Иоанн: Раньше запрещали говорить, а сейчас всё можно, но сказать нечего

Иоанн: Раньше запрещали говорить, а сейчас всё можно, но сказать нечего

15 марта , 00:22КультураСветлана Баранова Photo: Арсений КлюйкоИоанн
На митрополичьей литературной гостиной, которая прошла в Белгороде 13 марта, говорили о слове и языке в системе координат современного общества.

В этот раз гостиная получила интерактивное развитие − приглашённых попросили высказать мнение о моделях мемориала для музея в Прохоровке, выбрать вариант новой эмблемы для Всемирного русского народного собора, обсудить идею памятника сыну полка. Более того, некоторые постоянные посетители гостиной стали её непосредственными участниками. Так, на сцене дебютировал главный редактор известного онлайн-проекта «Фонарь» Андрей Маслов. В своих тезисах о структуре и развитии русского языка с позиции филолога и журналиста он кратко обозначил круг проблем и способов их преодоления. Конечно, прозвучала и проблема ненормативной лексики.

Если утюг упал на ногу, то использование ненормативной лексики, возможно, и будет уместным… Бороться со сквернословием запретами и штрафами бесполезно. Здесь нужен другой подход: обращение к этимологии нецензурной лексики, истории и «магической функции» мата, просветительская работа и формирование представления о речевой экологии и прочее.Андрей Маслов, журналист, редактор сетевого издания «Фонарь»

Чтобы гостиная не превратилась в научную аудиторию, Андрей Маслов чередовал тезисы с декламацией своих поэтических произведений, в которых на деле показал, как может звучать слово, если к нему относиться бережно и с пониманием всей смысловой глубины.

Митрополит Иоанн, предваряя гостиную, вспомнил посвящённые русскому языку труды Дмитрия Лихачёва как, пожалуй, одного из самых последовательных исследователей и хранителей многовековой истории отечественного языка. Владыка привёл слова Лихачёва о том, что язык − это ткань, созданная из истории и памяти, а девальвация слов, когда они обретают множество значений − путь к искажению смысловых координат, по которым мы измеряем свою жизнь.

Меняем слова − меняем души. Девальвация слова − это проблема. Раньше запрещали говорить, а сейчас всё можно, но сказать нечего. В русском языке было много слов, начинающихся с «благо». Благонадёжный, например, значило «имеющий благую надежду на Бога». Охранительным для нас является древнерусский язык, такие его прекрасные образцы, как «Слово о полку Игореве».митрополит Белгородский и Старооскольский Иоанн

«Плач Ярославны» был выбран как уникальный пример женского голоса в древнерусской литературной традиции. Как он прозвучал бы в переложении Тараса Шевченко, прочла филолог Ирина Чумак-Жунь, а священник Игорь Кобелев предпринял попытку перевести старославянский шедевр на современный русский язык. Вспомнили и хрестоматийный перевод Заболоцкого. В любой из этих версий произведение оказалось вневременным, понятным и прекрасным по своей внутренней энергетике и стройности слога.

О чистоте слова рассуждал протоиерей Николай Германский. Он взял в пример феномен Достоевского, у которого красота языка неразрывно связана с верой. Именно в его произведениях мы чаще всего встречаем размышления и о Боге и Слове, через которое всё творится и созидается, но может быть разрушено, как это пророчески описано в «Бесах».

Поэтические дебюты, музыкальные номера, книжная выставка и экспозиция произведений из фондов художественного музея по традиции дополняли тему гостиной, в завершение которой митрополит предложил в следующий раз посвятить встречу 90-летию белгородского поэта Игоря Чернухина. Владыка призвал всех дорожить церковнославянским языком, пройти пост просветлёнными словом и помнить, что пост − это духовная весна.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter