Антон Бондарев: Изменения в белгородской медицине я называю эволюцией

Антон Бондарев: Изменения в белгородской медицине я называю эволюцией

28 апреля, 22:37МедицинаИрина КошельАнтон Бондарев
28 апреля в России отмечается день работников скорой медицинской помощи. Праздник уже сейчас могут считать своим сотрудники городской больницы №2 Белгорода. В ближайшее время она трансформируется в больницу скорой медицинской помощи. И этот день мы провели с главврачом медучреждения Антоном Владимировичем Бондаревым.
Горбольница №2

5:45. Именно во столько начинается его утро. А в 7:30 главврач уже на рабочем месте.

Утро у всех своё. Я начинаю его с благодарности за новый день, с молитвы. Потом зарядка. Обязательно стакан воды и правильный сбалансированный завтрак. Люблю творог, кашу, яичницу с зеленью. Предпочитаю белковую пищу. Не рекомендую есть всякие консервированные продукты.

Антон Бондарев

Просмотр почты и документации. До общей планёрки – так называемый рабочий час с главным бухгалтером и экономистом. Что абсолютно понятно – денежных обязательств медицина не лишена. А в период реконструкции больницы количество финансовых операций увеличилось значительно. И тут не только строительные работы, но и приобретение нового оборудования. Самого современного, самого передового…

«Самый» – однозначно ключевое слово этого дня. У Бондарева такой подход и настрой: всё должно быть если не в превосходной степени, то точно в лучшем виде. Плохо это или хорошо? Если речь идёт о здравоохранении, скорее второе. Кому из нас не хочется, чтобы помощь оказывали лучшие врачи, а условия пребывания в медучреждении были максимально комфортными? Другое дело, как достигаются эти самые-самые результаты…

К амбициозным целям

В медицине Антон Владимирович с курсантской скамьи: в 2002-м поступил в военную медицинскую академию в Питере, 10 лет как выпустился из неё. Служить в армии довелось только год.

Допускал лётчиков к полётам и полностью этот вопрос сопровождал. Был врачом общей практики. Потом реформа. Военврачами остались те, кому нужно было дослужить до высоких званий, чтобы получать достойную пенсию. А нам, молодым ребятам, предложили найти своё место под солнцем на «гражданке».

Проработав год участковым врачом в Санкт-Петербурге, Бондарев решил вернуться в Белгород, где и начался его поиск себя в профессии и медицине. Причём не по стандартной схеме «из государственной – в частную», а, наоборот – из «Белгородской неотложки» через «Евромед» в главврачи больницы №2.

Антон Бондарев

К слову сказать, 6 апреля исполнился год, как он возглавляет это медучреждение.

Как приняли известие о новом назначении? Оно было неожиданным?

У нас так происходит, что информация почему-то не может быть закрытой. Где-то кто-то проговорил, что в департаменте здравоохранения рассматривают мою кандидатуру. Я в это не очень-то и верил. Да и вообще о чём был разговор? Тогда работал в «Евромеде», и планы были грандиозные для того, чтобы что-то менять. Плюс, в 2015 году, к несчастью, здесь произошли громкие события, связанные с гибелью пациента и участием в этом моменте врача-специалиста… И спустя какое-то время было назначение. Поэтому в определённой мере это была неожиданность.

Первый день на новом рабочем месте Антон Владимирович помнит отчётливо.

Будем откровенны, поначалу был в замешательстве. Когда попадаешь на новое поприще, приходишь работать в такой большой коллектив – а он у нас полуторатысячный, понимаешь, что придётся очень много работать, но не понимаешь, с чего начинать. Если говорить о первом дне, конечно для меня это был в определённой степени стресс – я же живой человек. Но в целом… знакомство с коллективом. Знаете, что поразило, для меня было странным, когда к тебе приходят знакомиться подчинённые и начинают говорить в таком духе: «Я готов работать, а вот к этому и этому присмотритесь…»

8:30 – Общая планёрка в актовом зале. Отзывы пациентов – традиционно начинают с них. Сегодня больше со знаком «+». Но есть и недовольные.

Скажите, так это было? Согласны с написанным? Какие выводы делаем?..

А выводы делают. Это видно из статистики, которую ведёт главврач. Негатива становится меньше. Но ещё есть над чем работать, утверждает он.

В поисках оптимума

Когда Бондарев пришёл на эту должность, уже знал, что такое государственное здравоохранение и что такое частное.

Поначалу было немного непонятно, как найти ту грань, которая помогла бы всем сразу: и тем, кто здесь работает, и тем, кто сюда приходит. На сегодняшний день, когда углубился в процесс, уже вижу, как мы можем найти ту золотую середину.

Очень важной в поисках того самого оптимума Антон Бондарев считает прежде всего поддержку главы региона и куратора проекта реконструкции Горбольницы №2 депутата областной Думы Владимира Зотова.

Знакомство с Владимиром Фёдоровичем [Зотовым] – очень важный этап в моей жизни. Когда пришёл к нему с проектом «Белгородская неотложка», получил предложение стать частью команды. И те пять лет, которые управлял проектом «Евромед», сыграли очень большую роль. Это было практически моё второе высшее образование. Владимир Фёдорович – большой профессионал, с колоссальным багажом знаний и опыта. Он – высококлассный топ-менеджер. И тому, как этот человек сегодня ведёт бизнес, как он управляет огромным холдингом, нужно учиться.

Свой приход в государственную медицину Антон Бондарев считает новым важным этапом собственного роста.

Я убеждён, что человек должен непрерывно расти. Постоянно учиться, совершенствовать навыки. Но, наверное, не это главное. Главное – цели, которые ты ставишь, к которым идёшь, и, выполнив которые, получаешь определённые знания и опыт. А достигнув чего-то, вырастаешь над собой. Моя цель на сегодняшний день – сделать это заведение одним из лучших учреждений здравоохранения в Российской Федерации.

Происходящие изменения уже очень скоро должны увидеть все. И первые шаги сделаны.

Если говорить о том, как должны выстраиваться технологические процессы, могу привести в пример наш сегодняшний приёмный покой. Здесь и бережливое производство, и максимальное внимание и правильный подход к пациенту. Я изо дня в день говорю своим коллегам: если вы придёте за медицинской помощью, как бы вы хотели, чтобы к вам относились? – Отсюда и нужно исходить. Может это так потому, что с одной стороны я не пророс государственным здравоохранением, потому что практически сразу ушёл в бизнес?!

А после последовала фраза, которая лично для меня всё разложила по полочкам: «Государственная медицина – пожалуй, самая консервативная отрасль, которая сегодня тяжело идёт к изменениям, к трансформации. Люди привыкли так работать, и какие-то изменения для них – как гром, как молния».

Тот же уход Владимира Дмитриевича [Луценко], который здесь долгое время проработал главврачом и немало сделал, был определённым шоком для коллектива. И с моим приходом было тоже всё непросто. Практически война. Взгляды у людей были разными. Часть смотрела положительно, часть – никак не реагировала, им было всё равно – они наблюдали со стороны, а часть коллектива – не принимали и всячески это демонстрировали. В том числе не без участия той чёрной грязи, которая ходит и, думаю, ещё будет ходить по интернету… Конечно, это неприятно, когда ты пришёл с желанием что-то менять в лучшую сторону для всех, и объясняешь это, а на тебя смотрят и думают: «Что ты несёшь?!»…

Только спустя время, после открытия нового во всех смыслах приёмного отделения, когда персонал увидел, как это работает, началось, по мнению Бондарева, объединение, формирование команды. Вообще, он уверен: каким бы ты ни был, без команды мало что получится: «Именно ежедневная постоянная поддержка людей, с которыми работаешь, очень сильно влияет на результаты. Практически это и есть результаты!»

Очень много было разговоров о том, что мы пачками увольняли сотрудников. Во-первых, мы никого не увольняли, за исключением может быть одного-двух случаев, когда люди, действительно, бессовестно относились к работе и руководителю своего подразделения. Нас покинули те, кто не захотел работать по новым правилам. Сегодня, я считаю, у нас очень комфортно. Процентов 90 персонала остались. Я уверен, нужно людям дать возможность всё взвесить и принять решение, а в нашей ситуации – ещё и произвести переоценку ценностей. Ещё раз повторюсь, медицина сегодня очень консервативная отрасль. И если специалист привык так работать, ему тяжело перестроиться.

Самое важное, по мнению Бондарева, найти понимание у тех, у кого его нет: «Правильно сказать так – завлечь людей, у которых есть сомнение. Зажечь в них тот фитилёк, который загорится и даст возможность им работать и двигаться в правильном направлении».

Медицина – для пациента

Задач у Бондарева много, но первостепенная, которую он ставит перед каждым в коллективе, – быть к пациенту лицом, уважать его.

Я всегда говорю так: Медицина для пациента. А у нас, будем говорить открыто, специалисты считают, что медицина – для них. Это – неправда. Потому что медики – врачи, медсёстры – это специалисты, которых профессия призвала помогать людям. Поэтому медицина для него – для пациента. А врач – слуга, слуга этой профессии, и тот человек, который должен помочь.Антон Бондарев

Тотальная трансформация

Изменения, которые происходят сегодня в медицине, некоторые называют революцией, а Антон Бондарев – эволюцией. Любит он и другое слово – трансформация. Именно это сейчас и происходит с горбольницей.

Почему в больницу скорой медицинской помощи?

На сегодняшний день у нас в городе две идентичных больницы с пересечением функций, только поделены на определённые дни. Но самое интересное – от этого страдают простые пациенты. Когда работал на скорой, сам сталкивался с тем, что привозишь пациента в одно медучреждение, а тебя отправляют в другое. А это потеря «золотого часа» со всеми вытекающими отсюда моментами.

Больницы скорой медицинской помощи есть во всех крупных городах. В мегаполисах – это целые институты.

Знакомились и с международным опытом. Мы были в Германии, Финляндии, Италии, Франции, Испании. Так вот у них нет даже такого понятия – больница скорой помощи. У них больница обслуживает определённое количество населения. Есть приёмный покой – по типу сортировки больных 3h. Всё организовано с подходом правильного оказания квалифицированной медицинской помощи пациентам. И у нас, я считаю, будет одно из лучших учреждений в стране.

Если говорить о видимых нововведениях уже сегодня, то это приёмный покой. Международная классификация разведения потоков пациентов по степени тяжести их ситуации – новое веяние не только для больницы, но и для региона.

Как можно догадаться, обход начали отсюда. В сутки через приёмное отделение проходит до 200 человек.

Приёмный покой – это именно то звено, которое является нашим лицом. Я за ним постоянно слежу. Как мы пациента приняли, как оказали ему помощь, как диагностировали, назначили лечение, какие дальнейшие действия определили. Либо он уходит домой с рекомендацией к семейному врачу, либо идёт в отделение, либо, к сожалению, он может отправиться в реанимацию, если тяжёлое состояние, или на операционный стол.

Перешли в будущий реанимационный блок, заглянув по пути в новую операционную, а далее – в будущее нейрохирургическое отделение, где полным ходом идёт ремонт. Антон Владимирович охотно рассказал об изменениях, которые произойдут в самое ближайшее время.

На базе хирургического корпуса организуют единое приёмное отделение с концентрацией всего диагностического процесса для поступающих больных. Уже на следующей неделе в приёмный покой доставят магнитно-резонансный томограф, установят здесь и рентгенографический комплекс.

В статусе больницы скорой помощи здесь смогут в сутки принимать до 500 пациентов.

И находиться они в медучреждении будут оптимальное количество времени.

Если операция несложная – сутки, и делать человеку здесь нечего. Средний хирургический пациент, я так считаю, должен находиться в больнице 5-6 дней, если всё без осложнений. Терапевтический – около 8 дней. Поэтому сегодня эффективность медицинской организации и специалистов проявляется тогда, когда пациент меньше пребывает на койке и быстрее выписывается из учреждения. Это не значит, что его прооперировали и отправили. Всё должно быть взвешенно. Если всё хорошо, зачем ему здесь лишний раз находиться. Он получил своё, а дальше – в первичное звено – к врачам общей практики. Дома и стены греют, это правда.

К обходу присоединился подрядчик – директор холдинга «ЭкспертПроектСтрой» Павел Сапожников. Планёрки с ним – дело привычное. Обсудили, как блокировать на всех отделениях половину крыла с максимальным допуском строителей на этажи и минимальными неудобствами для медперсонала и пациентов.

Заходили мы сюда с маленьким поручением – сделать приёмное отделение площадью 1150 м2. Задача ставилась так: в условиях ограниченного финансирования выдать максимальное качество. После того, как сдали этот объём работ, перед нами поставили задачу – приступить к реконструкции всей горбольницы. Сегодня основные работы ведутся в хирургическом корпусе. В условиях действующего предприятия, а тем более больницы, требуется особый подход. Это и организация доступа, минуя пересечение потоков с пациентами и медперсоналом, и подача стройматериалов, и вывоз строительного мусора. Пытаемся развести потоки географически – используя отдельные входы, а если такой возможности нет – начинаем делать это хронологически. То есть, определяем, в какое время мы можем, не создавая никому помех, выполнить определённые объёмы работ. Если нам говорят, что стройматериалы можем доставить на верхние этажи на лифте в промежуток с двух часов ночи до 5 утра, укладываемся в этот период... Понимаю, бывают накладки. И, пользуясь случаем, хочу попросить прощения от лица строителей за возможные доставляемые неудобства. Но мы стараемся сделать всё от нас зависящее, чтобы свести их к самому минимуму.Павел Сапожников, директор ООО «ЭкспертПроектСтрой», к.т.н., доцент кафедры СиГХ БГТУ им. В.Г. Шухова

Несмотря на реконструкцию, число пациентов не уменьшилось. Разве что пришлось уплотниться в два раза.

Это временный дискомфорт – на полгода. Мы каждый блок закроем на три месяца. Приведём там всё в соответствие со стандартами, нормами и новейшими технологиями. Отремонтируем палаты для более комфортного пребывания пациентов в стационаре. Добавим свет, сделаем хороший санузел, разместим там 4 койки в соответствии со стандартами. Мне кажется, это будет здорово, и пациенты потом будут только ещё больше благодарны.

Вышли в обновлённый холл. Его теперь не узнать. Светлый, уютный. Такое ощущение, что он стал больше. Как много всё-таки значит выбор цвета в интерьере…

Делу – время, доктору – мотивацию!

С каждым днём работы становится всё больше, замечает Антон Владимирович. Поначалу ему казалось, что главврачи трудятся с 8 до 17-18 часов. Но фактически его рабочий заканчивается глубоким вечером. И даже были дни, когда домой уходил за полночь.

Откровенно говоря, это не правильно. Так можно и сгореть на работе. Рабочий день должен быть сбалансированным и состоять из рабочего времени, перерывов, обеда. Должно быть в жизни место хобби или спорту. Но так происходит, что и на спорт времени не находишь, потому что работаешь, работаешь, работаешь… И в этом во всём есть мотивация, которая толкает на большую физическую выносливость. Мотивация в том, что мы всё это делаем и меняем в лучшую сторону для людей. Нам помогают, нас поддерживают. И результаты уже видны.

Главврач убеждён, что в горбольнице сегодня трудится один из лучших коллективов. Немало в нём легендарных врачей и таких же медицинских сестёр: «И дальше их будет больше, потому что мы стремительно движемся к перетрансформации в больницу скорой медицинской помощи».

Есть такой хороший мультфильм «Каникулы в Простоквашино». Помните, как персонаж почтальон Печкин говорил: «Это почему я такой злой был, потому что у меня велосипеда не было»... Да, были моменты, связанные с нашими коллегами, когда где-то кто-то грубо ответил, не обратил внимания и т.п. Но сегодня у них есть стимул меняться. Появляется возможность работать в новых условиях, на новом оборудовании. На врачей стали обращать внимание. Многих поддерживаем с поездками на конференции, на учёбу. У них появилась мотивация. И мы видим, как трансформируется наш коллектив – быстрым образом, в лучшую сторону по отношению ко всему: к труду, к коллегам, но в первую очередь – к пациентам.

Коллектив беспокоит Бондарева как руководителя больше всего. Он мечтает о скорейшем формировании единой команды.

В чём это может выражаться? Во-первых, в каждом отделении есть заведующий, у него в подчинении специалисты, младший медицинский персонал. Так вот каждое из отделений – это звенья одной цепи. И как они будут работать, такой и будет результат. Для меня важно, если мы говорим о хирургах, чтобы каждый мог быть у операционного стола, если о терапевтах – то у каждого должен быть пациент. Чтобы клинически мыслили правильно, чтобы им в этом помогал руководитель. Чтобы были обходы, разборы ситуаций, это очень важно. Вот об этом я думаю ежедневно и работаю над этим каждый день.

Образ идеального руководителя и врача

Для Бондарева идеальный руководитель – это тот человек, который умеет слушать, слышать и вовремя найти решение абсолютно в любом вопросе: будь то клинический случай или какой-то момент в хозяйственном, строительном вопросе... Себя к идеальным пока не причисляет.

Моё базовое образование – врач общей практики, хотя очень хотел стать хирургом: на последних курсах много оперировал. Клиницистом, к сожалению, поработать не удалось. Поэтому на сегодня я в большей степени управленец.

Есть у главврача и свой образ идеального доктора.

Помните мультфильм про доктора Айболита? Приходи ко мне лечиться и корова, и волчица… В первую очередь в моём рисунке врача доктор – это человек, который способен найти подход к каждому пациенту – вежливый, добрый, отзывчивый, уравновешенный. Ведь что такое лечить? – 50% выздоровления – это слово. То, как ты с пациентом разговариваешь, так ему и будет ощущаться. К примеру, мы же не можем всё знать. Каждый день меняются препараты, технологии, да и болезни становятся более «интересные»… Мир не стоит на месте. Но если ты где-то не знаешь, нельзя показать это пациенту. Нужно его наоборот подтолкнуть на выздоровление. Чем? – Разговором, общением.

Поинтересовалась у Антона Владимировича, обладает ли он сам перечисленными качествами.

– Есть у меня такая слабость: эмоции иногда выходят наружу. Но это не в критических ситуациях бывает, а скорее как следствие того, что где-то что-то сделано неправильно, недоработано, хотя при этом всё детально объясняешь, разжёвываешь… Но я стараюсь работать над собой. Эмоции нужно сдерживать. Они иногда мешают.

Артём Алексеев

Антон Владимирович иногда эмоционирует. Первоначально, конечно, все негативно реагировали. Сейчас знают и понимают, что это исключительно за дело. Как по-другому, когда человеку об одном и том же 10 раз говоришь,объясняешь а толку никакого? Животное даже понимает и слушается. А люди делают либо специально, за что выслушивают, либо назло.Артём Алексеев, заместитель главного врача ОГБУЗ «Городская больница №2» по строительной и хозяйственной части.

Бондарев очень требовательный, и это видно сразу.

Считаю, что любой руководитель должен быть требовательным к персоналу, но прежде всего к себе. Всё начинается с нас самих. Как ты к себе относишься сегодня, уважаешь ли себя, любишь, – будь ты руководитель или работник, – в любом направлении дисциплина должна быть всегда. И организация рабочего места, рабочего процесса и так далее.

Обратная связь

О ней уже упоминалось вскользь. С пациентами главврач общается ежедневно: «Хочу сам знать, что они чувствуют: какой настрой, как относятся к моим специалистам. Получить обратную связь – очень важно. В каждом отделении у медицинского поста указан мой прямой номер телефона. Любой может позвонить в случае необходимости и рассказать, что беспокоит, или, наоборот, поблагодарить».

Антон Бондарев

Иногда пациенты приходят изначально агрессивно настроенными. Почему? – Где-то кто-то когда-то в поликлинике им нахамил, потом в другом медучреждении врач был не добр или медсестра, и у них на подсознании формируется, что медицина – вообще беда. А люди, которые в ней работают – нелюди. Это и есть та большая пропасть между пациентами и медперсоналом. И она будет расти дальше, если мы будем продолжать так себя вести.

Если вдруг случаются конфликты, главврач старается сглаживать острые моменты: «Важно сказать человеку такие слова, которые помогут в голове разложить всё по полочкам. Он получил для себя ответ. Доктор был с ним вежлив, открыт, внимателен. И я постоянно говорю своим коллегам: не вступайте с больными в полемику. Выслушали, извинитесь, развернитесь и идите. Он потом только осознает, что возможно был неправ».

Вернулись в кабинет. А в очередь уже выстроились несколько «рабочих часов» со специалистами. Рабочий час – своего рода индивидуальная планёрка. Важное и уже неотъемлемое нововведение, замечают специалисты в приёмной.

Кстати, в кабинет главврача заходят без телефонов. На общую планёрку их тоже никто не берёт. Такой заведён порядок. «Как минимум чтобы не отвлекались», – комментирует Бондарев.

Звонок. 15 секунд, и главврач произносит: «Планы меняются. Срочно вызвали в департамент здравоохранения…»

Управление здоровьем

По дороге заговорили о проекте «Управление здоровьем». О том, что сегодня у населения как минимум нет чёткого понимания: как, а главное когда в медицине всё отладится таким образом, чтобы каждый был доволен и счастлив.

Проект очень классный, он направлен на профилактику здоровья жителей области. Правильную профилактику и оказание амбулаторно-клинической помощи на первичном уровне. Своевременное оказание медицинской помощи, обязательная диспансеризация, профосмотр помогают на ранней стадии выявлять те заболевания, которые на поздней стадии приводят к стационару. А иногда оказывается даже потеряно время, чтобы правильно оказать эту помощь.

Можно ли гарантировать, что задумка не разобьётся об уже сложившуюся систему, о неготовность меняться и что-то менять? Причём ведь речь не только о медиках. Люди, согласитесь, зачастую идут к врачу только тогда, когда уже нет сил терпеть боль…Как переломить это?

Переломить это можно, с учётом того, что сам пациент будет нести ответственность за своё здоровье. Для врачей, которые будут работать в первичном звене, разработан чёткий алгоритм действий. Они будут профессионально выполнять свои обязанности, понимать, что делают, для чего и где они работают. И номер один для них – это пациент, которого они лечат.

В рамках проекта «Управление здоровьем» своя функция отведена и горбольнице №2 – оказания неотложной специализированной помощи пациентам.

Зачастую люди, будем откровенно говорить, идут мимо поликлиники в приёмный покой. Как уже говорил, через приёмный покой в сутки проходит до 200 человек, и 60% – это потенциальные пациенты амбулаторно-клинического звена – поликлиники, семейных врачей. Конечно, эта работа должна ложиться на семейную медицину. Сегодня семейные врачи – это те же терапевты только с большими функциями. Они должны принимать в кабинетах семейных врачей при поликлиниках либо в отдельных офисах, если мы говорим об удалённых микрорайонах, к примеру. Так как сегодня работают в селе, где есть офисы, амбулатории, ФАПы.

Прибыли в департамент.

По натуре – боец

Из департамента Антон Владимирович вернулся в задумчивости, и по пути в больницу вопросы решила задавать на отвлечённые от медицины темы.

Каких правил придерживаетесь в общении с людьми, и что ждёте взамен?

Никогда ничего не жду от людей. В общении стараюсь по возможности быть максимально открытым в зависимости от того, кто передо мной, какой собеседник. Однозначно уважение к собеседнику, и с добром. Это главное.

Какими принципами руководствуетесь в работе и в жизни?

Никогда не сдаюсь, иду до конца, Но это не значит, что беспринципно. Всегда, даже если не получается, к примеру, с коллегами решить какие-то вопросы, нужно искать компромисс. Но иду до победного конца. Очень важно знать и верить в то, что ты делаешь. Нельзя ставить под сомнение определённые моменты, когда ты уже идёшь по выбранному пути. Нужно верить в это и знать, что так и будет. Цели ставятся не бездумно. Когда мы брались за проект создания больницы скорой медицинской помощи, я с самого начала понимал, как это должно быть, но были сомнения, что мы сможем реализовать эту идею, потому что не все поддерживали данный проект Однако я не дал волю этим сомнениям взять верх над собой. Они периодически выскакивают, когда начинают нам мешать наши оппоненты, не давать делать какие-то шаги, и это ярко видно. Но других вариантов нет! Всё – до конца! Мы знаем, что мы хотим, ради чего это делаем, знаем, как это будет!

Каждый день отнимает колоссальное количество энергии, душевных сил. Как абстрагируетесь, откуда черпаете силы?

Как абстрагируюсь? – Медитирую. Могу в полной тишине просто лечь, закрыть глаза и побыть наедине с собой. А ещё спорт. Чаще всего стараюсь вырваться в спортзал и абстрагироваться ото всего на беговой дорожке, велосипеде, тренажёрах. Спорт даёт энергию. Ещё люблю побыть на природе.

У Вас есть какой-то свой жизненный девиз?

Смотреть на всё с оптимизмом.

Можете назвать тот минимум, который обязательно Вам необходим, чтобы ощущать себя счастливым человеком?

Поддержка близких, понимание того, что ты делаешь и что это даёт какие-то результаты. А вообще жизнь – это же счастье само по себе.

Каким из увлечений юности верны до сих пор?

Я занимался и продолжаю заниматься спортом. В детстве очень любил машины, транспорт, неравнодушен и на сегодняшний день. Знаете, в подростковом возрасте даже создал и несколько лет вёл свой дневник-журнал об автомобилях, выходили номера по порядку. Клеил новостные колонки, фотографии с автомобильными новинками, изучал направление. Интересно было. У меня в детстве даже был маленький гараж. Там собирались с ребятами, я им велосипеды чинил.

Если не медицина, какую ещё профессию рассматривали для себя?

Меня всегда очень привлекала юриспруденция, мог бы стать юристом. Почему-то всегда интересовала адвокатура. Но если бы сегодня было право выбора, я наверное стал бы инженером. Это может быть разработка каких-то интересных новшеств в обороне, космической отрасли.

Какое напутствие Вы бы дали студентам-медикам и тем ребятам, которые только задумали стать врачами?

Тем, кто только задумывается, – ответить себе на вопрос, точно ли они хотят стать врачами, и зачем им это надо. Тем, кто уже близок к тому, чтобы стать врачом, я бы дал напутствие – выбрать точно специализацию, максимально погружаться в науку, изучать предметы, как можно больше практиковаться. Это основное.

По дороге нас обогнала скорая. И вспомнился недавний ролик в соцсетях, где пытались обвинить вторую горбольницу в том, что она даёт пользоваться своими машинами «Белгородской неотложке»…

У нас есть автомобили скорой медицинской помощи. Они практически на 85% с большим износом. Что касается ролика, который гуляет по интернету. У горбольницы №2 есть прайс оказания услуг. Он согласован с Департаментом здравоохранения и социальной защиты населения Белгородской области. И один из пунктов – оказание персональных автомобильных услуг. Стоимость – что-то порядка 443 рублей в час. Наша транспортная служба по договору может оказывать услуги кому угодно. «Белгородская неотложка» иногда обращается к нам за помощью, когда у них машины в ремонте. И точечные услуги имеют место быть. Ролик явно смонтирован...

Слышала о том, что планируется объединение первой и второй горбольниц. Это правда?

Сегодня возможно объединение двух медучрежений в одно юридическое лицо с целью масштабирования, укрупнения, оптимизации, а главное – для оказания своевременной помощи в одном месте. Наверное, это правильно. Чтобы это было с пользой для пациента. Будет разграничение функционала. На самом деле считаю, что на территории горбольницы №2 должна быть сформирована база для оказания экстренной помощи…

А в приёмной уже ждёт своего «рабочего часа» специалист отдела кадров с увесистой пачкой документов.

Это надолго. Подождёте, мы быстренько сходим в перинатальный центр? – полюбопытствовал Антон Владимирович у коллеги.

Надо, значит надо.

Главврач пригласил на обход своего заместителя по акушерско-гинекологической помощи – Олега Васильевича Головченко.

Здесь у нас тесновато. Перинатальный центр на Некрасова закрыт на санобработку. Поэтому нагрузка увеличилась фактически вдвое, – поясняет Олег Васильевич.

Девочки, в тесноте, да не в обиде? Надо потерпеть. Зато, будьте уверены, вы в самых надёжных руках, – озвучил главврач будущей мамочке, которую временно разместили на диване в коридоре.

Олег Васильевич поддержал главврача и добавил, что как только кто-то отправится в родзал, девушку сразу переведут в палату.

С момента открытия в 2016 году в перинатальном центре родилось более 4700 младенцев. Особого внимания требуют недоношенные детки, которые родились с экстремально низкой массой тела (до 1000 гр.). Кстати здесь открыта и работает первая в Черноземье школа для родителей недоношенных детей.

Когда Олег Васильевич и Елена Васильевна [Подсвирова] пришли с предложением открыть такую школу, не раздумывая согласился. Это очередной яркий пример – как нужно относиться к пациенту. Тем более в такой непростой ситуации.

Олег Васильевич заглянул в несколько палат с вопросом: «Ну что, не надумали рожать? Ещё можно пару дней подождать. Но не больше»…

Вместо послесловия

Снова поднялись в кабинет. На столе уже подготовленная на подпись стопка документов. А на часах 18:48.

Антон Бондарев

Звонок. Антон Владимирович заметно оживился.

Привет, дружище! Сколько лет… Ну ты же будешь на встрече?... Замётано!

Как оказалось звонил одногруппник по академии. Сегодня коллеги и друзья Антона Бондарева трудятся в разных уголках не только России, но и за рубежом. Есть и военврачи, которые в данный момент служат в Сирии. Всех их он рассчитывает увидеть на встрече выпускников этим летом. О чём и был разговор.

Не жалеете, что связали жизнь с медициной?

Ни на день, ни на секунду!

На этом мы и решили распрощаться. Таким получился сегодняшний Один день с…

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter