Дмитрий Ревякин: Помню, что заснул на квартирнике Башлачёва
Интервью

Дмитрий Ревякин: Помню, что заснул на квартирнике Башлачёва

15 февраля 2018, 18:09Ольга ХващевскаяPhoto: Ольга Хващевская
15 февраля в Белгороде традиционно празднуют Всемирный день православной молодёжи.

В рамках ежегодной развлекательной программы, проходящей в Белгородской области уже 24-й раз, в областной центр приехала русская фолк-рок-группа «Калинов мост». Солист группы Дмитрий Ревякин встретился с молодёжью, ответил на вопросы поклонников, рассказал о себе и жизни коллектива.

– Группа «Калинов мост», помимо собственного творчества, записала немало песен с другими музыкальными коллективами. Как вы относитесь к дуэтам и совместному творчеству?

– Прекрасно отношусь, мне всегда доставляло удовольствие работать с талантливыми людьми, особенно если у нас с ними совпадало видение мира и музыки. Хорошо помню «25/17» («Калинов Мост» и группа «25/17» записали несколько песен, такие как «Корабль», «Русский подорожник») и Бранимира (музыкант принял участие в трибьют-альбоме группы, посвящённому 30-летию коллектива).

– Каким образом вы пришли к Богу от язычества? Что вас подтолкнуло к этому?

– Это очень личный вопрос, интимный для каждого верующего. Могу только сказать, что это случилось через слово. Через слово, поэзию я пришёл к православию. На мой взгляд, каждый открытый к вере человек рано или поздно к ней придёт, но понимание Бога дано не каждому. Православие – религия эгоистов, не будет никакого массового спасения.

Дмитрий Ревякин
Photo:Ольга Хващевская

– Как вы относитесь к Подольскому фестивалю? («Подольск-87» – рок-фестиваль в 1987 г.) Помните его?

– Конечно, очень большое событие для рока в то время. Потрясающая была атмосфера, прекрасные исполнители, свобода, одним словом. В то время все жили ожиданиями, очень хорошо помню эти настроения.

– Кого вы считаете своим учителем? Кто, по-вашему, имел влияние на ваше творчество?

– Уже не раз говорил, что считаю своим учителем Велимира Хлебникова (Велимир Хлебников – русский поэт, один из величайших авангардистов 20 века), мне очень близко его мироощущение. Также имела значение одна из моих любимых певиц – Татьяна Анциферова, правнучка Державина. Я занимался у неё долгое время и впитывал все её советы. В принципе пою я, как получается, а стилем обязан своим музыкантам, которые пытались отвоевать своё небо и своё солнце.

Расскажите, как создаются ваши аранжировки? В ходе чего они складываются?

– Все аранжировки складываются стихийно, в ходе репетиций. Шаблонов у нас никаких нет, вдохновляемся всем, чем можно, воруем везде, где можно.

– Часто репетируете?

– Нет, репетируем мало и редко, обычно перед концертами или когда нужно показать альбом. Чаще собираться не получается, практически все музыканты живут в разных городах, и это затрудняет работу.

Что, на ваш взгляд, можно дать современному поколению, которое ни во что не верит? Присутствует ли духовный заряд, духовное просветительство в ваших песнях?

– Не думаю, что у меня есть цель именно духовного просветительства, и никогда такой в нашем творчестве не было. Просветительство как творческая образованность – да, но не духовный заряд. Я никогда не старался, чтобы моё творчество было доступным. Упрощение не нужно – этого и так везде хватает.

Вы же знакомы с творчеством Башлачёва? Есть любимые произведения?

– Одной любимой песни точно нет. Нравятся «Время колокольчиков», «Спроси, звезда», «Иерусалим».

– Расскажите подробнее, как вы познакомились с Башлачёвым?

– Насколько я помню, это была зима 1984 или 1985 года, он приезжал с квартирниками в Новосибирск. Это было моё студенчество, тайные концерты, проводники на них, слежка и подобное. Помню, что заснул ближе к концу, очень лечебно его музыка действовала.

Вы исполняете некоторые его произведения. Оказал ли он какое-то влияние на ваше собственное творчество?

– Его влияние я осознал, только когда мне захотелось сделать трибьют его песен и пришлось знакомиться с его творчеством на бумаге. Понял, какой великий он поэт. Ему удалось показать словами, во что превратился русский человек к концу социализма. Никто, на мой взгляд, не оставил большего наследия.

Дмитрий Ревякин на встрече с православной молодёжью в Белгороде
Photo:Ольга Хващевская

Какую программу вы приготовили для молодёжи?

– В этот раз мы хотели посвятить концерт 20-летию альбома «Оружие». Также будут наши ранние хиты и лучшие песни из других альбомов.

– Сколько лет вашему сыну? Вы пытаетесь влиять на его музыкальные предпочтения?

– Ему 31 год, сейчас он мой директор, поэтому сложно сказать, кто на кого влияет. Директор он строгий, если скажет: «Надо идти сюда!», то придётся идти, даже если хочется остаться дома с книжкой.

– У сына есть музыкальное образование?

– Да, музыкальная школа, семь лет фортепиано.

Какую последнюю книгу вы прочли? Что можете рекомендовать для чтения?

– Я человек творческий, спонтанный, поэтому рекомендовать ничего не буду, ищите сами, что вам нравится. Мне нравится читать книги по истории и конспирологии. К сожалению, не знаю английский язык, поэтому не могу прочитать многое в оригинале. Люблю послушать лекции в свободное время, особенно политиков и деятелей современных медиа.

Что вы можете посоветовать нынешней молодёжи?

– Надо получать образование. Причём мощное, качественное образование. Обязательно должны быть книги, интернет может «осыпаться» в любой момент. Пусть ещё занимаются физкультурой и стрелять научатся. Пожалуй, это всё, что могу рекомендовать.

– Как вы оцениваете творчество времён СССР и сегодняшнего дня, когда творчество стало свободнее? Сложнее ли было творить в то время?

– Легче или сложнее − это зависит не от эпохи, а от человека. Если есть дар, стремление, жжение к творчеству, творить получится в любое время. Но могу точно сказать, что если бы мы остались в СССР, то о группе «Калинов мост» никто бы не узнал.

Были какие-то преследования, гонения на группу?

– Ничего серьёзного не было. Один раз вызвали в КГБ после тематической дискотеки в стиле группы «Аквариум», остальное просто легенды, никаких особых преследований никогда не было.

– Вы знакомы с Егором Летовым? Как относитесь к его творчеству?

– Нет, лично с ним не знаком. Я выступаю больше за созидание, чем за диструкт.

На пути к успеху как вы заставляли себя двигаться дальше после неудач, как получилось не терять дух?

– Это очень серьёзный и глубокий вопрос для каждого. Для меня вся сила человека – в его семье. Мне повезло с родителями: отец был невероятным трудоголиком, а мать – учитель русского языка и литературы. Она очень точно чувствует все оттенки языка, у неё есть редкий дар, которому нельзя научиться. Даже сейчас она меня направляет в стихах, словах и каких-то языковых аспектах.

Женился на пятом курсе на прекрасной женщине. Все, кто знал её, восхищались и недоумевали, как можно было создать такую чудесную девушку. Потом родился сын, а там появилась и ответственность. Весь мой успех – семья и счастливое стечение обстоятельств. Поэтому, чтобы добиться успеха, нужно рано рожать и воспитывать детей.

Любите ли вы выступать за рубежом?

– Это полезно, этакий музыкальный туризм. Пару раз были в Лондоне, Германии, запомнился Израиль. Хорошо помню фестиваль прошлой весной в Германии – грандиозное событие, прекрасная публика.

– Вас очаровали иностранцы? Почувствовали ли другой менталитет?

– Конечно, менталитет очень отличается. Мы же, русские люди, больше любим отдохнуть, у нас в генах заложена сезонность – урожай раз в год, посев раз в год. За границей всё совсем по-другому. Очень впечатлила архитектура, здания, монументы. Невероятный опыт.

Собираетесь в Сербию в ближайшее время?

– Как только позовут – мы с радостью.

– Есть ли у вас опыт паломничества по святым местам России?

– Нет, опыта как такового нет, просто бывал во многих местах страны. Хорошо помню Кирилло-Белозёрский монастырь − потрясающее место.

Изменилось ли ваше восприятие Родины за столько лет?

– Нет, не поменялось. Конечно, я вижу, что многое меняется, но в целом я смотрю на всё так же, как и несколько лет назад. Однако ни разу не возникало желания покинуть страну.

Как отмечаете выходы новых песен и альбомов?

– В отличие от первого альбома, уже никак не отмечаем, все происходит в рабочем порядке. С первыми премьерами всё было по-другому: отмечали даже сами репетиции. Да и возраст уже не тот – у всех семьи, алкоголь и праздники переносятся сложнее. Тем более времени почти нет – туры по городам и областям.

Какой город вам наиболее близок?

– Сколько ни ездил, роднее Читы ничего не нашёл. Нравится в ней всё – от рельефа и солнца, до живущих там бывших заключённых.

Бываете ли на Украине?

– Нет, на Украине мы запрещены. Но у меня там много друзей, в последний раз был 9 мая, по-моему.

Каких представителей современного русского рока можете выделить? Жив ли он?

– Я могу выделить только Васильева. Остальные не виноваты – всегда эпоха диктует, а музыканты записывают. Нам повезло больше, потому что мы писали для миллионов – от пионеров до октябрят и комсомолок, это всё был большой единый организм. Сейчас же, на мой взгляд, везде тотальное разобщение. Но и это мы переживём, я уверен.

Что может сейчас объединить народ? Есть ли у вас какая-то национальная идея?

– Я не готов говорить о какой-то единой национальной идее. Пусть её ищут люди, которым за это платят. Да и о самой идее говорить рано – она появится, только когда нас окончательно оккупируют, сама собой.

Как вы отдыхаете после концертов и туров? Как сбрасываете напряжение?

– Самое главное в моём отдыхе – сон. Где есть сон, там есть гармония со своим организмом. Не можешь уснуть – значит, надо нагонять тело с помощью таблеток и прочего. И, конечно, провести время со своими близкими. Поспать, побыть с родителями и семьёй – никакие гонорары этого не заменят.

Напомним, 15 февраля группа «Калинов мост» выступила в студенческом дворце культуры БГТУ им. В. Г. Шухова.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter