Великой Отечественной войны Г.Т. Лёвиным и Н.Г. Пономарёвым. Визит организован российским агентством международной информации РИА «Новости».

Французского коллегу интересовало одно их величайших сражений 2-й Мировой войны – Курская битва, которая стала примером полной мобилизации сил противоборствующих сторон для столкновения в решающей схватке.  Сегодня, спустя 60 лет, предпосылки и ход этого решающего сражения волнуют миллионы людей во всём мире. Сухие цифры, общеизвестные факты могут сказать многое, но не раскроют чувств солдата, который принимал непосредственное участие в событиях тех лет, считает журналист.

 

 

Посещением Белгородчины Жан Гинель положил начало одному из самых масштабных  по глубине и объективности материалов о беспримерном героизме русских солдат, который будет написан со слов участников сражения, а также на основании исторических данных, полученных в результате посещения музеев и мемориального комплекса.

Не удивительно, что для беседы с французским гостем были приглашены очевидцы и непосредственные участники битвы на Курской дуге Герой Советского Союза Г.Т. Лёвин и ветеран, инвалид II группы Н.Г. Пономарёв.

 

 

Наверное, каждого солдата и командира, принимавшего участие в сражении, можно назвать героем. Именно здесь, на Курской дуге, начался героический путь бывшего механика Григория Лёвина. Это потом за сотню удачных боевых вылетов он получит звание Героя Советского Союза, а пока, в 1942 году, Григорий Тимофеевич, обучившись лётному делу, практически сразу был направлен на Курскую дугу. «Обстановка была страшная, - вспоминает ветеран, - всё в дыму, видимость нулевая. На высоте семисот метров нечем было дышать. До сих пор вспоминаю ужас, который охватывал меня во время боевого вылета – не видя земли, мы ни в коем случае не должны были ударить по своим». С другой стороны, в воздухе одновременно находилось около тысячи самолётов, а значит, существовала огромная вероятность столкновения машин.

 

 

Следует отметить, что немцы в этой битве не имели в воздухе превосходства. Хотя  сражение и считается танковым, роль авиации всё же трудно переоценить. Напротив, самую большую опасность для наших самолётов, по словам Г.Т. Лёвина, представляли немецкие зенитные комплексы. Дело в том, что истребители в условиях плохой видимости летали на уровне 1 – 500 метров от поверхности земли, такова особенность штурмовой авиации. Летали группами, по 4 – 6 самолётов под прикрытием союзников  - французской эскадрильи «Нормандия – Неман».

«Прикрывали как могли, - вспоминает герой, - отлично владея техникой пилотирования Як-1, французские лётчики всячески приближали освобождение не только нашей, но и своей Родины». О самоотверженности и профессионализме союзников говорит хотя бы тот факт, что 5 июля все советские истребители вернулись на базу без потерь. А вылетов в тот день было немало, причём каждый длился не менее 45 минут. За это время самолёты успевали израсходовать топливо и боеприпасы. Более того, когда в небе было спокойно, и немецкая авиация не доставляла особых хлопот, французы подавляли зенитную артиллерию врага.

 

 

С теплотой и благодарностью теперь уже пожилой человек вспоминает французских лётчиков. Ради того, чтобы увидеться с боевыми товарищами, пять лет назад Григорий Тимофеевич проехал тысячи километров, но долгожданная встреча так и не состоялась. Из некогда бравой французской эскадрильи спустя 55 лет практически никого не осталось в живых. Ничего не поделаешь, такова жизнь, вздыхает ветеран. Уходят последние свидетели той кровавой войны, оставляя после себя только скупые фразы и воспоминания, пронизанные болью пережитого. «Некоторые говорят, что в 43-м году мы немцев уже забрасывали шапками. На самом деле всё было по-другому. По окончании сражения в нашем полку осталось всего 8 самолётов и 14 лётчиков», - рассказывает Г.Т. Лёвин.

После августа 43-го Григорий Тимофеевич продолжил воевать на I и IV Украинском фронтах, участвовал в освобождении Праги. Последний боевой вылет сделал 11 мая против войск СС.

 

 

Николай Григорьевич Прономарёв  в составе 219 механизированной танковой бригады участвовал в освобождении Белгорода. В распоряжении советских солдат в то время находились танки Т-34, по техническим характеристикам противопоставлявшиеся немецким «Тиграм» и «Патерам». Однако солдаты быстро приспособились к уничтожению «непробиваемых» машин, и вскоре о быстроте и маневренности российских танков складывались легенды. «Если немецкие «Тигры» били исключительно «в лоб», то наши машины могли обойти противника и сзади и сбоку, это давало огромное преимущество, - говорит ветеран, - а, кроме того, мы брали массовостью, за нами стояли целые колонны новеньких Т-34».

 

 

С освобождением родного города связаны самые дорогие воспоминания солдата, воспоминания о первой заслуженной награде. На пожелтевшем от времени, потрепанном клочке бумаги на протяжении долгих лет Николай Пономарёв хранит личную благодарность Сталина. Затем его танковая бригада участвовала в освобождении Харькова, Кременчуга, Варшавы и Берлина.

Помимо беседы с ветеранами, Жан Гинель совместно с советником заместителя генерального директора РИА «Новости» М. Курмаевым  посетили Белгородский Государственный историко-художественный Музей-Диораму «Курская битва. Белгородское направление», Белгородский литературный музей, а также совершили обзорную экскурсию по Белгороду. Сегодня визит продолжится посещением мемориала «В честь героев Курской битвы» и Государственного военно-исторического музея-заповедника «Прохоровское поле».

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter