ТПП РФ планирует вывести из тени семейный бизнес с помощью новых законов
Интервью

ТПП РФ планирует вывести из тени семейный бизнес с помощью новых законов

21 декабря 2019, 11:31Photo: tpprf.ru
Сергей Катырин окончил Московский автомобильный дорожный институт, изучал экономику в школе международного бизнеса МГИМО.

В 1991 году начал работать в Торгово-промышленной палате России в должности начальника главного управления по координации, а в 2011-м был избран президентом ТПП. Мы встретились с Сергеем Николаевичем, чтобы обсудить, каким был год для российских предпринимателей.

Сергей Николаевич, подходит к концу 2019 год, каким он был в целом для России и в частности для ТПП?

Я думаю, что гораздо лучше, чем предыдущий. Мы, может, и не очень здорово, но росли в экономике. Мы наметили очень серьёзные планы, я имею в виду национальные проекты. Выделены серьёзнейшие средства на реализацию каждого из них, намечены дорожные карты, целевые показатели, чего мы хотим достичь, в какие сроки.

Другой серьёзный проект в стране в целом – это регуляторная так называемая гильотина, реформирование контрольно-надзорной деятельности. Мы видим, что есть административный ресурс, который включён в эту работу.

Есть работа с бизнесом, мы участники практически всех работ по разработке законопроектов. Мне кажется, очень серьёзная вещь – это запуск так называемой электронной платформы для обращений предпринимателей.

То есть достаточно много событий, нацеленных в целом на развитие экономики России. Ну и, конечно же, на развитие предпринимательства, на частный бизнес. Поэтому, по крайней мере, заделы сделаны очень серьёзные.

У Торгово-промышленной палаты какие были ключевые события в этом году? Как взаимодействовали с предпринимателями?

У нас несколько достаточно серьёзных вещей было. Конечно, мы традиционно выросли с точки зрения количества членов ТПП, с точки зрения услуг и их объёма. По объёмам мы выросли процентов на 12 даже. Мы реализовывали ряд новых проектов для системы Торгово-промышленных палат.

Например?

Это касается проекта, который мы начали в своё время к столетию Палаты. 100 проектов под патронатом президента российской Палаты. Сейчас мы его переформатировали, и с этого года он начинает уже работать как 100 предприятий семейного бизнеса под патронатом президента Палаты.

«100 надежд бизнеса» – проект, который был провозглашён для студентов, мы его сейчас преобразовали. Это те же «100 надежд бизнеса», но только там уже набор не из студентов, а из тех, кто работал в студенческих отрядах. Это те, кто окунулся в эту жизнь – командиры, комиссары – те, кто уже по большому счёту немножко предпринимателями побывали.

Мы, естественно, ведём проект по цифровизации Торгово-промышленных палат в России, чтобы максимум услуг перевести в «цифру», минимизировать необходимость ездить за какой-нибудь услугой. За сертификатом или какими-то другими документами в ТПП.

Это какая-то единая платформа?

Да, конечно, мы разрабатываем эту платформу так, чтобы каждая из региональных Палат, которая оказывает услуги, могла в этом плане работать в электронном виде.

В этом году появились ли в Палате новые механизмы поддержки предпринимателей?

В этом году мы отрабатываем как раз в первую очередь вещи, связанные с семейным бизнесом. Мы сейчас работаем над тремя законопроектами. Первый – это определение семейного бизнеса как такового. Нет такого понятия в России на сегодняшний день. И это непростая тема, много вопросов, и они все действительно серьёзные, так как от этого будет зависеть то, каким образом будет определять государство своё отношение к этому семейному бизнесу. Как оно ему будет помогать, ну и форма поддержки.

Второй законопроект – это семейный патент. Сегодня для того, чтобы в семейном предприятии оформить нового, любого родственника своего, надо не менее 40 документов заполнить. Должностные обязанности, инструкции, график отпусков. Представьте, сколько нужно потратить времени и сил... К чему это приводит? К тому, что никого не оформляют.

У нас очень много предприятий семейных, где оформлен один глава семейства или кто-то, кто возглавляет это дело. А остальные никак не оформлены, чтобы не мучиться с этим со всем, они никак не оформляются. Они, по сути, находятся в тени от государства.

Мы предложили, чтобы они имели семейный патент: один налог за патент заплатили, и спокойно на этом патенте работают.

Третий законопроект более общего характера – он нацелен в целом на поддержку бизнеса. Проблема в том, что в законе поддержки малого бизнеса ТПП не числится как инфраструктура поддержки малого бизнеса. И на это мы натыкаемся, когда в регионах приходим и говорим, что Палата может эти вещи делать, необязательно новую госструктуру организовывать по поддержке. Можно Палате передать средства, и она всё реализует. Нам говорят, что не можем, в законе вы не прописаны. Губернатор говорит: «Меня завтра прокуратура призовёт к ответу за то, что я нецелевым образом использую средства».

Я тоже президенту это объяснял, он, так сказать, поддержал, что надо узаконить, так как система работает по всей стране. И мы надеемся, что такой закон будет принят, это, конечно, во многом, я полагаю, разгрузит государственные структуры в регионах.

ТПП присутствует на международной арене, вы помогаете членам Палаты выходить на зарубежные рынки со своей продукцией. Как вы можете оценить работу в этом направлении и как оцениваете работу ШОС и БРИКС?

У нас есть своя большая сеть зарубежная, у нас есть и представительства зарубежные, штатные, у нас есть почётные представители, которые на общественных началах по нашей доверенности наши интересы представляют. У нас есть 76 деловых советов с зарубежными странами, с предпринимателями. У нас такой достаточно серьёзный внешний периметр, в котором мы работаем.

У нас есть очень ответственное поручение от руководства страны. Мы председательствуем в деловом совете ШОС и деловом совете БРИКС. Поэтому у нас наступает очень ответственный год. В этом году будет серия мероприятий и по линии ШОС, и по линии БРИКС. У нас есть некоторые площадки, которые закрепились за Россией на протяжении уже нескольких лет работы. Первое – это питерский форум, мы там всегда проводим площадку, посвящённую ШОС и БРИКС. Кроме того, это IT-форум в Ханты-Мансийске, куда и ШОС и БРИКС мы приглашаем. У нас форум малого бизнеса ШОС и БРИКС в Уфе несколько лет проходит.

Это те площадки, которые уже работают, над которыми мы работаем, ну и плюс заседания, посвящённые председательству России в этих организациях, которые будут связаны с обсуждением различных тем. В их числе будет цифровая повестка дня, инфраструктурные вопросы, финансы, работа с новым банком развития БРИКС и т. д.

В этом году вручали руководителям стран БРИКС наш доклад делового совета. Там порядка 30 пожеланий, над чем, мы считаем, необходимым надо работать. Будем готовить, конечно, следующий наш доклад о том, над чем дальше работать в 21 году.

Каким вы видите 2020 год? Есть ли уже планы по работе Палаты?

Конечно, есть. Это касается молодёжи – это «100 надежд бизнеса», тему семейного бизнеса будем обязательно продолжать. С законодателями будем проводить форум семейного бизнеса обязательно.

Мы заявились и будем бороться в 2020 году за право проведения в 2023 году всемирного форума торговых палат в России в Москве.

В феврале мы будем выступать со своей заявкой в Международной торговой палате, представлять нашу концепцию, видение того, каким этот форум может быть. Это на конкурентной основе проходит, там ещё есть три претендента. Если мы завоюем это право, то начнём тогда готовить этот форум. У нас есть поддержка президента страны и председателя правительства. Это мероприятие объединяет весь мир, так как Палаты есть во всём мире. Это всемирный институт.

Очень престижный форум, очень серьёзная борьба за право проведения. Так что у нас планы большие. Конечно, у нас много планов внутри нашей системы. Ряд проектов нацелен на развитие территориальных Палат. Мы сейчас усилия прилагаем достаточно серьёзные, чтобы поднять на уровень повыше дальневосточные Палаты. Много задумок, заделов, работать придётся, как всегда, напряжённо. Мы надеемся, что справимся.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter