Изображение материала

Ипотечнику с детьми, выселяемому из квартиры в Белгороде, перепродают его жильё

27 апреля 2021, 17:00
Фото: pixabay.com
Белгородца Константина Семернина признали банкротом и выселяют из квартиры, которую он взял в ипотеку. Мужчина с юристом пытаются «откатить» дело о несостоятельности, чтобы побороться за право выкупить жильё.

В конце марта в редакцию ИА «Бел.Ру» обратился белгородец Константин Семернин. Мужчина сообщил, что его семью выселяют из квартиры за неуплату долга по ипотеке. Дело в том, что в 2013 году семья взяла в кредит трёхкомнатные апартаменты в центре Белгорода, вложив деньги из маткапитала.

В 2018 году глава семьи потерял источник дохода. К тому моменту мужчина уже выплатил банку свыше 3,6 млн рублей. Константин попросил провести реструктуризацию кредита, однако ему отказали и потребовали выплатить сумму полностью, то есть ещё 3,6 млн рублей. В ответ на отказ Арбитражный суд Белгородской области признал белгородца банкротом, выставив квартиру на торги за 1,2 млн рублей при её рыночной стоимости свыше 5 млн рублей. Константину, его жене и двум детям сказали выселяться из квартиры, несмотря на то, что другого жилья у семьи нет.

Юрист Елизавета Сагулякина увидела «крик о помощи» Константина в соцсетях и решила помочь семье. Правозащитник установила, что в отношении Константина Семернина велось два процесса: о банкротстве и о выселении из ипотечной квартиры. Так, первый процесс о несостоятельности Сагулякина совместно с Семерниным планируют возобновить. Что же касается выселения из квартиры, его ещё рассматривают в суде. Константин и юрист подали кассационную жалобу с ходатайством приостановить исполнение решения суда, чтобы семью не выселяли.

В разговоре с корреспондентом ИА «Бел.Ру» юрист отметила, что дело о банкротстве было инициировано как в отношении Константина, так и его жены, потому что супруги являются созаёмщиками по кредиту. По словам правозащитника, в отношении жены Константина провели схему «технического банкротства». То есть её сначала признали несостоятельной, а после проведения торгов по квартире банкротство прекратили, так как задолженность уже якобы погашена.

При этом ни жену в банкротство мужа, ни мужа в банкротство жены не привлекали, хотя это обязаны делать, так как это общее совместно нажитое имущество, которое приобреталось в браке. Никто это не делал, не извещал. Они же обычные люди — не каждый день банкротятся и не знали о том, что нужно ходатайствовать. Елизавета Сагулякина

Как подчеркнула юрист, такими тонкостями должен заниматься управляющий, потому что он работает не только в интересах кредиторов, но и в интересах должника. Также Сагулякина отметила, что в деле о банкротстве нет данных о том, что должник состоит в браке.

Пенсионный фонд не привлекался ни в одно дело о банкротстве. Вообще при продаже ипотечного имущества, если там использованы средства материнского капитала, при утверждении порядка реализации должно быть письменное мотивированное мнение Пенсионного фонда. Его нет в деле. Много вопросов возникает. Елизавета Сагулякина

Загадочная москвичка, которая купила квартиру в Белгороде, по предположению юриста, «профессионально» занимается выкупом подобных дешёвых объектов недвижимости, а в дальнейшем перепродаёт. Как сообщила юрист, победительница торгов уже направила предложение Семернину выкупить его же ипотечную квартиру за 7 млн рублей, хотя сама купила её за 4 млн 157 тыс. рублей. Сейчас правозащитник Сагулякина изучает деятельность столичной покупательницы и для уточнения всех обстоятельств направила запрос в УМВД.

К этому делу очень много вопросов. Мы везде жалобы подали. Даже если это банкротство, можно рассмотреть более обоснованный план реструктуризации, чтобы он [Константин — прим. ред.] мог постепенно выплачивать, а не сразу выставлять на торги, тем более что затрагиваются интересы детей. У нас государство выделило меры социальной поддержки в виде материнского капитала, и получается, что право детей защитить никак не может в результате банкротства [родителей — прим. ред.]. Елизавета Сагулякина

Сейчас юрист и Константин Семернин пытаются возобновить процедуру банкротства, а также признать сделку купли-продажи недействительной. Главная задача правозащитника — помочь белгородцу «откатить» дело назад к моменту реструктуризации кредита, чтобы погасить задолженность, не потеряв квартиру.