Медсестра Татьяна Сачкова: В операционной я научилась читать мысли хирурга

Интервью
Медсестра Татьяна Сачкова: В операционной я научилась читать мысли хирурга
Медсестра Татьяна Сачкова: В операционной я научилась читать мысли хирурга
14 мая, 12:50Илона ЖуковаФото: Илона Жукова/Бел.Ру
12 мая медицинские работники отметили Международный день медицинской сестры. Журналист ИА «Бел.Ру» поговорил с представительницей этой непростой профессии, которая работает в Белгородской областной больнице Святителя Иоасафа.

О том, как проработать более 40 лет и не выгореть, научиться оставлять боль за порогом и не нести её домой, и главных качествах настоящей медсестры – в нашем тексте.

Белоснежный халат, добрые глаза, терпение и золотые руки — не зря некоторые называют их «ангелами милосердия». Именно благодаря железной воле медсестёр, состраданию, терпению, идущими рука об руку с профессиональными навыками, многие пациенты получают второй шанс.

Сегодня медицинские сёстры — это самая многочисленная категория работников здравоохранения, так как во врачебной практике большая доля медицинских услуг оказывается исключительно сестринским персоналом. Только в Белгородской областной клинической больнице Святителя Иоасафа на страже вашего здоровья трудятся 1585 медсестёр. Среди них — медсестра Татьяна Сачкова. В областной больнице её знают, без преувеличения, все. Она работает здесь 41 год и девять месяцев. Невероятный стаж, если подумать. Главный вопрос: «Как»?

Татьяна Васильевна, неужели за столько лет ни разу не возникало желания уйти? Перейти в другое место, сменить локацию?

Меня об этом спрашивают, наверное, только те, кто хорошо меня не знает. Не знает, насколько я прикипела к этой больнице, к её людям, ко всему, что здесь происходит. Я ни разу в жизни не подумала уйти. Наверное, это связано с тем, что за 40 лет я работала в нескольких отделениях. А вы можете поверить, когда переходишь в новое отделение – это начать всё заново.

Фото:Илона Жукова/Бел.Ру

Татьяна Сачкова работает в больнице с 1983 года. Начала путь с первой хирургии, была операционной сестрой. После этого четыре года прожила, что называется, в командировочном состоянии продолжала работать операционной медсестрой в Центральном госпитале ГСВГ в Германии. Вернувшись, в 1989 году заступила в нейрохирургию, работая операционной старшей медсестрой. С 2000 года – в торакальной хирургии в должности старшей медсестры. Затем с 2008 года снова первая хирургия всё так же старшей сестрой. С 2017-го года трудится в отделении профессиональной уборки и транспортировки. В то время – само по себе инновационное явление, но об этом позже.

Почему медицина?

Сначала, конечно, молодо-зелено, поманил престиж профессии, ведь раньше в медицину шли из-за её статусности. Это было очень почётно: «Ого, ты медик». Что уж говорить, идёшь молодая, красивая, в белоснежном халате, мужчины вслед смотрят (смеётся). А когда началась реальная работа, где счёт на минуты, где от тебя зависит многое, флёр этот немного стёрся, влюблённость в профессию прошла и пришла настоящая любовь. Это точно она.

Фото:архив Татьяны Сачковой

Жалели о выборе?

Я много раз убеждалась, что профессия выбрана верно. Многие ли могут этим похвастаться сегодня? Проверяла меня жизнь не раз. Каждое «спасибо» от пациента, особенно, когда прошла операция, он восстановился и приходит в отделение другим человеком. Ты этих людей не можешь просто забыть. Вчера они ждали трансплантацию печени, которая даст им второй шанс, а сегодня они цветущие, здоровые, улыбающиеся, приходят тебя проведать. Это бесценно. Я пошла в медицину именно за этим.

Самые запоминающиеся пациенты?

Естественно, трансплантация. Мы к этим пациентом относимся настолько ответственно, настолько всё по плану вплоть до анализа крови, который должен быть взят в полвосьмого и ни минутой позже. Принимать хоть какое-то участие в пред- и послеоперационном периоде — это было почётно и очень ответственно.

Если говорить о работе в хирургии, что больше всего вас пронимало, если можно так выразиться? Говорят же, что в этой сфере нужно держать максимальную выдержку. Получалось?

Что касается помощи пациентам, непосредственной работы – всегда делала всё, чтобы эмоции не мешали. Но мы же все люди. Только представьте: видишь до операции по трансплантации печени молоденькую девушку, вся жизнь впереди, а у неё пожелтевшие белки глаз, жёлтая кожа, асцит – скопление жидкости в брюшной полости. Слабая, как молодая осинка. Конечно, жалко. До слёз жалко. Но ты понимаешь, что она скоро получит новую печень, и очень велик шанс, что всё будет хорошо. Проходит время. Пациент возвращается в отделение не для госпитализации, а чтобы сказать всем, кто принимал участие в её лечении, в непосредственной операции обычное человеческое: «Спасибо». Икону мне подарила, до сих пор стоит, оберегает.

Фото:архив Татьяны Сачковой

Что самое главное в операционной?

Чёткость, слаженность, знание хода операции. Уметь читать мысли хирурга (смеётся). Как бы это сейчас ни прозвучало странно, но я за столько лет научилось видеть просто по выражению лица, точнее глаз, потому что в маске работаем, что хочет хирург, какой ему сейчас нужен инструмент. Бывало так, что инструмент подаёшь в руку хирургу, а он удивляется, откуда ты знаешь, что именно в этот момент. Просто знаешь. Очень важно, когда рядом хорошая команда, а меня окружали именно такие. Заведующие все, как один – руководители с большой буквы. За ними не страшно.

Свои на операционном столе оказывались?

Мою маму оперировали, у неё был рак. Это передать невозможно, когда близкий на столе. Стараешься мысли переключить на другое.

Вообще, если родственника оперируют, за стол не встанешь. Это не то, чтобы запрещено, но сам не сможешь. Но ты рядом, ты видишь. И это такая буря внутри, так это страшно (голос дрожит). Всё можно пережить, всё можно пройти, но когда такое видишь, чувствуешь невероятную беспомощность, совершенно точно понимаешь смысл жизни. Он заключается в одной очень простой вещи – в тех, кого ты любишь.

То, что медицина изменилась, очевидно всем. И мнения на этот счёт разнятся. Кто-то гордо говорит: «А вот в Союзе мы делали вещи». Кто-то, наоборот, считает, что только в последние лет 10-15 медицина вышла на должный уровень. Какое у вас мнение?

Я думаю, мир меняется, медицина меняется. Сейчас никого не удивишь малоинвазивными операциями. Меняются подходы, техника, оборудование. Сейчас очень много малоинвазивного, меньше полостных операций. Пациенты не лежат такое большое количество койко-дней, они приходят уже подготовленными: сегодня поступают, завтра оперируют. И через два-три дня их выписывают.

С 2017 года появилось отделение профессиональной уборки и транспортировки и теперь вы здесь. Что это за отделение? Его функции?

ОПУТ – это инновация. В состав отделения входят санитарки, уборщики служебных помещений, кастелянши, коменданты, администраторы, медсёстры. Иногда, например, спрашивают, чем профессиональная уборка отличается от обычной.

У нас она «безведёрная», нет швабры, есть уборочные тележки, оборудование. Установки, которые дозированно выдают процентное соотношение любого дезсредства. В ведре не хлюпают, не полоскают тряпку, а есть МОПы и салфетки. В период пандемии, может быть, и выручила нас эта профессиональная уборка. Ведь мы внедрили это за три года до пандемии. Сейчас работа отлажена. Все установки эпидемиологов, главного врача мы выполняем сиюминутно. Потому что теперь это история не просто про чистоту и стерильность, а про вирус и жизни.

Скучаете по операционным?

Ностальгирую, да. Ведь это моя молодость. 21 год в операционной — это немало. Но это был очень длинный и невероятный путь, которым я горжусь. Сегодня – новое время. А я быстро мобилизуюсь и знаю, что нужна здесь.

Три основные качества медицинской сестры?

Нужно быть честной по отношению к работе, идти к пациенту по первому зову и работать только по любви.

Сюжеты:
Эксклюзив
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter