Работа есть, но некому: как повлиял отток мигрантов на экономику Белгородской области
13 января , 08:10
Общество
Photo: pixabay.com
С весны 2020 года из-за пандемии коронавируса в Белгородской области существенно сократилось число работающих иностранных граждан. Это связано как непосредственно с вирусом, так и с закрытием границ, особенно с близлежащими государствами.

На фоне оттока трудовой силы в области сократилось число рабочих в некоторых отраслях, поскольку местные жители не хотят трудиться, к примеру, на стройках, а мигрантам не дают. К тому же требования белгородцев к работодателю на порядок выше, чем у заграничных сотрудников.

Помимо нехватки рабочей силы, из-за закрытия границ в Белгородской области участились случаи преступлений, которые связаны с нелегальным пересечением пунктов пропуска. Так, по информации пресс-службы пограничного управления, 6 января текущего года в Шебекинском гороокруге пограничники задержали 40-летнего украинца, который пытался пересечь государственную границу из Украины в Россию в обход установленных пунктов пропуска. Ранее, 26 декабря, в Ровеньском и Волоконовском районах пограничники задержали ещё двух украинцев, которые также незаконно пересекли госграницу.

Больше не нужно

Как сообщили в региональном управлении МВД, правительство Российской Федерации установило, что в 2020 году Белгородская область может выдать иностранцам 1750 квот на получение РВП (разрешение на временное проживание). В 2019 году количество достигало 2500 квот.

Квота на выдачу иностранным гражданам РВП ежегодно утверждается правительством РФ по предложениям исполнительных органов госвласти субъектов Российской Федерации с учётом демографической ситуации и возможностей области по обустройству иностранцев.

То есть изначально предложение по количеству квот исходило от правительства Белгородской области, которое, по всей видимости, решило, что «потянуть» 750 иностранцев (чтобы хотя бы достичь уровня 2019 года) оно не сможет.

После получения отметки о РВП (что достаточно непросто, поскольку необходимо собрать целую кипу документов, отстоять в очередях, пройти медкомиссию и сдать экзамен), иностранец может официально трудоустроиться только на территории того региона, где он получил РВП. То есть мигранты, получившие РВП на территории Белгородской области, могут официально работать только на территории Белгородской области.

Всего за 11 месяцев 2020 года иностранцам и лицам без гражданства в регионе выдали 1 217 разрешений на временное проживание в Российской Федерации. В 2019 году штампы о получении РВП поставили 3521 человеку. То есть число иностранцев, получивших РВП, сократилось почти в три раза.

Если же брать во внимание и число выданных патентов, которых также стало меньше за год практически в два раза (в 2019 году — 5921, а в 2020 году — 2995), в Белгородской области общее количество иностранцев, которые могли приступить к работе в 2020 году, составило бы 4412 человек. В 2019 году — 9442.

Тем временем, по данным Белгородстата, работодатели бюджетного и внебюджетного секторов экономики в среднем нуждаются в 21 тысяче сотрудников. В основном это вакансии в сфере обрабатывающих производств (19,6%), строительства (14,1%), сельского хозяйства, рыболовства (12,1%), административной деятельности и сопутствующих дополнительных услуг (11,6%), государственного управления и обеспечения военной безопасности, социального обеспечения (10,1%) и других.

В то же время на рынке труда области отмечается дисбаланс спроса и предложения в профессионально-квалификационном разрезе.

Так, в структуре вакансий около 80% занимают рабочие профессии, а в структуре безработных граждан отмечается преобладание специалистов с высшим образованием (40%). То есть нишу, где могли бы быть трудоустроены мигранты, в Белгородской области заполнить пока некому.

Не хотим иностранцев!

Причина сложившейся ситуации — не только в фактическом отсутствии людей, но и в нежелании белгородских работодателей связываться с миграционным законодательством. Поскольку при приёме иностранных граждан на работу фирма и ИП обязаны соблюсти целый ряд формальностей. К тому же, если иностранец не является налоговым резидентом РФ, с его зарплаты удерживается НДФЛ в размере 30%.

То есть мигранты, даже со всеми необходимыми документами и патентом, могут не рассчитывать на радушный приём белгородских работодателей. Как рассказала журналистам ИА «Бел.Ру» украинка Светлана, проживающая в Белгороде, в 2018 году она работала в магазине обуви и аксессуаров на основании патента. Средняя зарплата составляла от 25 до 40 тысяч рублей, в зависимости от продаж. Затем, сменив работу и попав в строительную компанию, оформлять официально иностранку не захотели, кормили завтраками, а когда вопрос стал ребром, предложили оформить своё ИП для нужд фирмы или работать с зарплатой в 20 тысяч рублей.

И если на деле всё не так солнечно, на бумагах — идеально. Так, по информации Государственной инспекции труда в Белгородской области, в течение 2020 года в ходе плановых и внеплановых проверок белгородских работодателей нарушений трудового законодательства не обнаружили. Также не нашли и нелегально трудоустроенных мигрантов.

Но если бы таких граждан обнаружили, должностным лицам грозил бы штраф в размере от 10 до 20 тысяч рублей, а юридическим лицам — от 50 до 100 тысяч рублей.

Обратная сторона медали

Если же экономика Белгородской области из-за оттока трудовых мигрантов начала прихрамывать, криминогенная ситуация в регионе немного улучшилась, если брать во внимание только преступления, которое совершили иностранцы. Так, по информации регионального управления МВД, за 11 месяцев 2020 года на территории области зарегистрировано 262 преступления, которые совершили иностранцы (в 2019 году их было 376). В основном это кражи.

Тем не менее, на смену мигрантам подоспели местные жители. Так, 6 января в Прохоровском районе фермер нашёл тело младенца в пакете. Выяснилось, что женщина родила его в состоянии опьянения, завернула в пакет и оставила на сеновале. 7 января в Белгороде из реки Везёлки достали труп девушки, которую сутки искали волонтёры и правоохранители.

10 января на улице Славянской областного центра 43-летний задушил 31-летнюю супругу, которая была беременна. Во время убийства в квартире находился 10-летний ребёнок. А сегодня, 12 января, правоохранители нашли вещи пропавшей на Рождество 17-летней белгородки из Алексеевки. Следователи возбудили уголовное дело по статье «Убийство».

Пока же в Белгородской области ищут пути восстановления сферы занятости региона, обучая безработных граждан по востребованным на рынке труда рабочим профессиям и отдавая приоритет при трудоустройстве россиянам. А заводы и стройки продолжают испытывать острый дефицит кадров, поскольку белгородцы не желают работать за те деньги, которые предлагают работодатели.

Выход из ситуации видится в повышении уровня оплаты труда низкоквалифицированным работникам на предприятиях. Но делать это никто не спешит. Беглый анализ вакансий в производственных и строительных сферах Белгородской области показал, что работодатели предлагают потенциальным сотрудникам на рабочие должности в среднем от 20 до 30 тысяч рублей в месяц, тогда как средняя зарплата по региону составляет 36 тыс. рублей. 11% жителей региона зарабатывают меньше 15 тыс. рублей в месяц, но мало кто хочет выживать за такие деньги. И эти вакансии вполне могли бы занять мигранты, которых в регионе сейчас практически не осталось.

Ситуация в стране

В настоящее время о дефиците кадров на стройках сообщили в 50 регионах страны. В целом не хватает порядка 190 тысяч рабочих, сообщают «Новые Известия». Как сообщили в МВД России, если ранее в стране насчитывалось 9-11 млн мигрантов, сейчас их 6,3 млн человек.

Это не может не отразиться на экономике. Так, по оценке hh.ru, только 3% россиян готовы на тяжёлый физический труд на стройках и в сельском хозяйстве. Поэтому Минстрой даже внёс в правительство законопроект об упрощённом въезде мигрантов. То есть, чтобы легально попасть иностранцу в страну, достаточно будет просто приобрести патент.

В среднем по стране час работы мигранта стоит в полтора раза дешевле, чем час работы россиянина. При этом большинство жителей страны боятся иностранцев, поскольку считают, что они отбирают у них хлеб. Так, в ходе исследования в 2014 году эксперты «Центра миграционных исследований» выяснили, что 39% москвичей уверены в том, что мигранты вытесняют местных жителей с рынка труда. Но, судя по докладу Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), в 2019 году ситуация не изменилась.

Множество вопросов возникает и в плане документов, которые необходимы иностранцам. К примеру, для работы по патенту человеку нужно сдавать экзамены по русскому языку. Возникает вопрос — зачем? Чтобы во время замешивания цемента петь русские песни без акцента? К тому же, как правило, экзамены принимают не глядя небольшие вузы, которым клиентов поставляют фирмы-однодневки. Спустя время они закрываются и открываются под новым именем. А прибыль от подобной работы немаленькая. Если в среднем в год выдаётся 1,2 млн сертификатов при стоимости одного 5000 рублей, прибыль за 365 дней составляет около 6 млрд рублей.

К тому же количество мигрантов практически не влияет на количество совершённых преступлений в стране. По информации Генпрокуратуры, в 2019 году только 3,5% преступлений совершили лица без гражданства РФ, из них 2/3 — это кража продуктов с одеждой в супермаркетах и проблемы с миграционным учётом. То есть шанс пострадать от мужчины без работы, но с российским паспортом выше, чем от иностранца.

Поэтому либо мужчинам России придётся менять работу за ноутбуками в комфортабельных офисах на шпатели и молотки, а женщинам – повышать рождаемость, либо придётся смириться с тем, что будущее поколение будет иметь родственников по всему бывшему СССР.