Закрытые двери и дома без адреса: как работают врачи скорой помощи в Белгороде

Закрытые двери и дома без адреса: как работают врачи скорой помощи в Белгороде

8 мая 2020, 17:09
Фото: Надежда Суржина / ИА "Бел.Ру"
Сотрудники скорой в условиях эпидемии первыми сталкивается с людьми, которым необходимо оказать медицинскую помощь. В такой ситуации всегда появляется много информации, которая не соответствует действительности, но обостряет отношения между медиками и пациентами.

Бахилы есть, но они необязательны

Заместитель главного врача скорой помощи по медицинской части Светлана Оболевич говорит, что с проблемами скорая сталкивалась всегда, но нельзя сказать, что в последнее время выявилось что-то особенное. Всегда был напряжённый график работы, нехватка кадров. Раньше было тяжело с оборудованием, но сейчас каждая машина укомплектована по последнему слову техники.

С началом карантинных мероприятий в регионе люди стали настороженнее относиться к медикам, в том числе и к скорой помощи.

Люди задают вопросы, особенно их сейчас волнуют бахилы. У нас они с собой есть — мы ими пользуемся там, где это необходимо (по требованиям документа — прим. ред.). Бывает, люди свои предлагают, мы не отказываем и в споры не вступаем. Но по приказу мы не обязаны надевать их, при экстренной помощи нет необходимости тратить на это время. Где инфекционные больные, мы приезжаем в одноразовом защитном костюме. Светлана Оболевич

Стоит отметить, что бахилы не защищают владельца жилища от вирусов и нужны только для того, чтобы не заносить в дом грязь с улицы. То есть зачастую люди просто не хотят лишний раз делать уборку и настаивают на том, чтобы медики тратили время на снятие обуви или натягивание бахил.

По поводу масок и перчаток вопросов никаких нет — на любой выезд медики отправляются в них. Абсолютно все бригады обеспечены масками, перчатками, бахилами. Выдаются защитные костюмы: одноразовые или многоразовые. Светлана Оболевич

В департаменте здравоохранения Белгородской области ранее сообщали, что началась дополнительная централизованная поставка средств индивидуальной защиты — в регион пришло более 11 тысяч многоразовых комбинезонов.

Напомним, о нехватке средств защиты сообщал водитель скорой помощи из Старого Оскола. Мужчина записал видео, в котором рассказывал, что на смену сотрудникам скорой выдают одну маску и одну пару перчаток. По его словам, у водителей ни разу не взяли мазок на коронавирус. Позже он записал повторное видео, в котором сообщил, что средства защиты ему выдали, правда, без очков.

Главное — чтобы костюмчик сидел

Слух о том, что медикам не хватает средств защиты и костюмов, а водителей не считают за часть бригады, тоже оказался мифом. По словам Оболевич, раньше в состав бригады скорой помощи входил водитель-санитар. Сегодня он числится, как просто водитель. Тем не менее, все прекрасно понимают, что он принимает участие в госпитализации пациента, зачастую помогает погрузить его в машину. Поэтому на водителя тоже выдаётся полный комплект защиты, включая одноразовый костюм, маску и перчатки.

Костюмы не всегда бывают одноразовыми. В условиях распространения коронавирусной инфекции были созданы особые специальные бригады, которые выезжают именно на вызовы с подозрением или подтверждённым COVID-19. Чтобы постоянно не расходовать одноразовые костюмы, такие бригады укомплектовывают многоразовой защитой. Это серьёзная одежда из плотной ткани, которая обрабатывается особым антисептиком сразу после возвращения с вызова.

Мы же не стационар. Мы после каждого визита должны утилизировать костюм одноразовый и надевать новый. Поэтому в специальных бригадах проще использовать многоразовые. На обычных вызовах, где нет симптомов ОРВИ, надевание защитного костюма не предусмотрено. Светлана Оболевич

Врач говорит, что многие интересуются эпидемической обстановкой на территории региона, задают вопросы. В целом, относиться к врачам скорой помощи стали настороженнее. Однако такое отношение к медикам непонятно.

Мы стараемся находить компромисс с вызвавшими людьми. Настороженно относятся сейчас: а часто ли мы на инфекционные вызовы выезжаем, а какая ситуация в городе и так далее. Но стоит понимать, что мы всё дезинфицируем и не только из соображений, чтобы не привезти инфекцию какую-то к пациенту. Мы тоже не хотим заразиться, поэтому соблюдаем все меры предосторожности. От врача скорой помощи не заразишься ничем точно. Светлана Оболевич

Странно, что белгородцы выходят на улицу и не боятся заразиться. При этом сомнительно, что всю свою одежду после каждой прогулки они дезинфицируют или стирают.

Дёрни за верёвочку — дверь и откроется?

Среди проблем скорой остаются сложности навигации и подъезда к домам. Иногда дворы оказываются полностью запаркованы автомобилями, но чаще — карета скорой упирается в шлагбаум. Оказалось, что это — одна из самых распространённых проблем, которую пока не удалось решить.

Трудности из года в год одни и те же. Шлагбаумы во дворах не все открывают. Ни по телефону, ни по ключу они не открываются, приходится нести в руках оборудование. Иногда приходится пациента нести через весь двор, если его нужно госпитализировать. Не везде есть освещение, даже в черте города. Кроме оборудования, приходится нести ещё и фонарь. В районах плохо с нумерацией домов. Это вообще отдельная тема. Светлана Оболевич

По словам Оболевич, очень часто встречаются дома вообще без опознавательных признаков. Если вызов поступает ночью, то приходится наугад звонить в дом, будить жителей и узнавать, они вызывали врача или нет. Бывают и ошибки, разбуженные хозяева злятся и объясняют, как попасть в нужный дом. Бригада доезжает до указанного места, а там — снова безымянное строение, без номера и адреса.

Врач говорит, что людям следует ответственнее относиться к вызовам и ждать скорую помощь: открывать дверь, позаботиться о том, чтобы шлагбаум подняли. Сейчас медики пытаются как-то проработать вопрос, чтобы в скорую помощь поступала информация о телефоне, по которому открывается тот или иной шлагбаум, чтобы бригаде не приходилось тратить драгоценное время на попытки въезда.

У нас есть время доезда, а мы его теряем. На шлагбаум, потом на поиск дома, домофон, потом ещё на то, чтобы нам открыли дверь в квартиру. На бахилы. Светлана Оболевич

Фантомные симптомы

Не всегда на месте обнаруживается тот пациент, к которому готовилась бригада. Бывает, что звонок поступает с сообщением, что человеку очень плохо, наблюдаются серьёзные симптомы вплоть до потери сознания или острого кровотечения. А по приезде оказывается, что у пациента нет и половины перечисленного. Зачем так делают? Чтобы приехали быстрее!

У нас есть время доезда. На экстренные вызовы мы стараемся доезжать за 20 минут. На обработку неотложных вызовов отводится два часа. Это не значит, что мы все эти два часа будем тянуть до упора. Освободится бригада от экстренного вызова раньше — приедем раньше. Настолько, насколько это возможно. Светлана Оболевич

Приехать может даже та бригада, которая относится к другому району, если врачи оказались поблизости. Их местоположение можно отследить на карте. Система похожа на приложения для вызова такси: на карте видны ближайшие машины, которые направляются к пассажиру. Со скорой точно так же — не все кареты выезжают с базы, это было бы логистически неверно, ведь на доезд терялось бы лишнее время.

Также врач назвала мифом то, что на экстренные вызовы выезжают более профессиональные или укомплектованные бригады. Все автомобили имеют одинаковое оборудование, включая аппараты ИВЛ и приборы ЭКГ. Последние, кстати, оборудованы телеметрической системой, которая позволяет отправить кардиограмму в кардиоцентр. Врач поможет фельдшеру с расшифровкой почти в режиме реального времени.

Все вызовы сейчас передаются медикам на планшет. Если где-то в пути специалисты оказываются вне зоны покрытия интернета, им перезванивают на телефон и подтверждают вызов.

Из основных проблем скорой остаётся острая нехватка кадров. Причём водителей и фельдшеров в штате достаточно — не хватает врачей. По словам Оболевич, в последнее время очень мало молодых врачей приходит в бригады скорой помощи. Не престижно.

В стационарах врачи на виду, их работу видят и ценят. Врачи скорой помощи всё время оказывается в тени: помощь оказали, в больницу довезли, передали в стационар. И благодарят потом врачей вылечивших, а не тех, кто успел к ним доставить вовремя. Многие немного поработают и уходят. Очень острая нехватка именно врачей. На скорую помощь идут очень плохо. Ни на практику не приходят, ни на постоянную работу. Светлана Оболевич

Как сообщила врач, с момента начала распространения коронавирусной инфекции в регионе оттока кадров из скорой помощи нет. Никто не уволился и не решил не подвергать себя опасности заражения коронавирусом.

Фото: Надежда Суржина / Бел.Ру

Подпишитесь