Posted 15 февраля 2023,, 14:05

Published 15 февраля 2023,, 14:05

Modified 15 февраля 2023,, 14:07

Updated 15 февраля 2023,, 14:07

Белгородский минздрав не решил, будет ли дальше судиться с мамой ребёнка-диабетика

Белгородский минздрав не решил, будет ли дальше судиться с мамой ребёнка-диабетика

15 февраля 2023, 14:05
Фото: 1MI
Недавно мы писали о том, как белгородка боролась с минздравом из-за изделий и лекарств для ребёнка-диабетика. В суде ведомство проиграло, но решение ещё в законную силу не вступило. Свои позиции журналистам «Бел.Ру» предоставили областная прокуратура и минздрав.

Напомним, жительница Белгорода отсудила у минздрава деньги за покупку изделий и лекарств для ребёнка-диабетика. С чего начиналась история, можно почитать в нашем материале. Чтобы окончательно разобраться в ситуации, журналисты «Бел.Ру» направили официальные запросы в областную прокуратуру и региональный минздрав.

Всего по официальным данным, на 1 января 2023 года на диспансерном учёте в медицинских организациях Белгородской области с диагнозом «сахарный диабет 1 типа» состоят 624 ребёнка. В 2020 году с указанным диагнозом на диспансерном учёте состояло 528 детей, а в 2021 году — 574.

Системы мониторинга

По информации прокуратуры, во время  надзорных мероприятий было установлено, что дети с сахарным диабетом в Белгородской области не могли получить системы суточного мониторирования гликемии, рекомендованные врачами.

При этом данные системы (которые включены в госпрограмму оказания медпомощи) выдавали только в случае оформления для лечения в стационар. А для этого требовалось предоставлять необходимую документацию, лабораторные и инструментальные обследования, выполненные, в том числе амбулаторно, в течение каждых двух недель, что «связано с временными затратами и нахождением ребёнка в стрессовом состоянии».

Чтобы устранить нарушение прав детей, прокуратура в июне 2021 года внесла представление врио губернатора Белгородской области. В итоге с 2021 года из областного бюджета начали выделять средства на закупку систем непрерывного мониторирования глюкозы для детей-диабетиков.

Но у белгородского минздрава своё видение ситуации. По их данным, до октября 2021 года и по настоящее время для оказания медицинской услуги «исследование уровня глюкозы в крови» могут использоваться как глюкометр с тест-полосками, так и система непрерывного мониторинга.

В ведомстве также отметили, что результаты исследований при использовании обоих методов контроля уровня глюкозы в крови равнозначны.

Ни одна из систем не имеет преимуществ, которые могут оказать влияние на результаты лечения пациентов, поэтому по медицинским показаниям оснований для замены закупавшихся ранее глюкометров не было. Из федеральных медицинских центров, осуществляющих лечение детей с диагнозом «сахарный диабет», также не поступало рекомендаций о необходимости применения преимущественно систем непрерывного мониторинга. В то же время, министерство здравоохранения Белгородской области не получало и большого количества обращений родителей о необходимости замены системы, обеспечивающей контроль уровня глюкозы в крови.
Из ответа минздрава

При этом в минздраве подчеркнули, что региональные медучреждения первыми из субъектов Российской Федерации стали использовать для исследования уровня глюкозы в крови у детей системы непрерывного мониторинга. Вот, что ведомство закупало для детей-диабетиков с 2021 года по сегодняшний день:

Помощь в стационаре

В прокуратуре также рассказали, что нарушения нашли и при оказании детям-диабетикам высокотехнологичной помощи в условиях стационара. Она была оказана не в полном объёме. К примеру, в 2021 году при установке инсулиновых помп система непрерывного мониторирования глюкозы устанавливалась детям лишь после обращения с заявлением в органы прокуратуры.

В итоге в августе 2021 года в адрес начальника регионального департамента здравоохранения (а теперь минздрав — прим.ред.) внесли представление, которое рассмотрено и удовлетворено.

Лекарства для детей-диабетиков

Как ранее рассказала белгородка Ольга, на протяжении года департамент здравоохранения (а теперь минздрав — прим.ред.) отказывал в обеспечении ребёнка шприцами «ГлюкаГен», и только после тяжёлого приступа провели врачебную комиссию, на которой медики приняли решение, что ребёнку препарат «ГлюкаГен» всё-таки нужен.

В прокуратуре отметили, что препарат «ГлюкаГен» включён в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов для медицинского применения. Он показан при тяжёлых гипогликемических состояниях.

В ведомстве добавили, что согласно протоколу заседания подкомиссии детской областной больницы в 2021 году ребёнка Ольги целесообразно было обеспечить препаратом «ГлюкаГен», учитывая переход в подростковый возраст, увеличение стажа заболевания и снижение контринсулярных механизмов ответа. Рецепт на отпуск лекарства выдали. Но ребёнок получил только одну пачку препарата. При этом тяжёлая гликемия у пациентки в 2021 году была зафиксирована трижды.

По итогам проверки был установлен факт несвоевременного формирования детской областной больницей заявки на обеспечение указанным препаратом на 2021 год. Это привело к затягиванию процедуры обеспечения лекарствами льготной категории граждан. Поэтому в августе 2021 года начальнику регионального минздрава опять внесли представление, и теперь лекарства для всех нуждающихся закупаются вовремя.

Судебный процесс

В прокуратуре рассказали, что права несовершеннолетних на получение нормативной первичной медицинской помощи и медицинских препаратов восстанавливались в судебном порядке. По иску прокурора Белгорода в пользу законного представителя ребёнка-инвалида в 2023 году взыскали 34 146,13 рубля, которые ранее были затрачены на покупку «ГлюкаГена».

Примечательно, что Ольга просила взыскать с минздрава более 100 тысяч рублей, но на вопрос: «По какой причине из исковых требований были исключены системы мониторинга уровня глюкозы в крови?», в прокуратуре не ответили, сославшись на запрет распространения информации о несовершеннолетних.

В свою очередь в минздраве «Бел.Ру» ответили, что в 2021 году в ведомство поступило одно обращение от родителя ребёнка-диабетика с просьбой о компенсации средств, затраченных на приобретение медицинской продукции. Но данную просьбу не удовлетворили, потому что «в действующем законодательстве отсутствует механизм досудебного порядка компенсации средств, затраченных на приобретение медицинской продукции при прохождении пациентом лечения в амбулаторных условиях».

Что касается апелляции, в минздраве добавили, что в настоящее время юридическая служба ведомства изучает материалы данного судебного дела. Решение примут по итогам их рассмотрения.