В. Володин: «Здесь можно ставить любую пьесу из мирового репертуара»

В. Володин: «Здесь можно ставить любую пьесу из мирового репертуара»

22 февраля 2005, 10:04
Культура
Мария
20 февраля в Белгородском академическом драматическом театре имени М. Щепкина состоялся юбилейный вечер артиста Владимира Володина. Из пятидесяти прожитых лет без малого три десятилетия отданы белгородской сцене. В свой бенефис актер сыграл купца Микича в полюбившейся зрителям комедии «Ханума».

 

… Открытое, интеллигентное лицо, доброжелательный взгляд. Перед спектаклем мы беседуем с В. Володиным о жизни, о творчестве.

- Владимир Сергеевич, для начала традиционный вопрос: что привело вас в театр?

- Я родился в Саратове.

- Это многое объясняет. Я не была в Саратове, но знаю, что это театральный город.

- Да. Меня с детства водили в Театр оперы и балета, Театр юного зрителя. У нас был замечательный ТЮЗ. Человек я увлекающийся, влюбчивый. Помимо всего прочего, занимался в любительских театральных коллективах. Как-то само собой получилось, что дорога привела меня в Саратовское театральное училище. А после него работал в Воронежском ТЮЗе.

- А как вы оказались в Белгороде?

- Очень просто. От директора нашего театрального училища узнал, что Виктор Иванович Слободчук набирает актеров. Знаете, ТЮЗ – это все-таки детский театр. А мне хотелось более серьезного репертуара и ролей. Приехал из Воронежа в Белгород – и остался.

- Владимир Сергеевич, вы актер, востребованный в театре. Редкий спектакль обходится без вашего участия. Достаточно вспомнить постановки последних лет: граф Нурин в «Давным-давно», сеньор Тевано в «Учителе танцев», мистер Хеннинг в «А дальше – тишина…», доктор Брэдман в «Неугомонном духе», Антон Иванович в «Обыкновенной истории»… Сколько же ролей вы сыграли на белгородской сцене за все эти годы?

- Более двухсот.

- Впечатляющая цифра. А какие из ролей вам особенно дороги?

- Два раза я встречался с Чеховым: это «Три сестры» и «Вишневый сад». Встречи с такими авторами просто потрясают. И Соленый, и Яша для меня – этапные роли, которые помогают двигаться вперед. «Вишневый сад» мы возили в Польшу, в Ополе. Ставил его в 1981 году Глаголин из Театра на Таганке. Спектакль был очень хороший. Интересно было играть Лафлеша в «Скупом» Мольера. Дорога мне и роль Капулетти-отца в «Ромео и Джульетте» Шекспира.

- У вас богатейший опыт общения с самыми разными постановщиками. Какой тип режиссера кажется вам идеальным? С кем вам интересно работать?

- Наверное, ни режиссеров, ни актеров идеальных не бывает. Есть режиссеры, которые имеют свой взгляд на жизнь. Вот это всегда интересно.

 

 

На снимке: сцена из спектакля «Ханума».

 

- А что вы делаете в ситуации, когда ваше понимание роли не совпадает с трактовкой, предложенной режиссером?

- Очень хороший вопрос. Спасибо. Когда я был еще студентом театрального училища, мой педагог Георгий Петрович Банников, говорил: «Поверьте мне, вам будут встречаться и плохие режиссеры. Всегда доверяйте режиссерам – даже таким». Почему? Он нам пояснял, почему нужно идти за режиссером в любом случае: иначе расхождения будут наслаиваться на спектакль и усугублять ситуацию. Лучше договариваться на репетиции, а не идти во время спектакля «своим путем».

- Владимир Сергеевич, у вас есть какие-то предпочтения в драматургии: современная или классика, отечественная или зарубежная? Что ближе?

- Современной драматургии как таковой сейчас нет, к сожалению. Были Розов, Арбузов, Вампилов – настоящие драматурги, которые писали про сегодняшний день, и очень интересно писали. Сейчас таких нет. Поэтому предпочтительней классика. Да и у нас в репертуаре посмотрите: в основном классика.

- О каких ролях вы мечтаете, если не секрет?

- Мне хотелось бы сыграть в современной пьесе, если появится такой автор. Что-нибудь социальное. Про нашу жизнь, сегодняшнюю. Наше время – очень сложное. И пора бы попытаться разобраться в нем – не только на страницах газет, на телевидении, но и средствами искусства. Пора. Так или иначе, мы ведь проводники каких-то идей.

- Спектакль – это актерский ансамбль. Для вас имеет значение, как играют партнеры?

- Безусловно. В театре очень хорошо подобрана труппа. Актеры, с которыми моментально находишь общий язык. Режиссеры, и московские в том числе, отмечают: здесь можно ставить в принципе любую пьесу из мирового репертуара. Есть все амплуа, творческие силы.

- Мы говорили с вами о режиссерах, актерах, драматургах. А что вы думаете о зрителе?

- Белгородский зритель очень вырос. Он стал тоньше, умнее, благороднее. И даже дети. Я пришел в театр в 1976 году. Когда мы играли сказки, надо было работать вполоборота к залу, потому что стреляли в спину из рогаток. Такие сорванцы были детишки… Сегодня и взрослый зритель стал больше вникать в суть спектакля.

- Вы довольны своей театральной судьбой?

- Да, да. Я очень много играю.

- Владимир Сергеевич! Поздравляем вас с юбилеем! Желаем ярких ролей, интересных спектаклей. Новых вам творческих вершин!

 

Беседовала Элла Саркисьянц

 

 

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter