Bel.ru
Преступное сообщество бумажное, уголовная статья — реальная
27 сентября 2018, 11:56
Преступное сообщество бумажное, уголовная статья — реальная
Посадки бизнесменов принимают массовый характер и становятся реальной угрозой экономике страны. Любой бизнес может стать организованным преступным сообществом, а штатный завхоз — его участником.

Отношение общества к проблеме, которую обсуждали на пресс-конференции бизнес-омбудсмена Бориса Титова, невольно охарактеризовал его коллега Александр Хуруджи. Как известно, до того как заняться защитой прав заключённых предпринимателей, он эту шкурку примерил на себя. О своём тюремном опыте Хуруджи написал книгу под названием «Планы изменились». Дочь Александра, школьница, захотела рассказать о папиной книге в школе, но с огорчением сообщила ему, что учитель не разрешила. На вопрос «почему?» ответила: «Потому что там есть слово «тюрьма»...

Напомним, что крупный ростовский предприниматель Хуруджи стал жертвой рейдерства, полтора года находился под следствием, из них 9 месяцев в СИЗО. Прямое вмешательство в процесс Бориса Титова не просто обеспечило ему правовую поддержку – дело развалилось, и бизнесмен вышел на свободу из зала суда с оправдательным приговором. Безусловно, его ситуация исключительная. В сотнях аналогичных случаев дело обстоит намного хуже.

Именно для того, чтобы «прокачать» тему, была собрана группа спикеров, которые в пресс-центре «Россия Сегодня» рассказали представителям СМИ о сложностях правоприменения 210 статьи УК РФ (деятельность организованного преступного сообщества) в экономических делах. Для достоверности на конференцию пригласили адвокатов и родственников заключённых, попавших под следствие в результате каких угодно причин, но только не в результате совершения реальных преступлений.

Борис Титов в ходе конференции не раз подчеркнул, что дела, которые бизнес-омбудсмен взял под контроль, прошли правовую экспертизу, и их фигуранты в подавляющем большинстве невиновны, а в абсолютном — никак не могут являться членами организованных преступных сообществ, подпадающих под ту самую 210-ю.

История этой уголовной статьи, квалифицирующей совершённые деяния как особо тяжкие преступления, ведёт в бандитские 90-е прошлого века. Рэкетиры, киллеры, наркоторговцы, террористы, торговцы оружием и людьми — всё это герои организованных преступных сообществ, с точки зрения закона являющихся наиболее опасной уголовно-правовой формой организованной преступности.

Теперь, по словам Бориса Титова, статья переживает второе рождение. Только героями нашего времени стали предприниматели и рядовые сотрудники фирм по принципу: «Мы водителя в группу включим, и будешь сидеть всё равно». Порядка 100 дел ежегодно обретает усугубление обвинения по 210-й после того, как следствие не смогло насобирать доказательной базы по излюбленным, «народным» предпринимательским статьям – 159, 160, иногда 172 и так далее, причём известно, что по экономическим статьям закон предполагает запрет на содержание подследственных в СИЗО, а 210-я позволяет «закрыть» кого угодно на неограниченный срок. Обвинение же по этой статье предполагает до 20 лет «строгача».

Профессор Юрий Беспалов, исходя из 30-летнего опыта работы в судебной системе, не понаслышке знает перекосы правосудия. Их причины он в первую очередь видит в дефектности законодательства, хотя не может не признать фактора некомпетентности, а иной раз и откровенно злого умысла правоохранителей. Важнейшим изъяном в 210-й статье он видит возможность трактовать её вплоть до полной подмены понятий. Фактически между предпринимательской и преступной деятельностью ставится знак равенства. 210-я статья предполагает организованную структуру преступной группы, и любое юрлицо строго структурировано; преступная группировка нацелена на извлечение финансовой выгоды, и цель любого бизнеса — извлечение прибыли. Разница в том, что преступник — разрушитель, а предприниматель — созидатель, и поэтому судья обязан разбираться, не смешивая предпринимательскую деятельность и мошенничество.

На примерах реальных дел ситуация выглядит удручающе.

Образцово-показательным кейсом в портфеле бизнес-омбудсмена является история с белгородскими энергетиками. Пятеро заключённых предпринимателей 40 месяцев находятся в СИЗО (В. Филатов, А. Пивоваров, А. Зеленский, П. Тищенко, С. Милькин). После ареста им полтора года не давали свиданий с родными. «Руководитель группировки» Виктор Филатов – известный и уважаемый в регионе человек, энергетик со стажем. Один из «участников» – Александр Пивоваров – находится в тяжелейшем физическом состоянии. Ему неоднократно вызывали скорую в зал суда, но все ходатайства защиты о смене меры пресечения, в том числе и на основании состояния здоровья Пивоварова, были отклонены.

Пивоваров уже практически инвалид, большую часть времени в курящей камере, с астмой. Выезды — курящие автозаки и прочие места общей сборки. Там везде топор можно вешать, а у него проблемы с дыханием. Причём такое состояние здоровья он получил в СИЗО. Содержание под стражей по 210-й вместе с убийцами, сейчас закон это позволяет.Иван Мельников, правозащитник, ответственный секретарь Общественной наблюдательной комиссии Москвы

Белгородцы испытали на себе ещё одно ноу-хау: натравливание служебных собак. Именно этим занимались приставы во время сопровождения заключённых в суд.

Классическая схема перевода экономической статьи (в этом случае 160 ст. УК РФ) в 210-ю. Особенность этого дела в том, что основанием для его возбуждения и обвинения сперва в мошенничестве, а затем в организации преступного сообщества стали договоры оказания услуг (аутсорсинг) трёхлетней давности, работы по которым были выполнены и оплачены. Истинная цель преследования — отъём крупного актива в виде энергооборудования и высокотехнологичного здания в Белгороде.

По словам адвоката Филатова Владимира Горелика, «мошенническую схему» в виде заключения реальных договоров аутсорсинга, заключённых с реально действующей компанией, он видит впервые. Нынешнее положение дел Горелик характеризует как крайнюю степень давления заказчика уголовного преследования через мощный ресурс в судебной системе на белгородцев, которые несмотря ни на что отстаивают свою невиновность. Борис Титов со своей стороны заверил, что анализ дела белгородцев будет проводиться на уровне генеральной прокуратуры.

В каждом из рассматриваемых кейсов есть свои изюминки. Александр Хуруджи кратко резюмировал по каждому из них, обращаясь к адвокатам или родственникам заключённых.

Оксана Ермакова из Ростова-на-Дону, являясь одним из собственников банка «Донинвест», оказалась жертвой судебного беспредела и заключена под стражу, в СИЗО находится 13 месяцев. С одной стороны по ст. 160 как соучастник или пособник в растрате, а по ст. 210 – как организатор-руководитель структурного подразделения преступного сообщества за те же самые деяния. При том что пострадавшей от растраты стороной признана компания, одним из собственников которой и являлась Ермакова. Одной из причин её заключения в изоляторе обвинение называет возврат к преступной деятельности по причине отсутствия постоянного источника доходов и работы... Информацией, посредством которой Ермакова пособничала растрате, по мнению следствия, стала выписка из ЕГРЮЛ.

Михаил Добриков, тоже Ростов-на-Дону. Владелец юридической консалтинговой компании. После отказа давать показания на определённых лиц он сам и несколько сотрудников фирмы подверглись уголовному преследованию. Дело возбуждено в 2014 году, сначала по 159-й статье, через год — 210-я статья. Единственный свидетель обвинения трижды менял показания. После трёх лет расследования, 1 год и 9 месяцев из которых в заключении под стражей, новое руководство региональной прокуратуры отправило материалы на доследование. Новый зампрокурора не увидел состава 210-й статьи в деле Добрикова. Несмотря на этот позитивный и практически единственный в подобной практике факт, следствие не признаёт своих перегибов, и предприниматель продолжает защищаться.

Василий Дякун из Омска пострадал вместе со своим руководителем по ст. 172 УК РФ (незаконная банковская деятельность). Предварительное расследование на протяжении 11 месяцев ничего не дало следствию, все подозреваемые приходили на допросы, но брать на себя вину отказывались. Когда срок предварительного следствия иссяк, по 210-й статье были арестованы руководитель и пять сотрудников компании, в числе которых две женщины, матери-одиночки с малолетними детьми были задержаны прямо на очередном допросе. Через две недели задержания в СИЗО они дали показания против себя. Дело расследуется уже четыре года. Василий Дякун был вынужден покинуть Россию, чтобы избежать ареста.

Следователь начал формировать из нашего предприятия преступное сообщество. Рядовыми членами стали официально трудоустроенные бухгалтеры, юристы, водитель и завхоз. Руководителями преступных подразделений стали главный бухгалтер и начальник юридической службы. Орудиями преступлений признаны компьютеры, ключи от клиент-банка и телефоны. Нужно ввести законодательный запрет на арест людей по связке с 210 УК РФ + «любая предпринимательская статья», по которой уже предусмотрен запрет на арест. Если это сделать, то следователи просто перестанут дополнительно возбуждать дела по ст. 210 в отношении предпринимателей, и в России больше не будет «бумажных» преступных сообществ.Василий Дякун, подследственный предприниматель

Как мы видим, в каждом из этих случаев задержание до приговора длится годы. Но в практике Бориса Титова есть и более тяжёлые примеры. Например, Юрий Осипенко просидел в СИЗО 6,5 года!

Юрий находился в СИЗО уже четыре года, когда мы занялись его делом. Осипенко – очень организованный человек. Он правильно и чётко всё делал. Ещё бы, 30 процентов всего рынка светодиодов в России. Он не пошёл ни на какие сделки со следствием. Он может спокойно смотреть людям в глаза. К сожалению, тогда мы не смогли сменить меру пресечения и повлиять на суд (приговор 9 лет), но сделали одно — год за полтора, и Юрий сейчас на свободе.Борис Титов, уполномоченный при президенте РФ по защите прав предпринимателей

Юрий Осипенко присутствует в зале. Он искренне благодарит команду Титова. Юрий намерен добиваться отмены обвинительного приговора в Верховном суде.

Все эти жизненные истории озвучены для того, чтобы стала очевидной порочная система применения 210-й статьи как пугала для заключённых предпринимателей. Если 210-я статья вытекает из экономической статьи — это один из маркеров её незаконного правоприменения. На каком уровне возникает проблема — задача, которую команде Титова только предстоит решить.

По нашему закону у нас (уполномоченных по защите прав предпринимателей) нет права обращаться в Конституционный суд. Есть у омбудсмена по правам человека, возможно, стоит объединиться. Пока движение идёт по другим статьям, а по 210-й надо обратиться в Верховный суд, чтобы получить разъяснения, как применять. Или менять законодательство в целом. Чтобы не было привязок с другими статьями по предпринимательству, 159-й, например. Мы это сделаем с прокуратурой. Надо провести инвентаризацию уголовных дел по регионам — сколько бухгалтеров и секретарей компаний сидят по 210-й, объединить юридическую практику.Борис Титов, уполномоченный при президенте РФ по защите прав предпринимателей.

В действительности вопросов ещё больше. Масштаб происходящего должен быть понятен на всех уровнях: от рядового следователя, принявшего решение идти на поводу у заказчика преследования, до членов федерального заксобрания, кстати, так и не пришедших на конференцию, несмотря на приглашение и уже расставленные именные таблички. Возможно, у них пока есть дела поважнее, но, несомненно, без изменения подхода к законотворчеству, без чёткого анализа сложившейся практики страна будет получать нарастающий массив заказных дел. И под угрозой не только бизнес. С такой вольной трактовкой уголовных статей «преступником» может стать каждый.

У бизнес-омбудсмена и общественных организаций, взявших на себя роль экспертов и коммуникаторов в защите прав заключённых предпринимателей, действительно не так много реальных инструментов. Но есть возможность давать авторитетную правовую и юридическую оценку, рассказывать, разъяснять и придавать огласке проблему во всей её широте. Результаты этой работы уже есть. Так, в 2018 году семь уголовных дел в отношении предпринимателей по 210-й статье были прекращены.

Очень важно ощущать поддержку СМИ и общества. Пока за человека бьются со всех сторон, он небеззащитен.Александр Хуруджи, общественный омбудсмен по вопросам, связанным с нарушением прав предпринимателей, эксперт Агентства стратегических инициатив по продвижению новых проектов, председатель Ассоциации защиты бизнеса

Видео с пресс-конференции можно просмотреть здесь