Как белгородец живёт с психическим расстройством: страх психологов и опаски общества

Как белгородец живёт с психическим расстройством: страх психологов и опаски общества

20 апреля 2020, 20:03
Фото: pixabay.com
Это последняя история из трёх, которые опубликовали на ИА «Бел.Ру». Она о том, как молодой человек с маниакально-депрессивным психозом, как и многие с похожим диагнозом, абсолютно нормально живёт в обществе, работает и пытается донести, что диагноз — не приговор. Главное — чтобы кто-то был рядом.

К людям с расстройствами психики всегда относились по-особенному: какое-то время их просто боялись, когда-то — даже казнили, а сегодня — чаще не понимают, игнорируют, не относятся к проблеме всерьёз или, что хуже, насмехаются. Но проблема от этого никуда не исчезает. Тем временем во всех развитых странах число людей с нарушением психики только растёт. По данным Минздрава, к 2019 году в России таких людей уже насчитывалось более двух миллионов.

Общество зачастую боится того, что не понимает. Поэтому корреспондент ИА «Бел.Ру» пообщалась с тремя молодыми белгородцами и их родными, чтобы показать, что с такими диагнозами живут, и живут счастливо. Их близкие так же с ними общаются, дружат, создают семьи. Многие окружающие могут даже не подозревать, что рядом человек с особенностью. Главное — понять, как общаться с такими людьми, что они чувствуют, о чём и почему задумываются и как разумно их поддержать.

Возможно, этот материал покажет какому-то человеку с проблемами, что психическое расстройство — это серьёзно, но не критично; человеку, у которого болеет близкий, — что не стоит этого бояться или стесняться; остальным поможет научиться терпимости.

Хоть дом вокруг гореть будет, тебе настолько всё равно, что ты с места не сдвинешься

Главный герой нашего третьего материала про людей с психическими расстройствами — Артём (имя изменено по просьбе рассказчика). Ему 23 года, он живёт, работает и творчески развивается в Белгороде, несмотря на то, что у него маниакально-депрессивный психоз.

Справка. В критическом словаре психоанализа Райкрофта маниакально-депрессивный психоз (МДП) определяется как психоз, при котором чередуются периоды мании и депрессии. Является циклическим заболеванием, при котором больной подвержен приступам эйфории и депрессии с промежутками нормального состояния между ними. В современной психиатрии — аффективный психоз или аффективное расстройство.

Артём заметил в своём поведении неладное и всерьёз обеспокоился этим, когда ему был 21 год. Своё состояние он описывает так:

Бывают моменты, когда у тебя абсолютная заряженность на любые дела, ты готов свернуть горы, бегать по делам пешком с одного конца города в другой, а разум фонтанирует идеями. В другой момент ты можешь лечь на кровать, и тебе не будет хотеться ничего. Хоть дом вокруг гореть будет, тебе настолько всё равно, что ты с места не сдвинешься. Плюс перепады настроения: постоянно кидает от веселья к грусти, полнейшей меланхолии и обратно. Артём

Молодой человек говорит, что это мало зависит от погоды или времени года, как можно было бы подумать. Хотя по собственным наблюдениям может сказать, что зимой иногда становится хуже. «Но бывают моменты такие, что и летом не легче», — признаётся Артём.

Не поймёшь, «белочка» у него от водки или проблемы у человека

О том, что его состояния и поведение не совсем нормальны, Артём понял примерно так же, как и герой нашего первого рассказа — после отчисления из университета.

После того, как меня сначала отчислили один раз из универа, а потом и второй. Я не мог себя заставить сходить туда. Это было не ок. Когда я там появлялся, всё было нормально, но потом пошло какое-то отторжение. Это была середина весны — с апреля и до самого мая. В конце мая меня отчислили второй раз, потому что я не появлялся на зачётах, не отвечал на звонки. Просто не хотелось. Вот тогда я подумал, что ненормально вкладывать снова кучу денег в учёбу. Я ведь её теряю снова и снова только из-за своего плохого (как мне тогда казалось) настроения. Когда ты второй раз лажаешь на том же месте, состояние тоже ухудшается. Артём

До этих случаев молодой человек не так остро замечал симптомы своего расстройства, мог справляться с ними самостоятельно и посему не относился к ним с должной серьёзностью. Пропуски по учёбе не смущали сначала потому, что они были и раньше. А у кого их не было в университете? Всем хотелось гулять или было просто лень. Но в определённый момент берёшь себя в руки и просто делаешь, но не тут-то было. Сам Артём говорит, что «всегда мог себя пересилить и сделать то, что надо делать. А в эти разы не получилось. И это была не банальная лень».

Поначалу молодой человек думал, что это временные трудности, наслаивание одних проблем на другие, и со всеми бывает. За помощью он, конечно же, обратился к интернету: перечитал множество статей по психологии, психоанализу, психиатрии и понял, что все симптомы сходятся — вырисовывается не самая приятная картина. Но обратиться к специалисту решил только после определённой неприятной ситуации, которая стала последней каплей. Артём обидел дорогого ему человека и лишь спустя время понял, что он делал это не то, чтобы не специально, а вообще не осознавая, что творит. Но первое обращение к психотерапевту от этого приятнее или спокойнее не стало. Было страшно.

Было неудобно как-то. У русских не принято жаловаться и ходить по врачам. Психологов, психиатров стесняются. Слово «психолог» несёт негативную коннотацию для населения. Связано с психикой? Значит больной на голову. Больной на голову? Значит сосед Петрович, который с рулём по двору ходит и катает всех. И не поймёшь, «белочка» у него от водки или, правда, проблемы у человека. Люди боятся. Раньше на Руси говорили, что богом в голову поцелованный, а теперь боятся. Артём

Главной причиной страха Артём считает недостаток информации. По его мнению, люди боятся того, чего не знают, а о психических расстройствах в России знают и говорят мало. Первая ассоциация у людей, когда говорят о таком, — белые халаты, комната с мягкими стенами, обед по расписанию с ложечки и справка, с которой ни на одну работу не возьмут. Но так как сам Артём уже к тому времени перешерстил достаточный объём литературы и часть предрассудков испарились, он всё же решился обратиться за помощью специалиста — сначала пошёл к психотерапевту, потом — к психиатру.

Она не поняла, что со мной, тогда я решил объясниться

С МДП и своими мыслями на этот счёт Артём долго жил наедине, не решался никому рассказать: иногда боялся, иногда просто не считал нужным. К откровениям его подтолкнула, опять-таки, неприятная ситуация с подругой.

Я точно не помню, как это было. Но, по-моему, я решился, когда впервые обидел её, и это было не со зла, просто неосознанно. Когда из-за моих резких перепадов настроения я сказал не так что-то, а она не прочувствовала, не поняла, что со мной. Я решил, что нужно объясниться. Я не хотел обижать, и мне было важно это донести. Артём

На вопрос, не было ли страшно рассказать, белгородец отвечает, что поколение сейчас такое. «Всё наслаивается: множество информации, знаний, расшатанная психика, некие рамки и устои, недопонимание поколений», — говорит Артём. Поэтому рассказать своим одногодкам было легко. Тем, с кем он делился, молодой человек доверял на все 100%, а вот родители до сих пор не знают. Мама что-то подозревала из-за нарушенного сна и не всегда адекватных реакций, просила сходить к врачу. Папа же с бабушкой, по словам Артёма, вообще не обращают на это внимания.

По прошествии лет Артём признаётся, что рассказал бы своим близким, допустим, второй половинке, намного раньше. Говорит, что держать в неведение человека — это эгоистично и глупо, но и свои действия понимает и объясняет логически:

Это вряд ли хорошая самореклама: «Тебя ждёт великолепный досуг: один день мы бегаем по городу как ужаленные, а второй — лежим на кровати, потому что я двинуться не могу». Артём

Когда знаешь наверняка, то относишься с пониманием

Татьяна — близкая подруга Артёма. Ребята знакомы давно, но тесно общаются всего пару лет. Девушка подсознательно понимала, что что-то не так: настроение скачет, может ляпнуть лишнего, задеть за живое без видимой на то причины. Признаётся, что сперва это было очень обидно, но и очень не похоже на Артёма.

Признаться самой себе, что у близкого человека серьёзные проблемы с психикой — это сложно. Поэтому девушка отмахивалась от малейших мыслей на этот счёт, а спросить напрямую или высказать предположения было стыдно, боялась обидеть.

Когда Артём рассказал Тане о диагнозе, она точно запомнила смешанные чувства испуга с облегчением.

Было страшно, с одной стороны. С другой, как камень с души: «Фух, не показалось. Хоть какая-то определённость. Можно разбираться, как с этим быть». Когда знаешь наверняка, относишься к этому с пониманием, перестаёшь обижаться на многие вещи и чувствуешь близкого человека намного лучше. По паре фраз или взгляду понимаешь, что что-то не так и заранее примерно знаешь, к чему быть морально готовой. Татьяна, подруга Артёма

Таня рассказала, что первое время боялась из-за непонимания: что это, как с этим жить, нужно ли какое-то особенное отношение или нет, надо ли позвонить врачу или не стоит, уместно ли убеждать его посетить психиатра? Вопросов было больше, чем ответов. Но на всё нужно время.

Но он как-то сам пришёл к тому, что надо сходить к специалисту. Я мягко говорила ему, когда чувствовала, что это не вызовет агрессию. Знала, что я ему дорога, и если скажу, что его поведение меня беспокоит и часто обижает, он задумается. Так и вышло. Татьяна, подруга Артёма

Проблему с врачом Артём решил сам, а вопросы поведения и дальнейшей коммуникации отпадают, если почитать о таких людях и диагнозе в том же интернете, только важно искать информацию на надёжных ресурсах, лучше — на форумах или в блогах специалистов. По словам Тани, это помогает понять человека и научиться правильно реагировать на выпады и смены состояния.

Как пример, Таня приводит ситуацию, когда они с Артёмом нормально общаются, переписываются, но вдруг находят разногласие по какому-то ерундовому вопросу. В обычной ситуации ребята закрывают тему или обсуждают это, высказывают точки зрения и, если они всё же разные, принимают с мыслью: «Сколько людей, столько и мнений». Но в периоды своих обострений подруга Артёма описывает ситуацию так:

Он раздувает это до немыслимых масштабов, делает из этого проблему и начинает задевать меня, чтобы я продолжала наши стычки лбами. Всё это, как снежный ком. Он подозрительно быстро тянет за самые больные ниточки, знает, как задеть меня. Татьяна, подруга Артёма

Сначала такие ситуации вызывали дикую обиду, иногда — агрессию. Теперь девушка знает, как себя вести. Говорит, что когда видит, к чему ведёт её друг, прекращает разговор, молчит, ничего не пишет и не особенно обращает внимание на то, что и в какой форме пишет ей Артём — просто ждёт. Проходит от нескольких минут до пары часов, как он сам остывает, понимает, что произошло, и всё становится на места. «Наверное, не каждый будет готов это терпеть и относиться с пониманием, но на то они и родные люди», — с улыбкой говорит девушка.

Человек должен сам понять: либо ты идёшь, либо будет всё плохо

Родным и близким человека с диагнозом сам Артём может дать несколько советов, которые, конечно же, базируются исключительно на его личном опыте:

  1. Не пытайтесь развеселить человека на стадии депрессии: «Это не поможет. Это будет раздражать ещё больше. Потому что я же понимаю, что да, всё в порядке, нет поводов для грусти, всё прекрасно, май, всё цветёт и пахнет. Но как-то тебя это не веселит».
  2. Не стоит слишком настойчиво тащить его к специалисту: «Завтра пойдём к психиатру, я тебя записала» – не прокатит. Это не поможет. Человек должен сам понять: либо ты идёшь, либо будет всё плохо. Если хочешь как-то поспособствовать, можно мягко намекнуть или поговорить откровенно, когда понимаешь, что подходящий момент.
  3. Просто будьте рядом: «Человеку будет проще, он будет на подсознании понимать, что он не один. Есть кто-то, кто не будет включать заботу, успокаивать, а просто будет рядом с тобой и от этого легче на душе».

Подруга Артёма — Таня добавляет к этим советам ещё парочку:

  1. Не бояться предложить помощь.
  2. Почитать о диагнозе и людях, которые с ним живут: «Это поможет избежать конфликтов и сделать вас максимально комфортным для такого человека, даже в период каких-то обострений».
  3. Ни в коем случае не бросать человека один на один с его проблемами: «Когда сидите с ним, и он чем-то делится, достаточно просто молча слушать. Не стоит бояться тишины с такими людьми. На фоне даже может играть какой-то фильм или музыка. Даже если он не готов кого-то видеть лично, ему важно понимать, что в любой момент он может позвонить или написать, поделиться эмоциями».

Молодым людям с проблемами психики Артём рекомендует не бояться обратиться за помощью — будь то специалист или родной человек.

Уже давно всё не так, никто не увезёт тебя в белой смирительной рубашке, если ты расскажешь о проблеме. На местах специалистов давно сидят молодые психиатры и психотерапевты. Они всё понимают, если квалифицированные. Артём

Молодой человек убеждён сам и уверяет остальных, что законы давным-давно изменились, и если расстройство психики не носит какой-то буйный характер, то насильно никто не вправе забрать человека в медучреждение.

Но, что самое главное в этом случае, важно понять, что медикаментозное лечение может значительно облегчить жизнь, помочь не только больному, но и его близким. По собственному опыту Артём знает, что после правильного лечения легче находиться в социуме.

И, конечно же, молодой человек считает, что надо обязательно рассказать кому-то из родственников, друзей или второй половинке. Одному справиться с этим гораздо тяжелее.

Это многое объяснит друзьям и близким о твоём поведение. Когда ты резко переключаешься, пропадаешь, они могут подумать, что ты игнорируешь, начнут обижаться. А если будут знать, будет проще всем. Они не подумают обижаться, закрадётся мысль: «Ага! Опять. Значит, с курсом таблеток, наверное, что-то не так. Надо спросить». Это лишний будильник, напоминалка.Артём

Подпишитесь