Зоран Гайич: В душе я желаю победы «Локомотиву»

Зоран Гайич: В душе я желаю победы «Локомотиву»

15 февраля 2005, 12:11
Спорт
Мария
Знаменитый серб Зоран Гайич, 1 февраля ставший новым главным тренером мужской сборной России, дал первое обстоятельное интервью после назначения. Беседа с корреспондентом шла по-русски. За время работы в Белгороде Гайич довел свое владение нашим языком почти до совершенства.

Сразу после назначения Гайич уехал в Белгород, где он в течение пяти месяцев работал помощником Геннадия Шипулина в «Локомотиве-Белогорье». Как уже сообщалось, Всероссийская федерация волейбола потребовала, чтобы новый главный тренер сборной был освобожден от клубной деятельности. Пришлось сербу в срочном порядке перевозить свою семью - жену Мериану, 16-летнего сына Игора и 13-летнюю дочь Исидору - на новое место жительства. В Москву.

 

В прошлый понедельник Гайич вернулся в столицу и в тот же день вечером дал подробное интервью «СЭ» - в уютном баре УСЗ «Дружба», куда серб приехал на переговоры с генеральным директором ВФВ Юрием Сапегой.

 

12 ЛЕТ СТРАНСТВИЙ ПО ЕВРОПЕ ВМЕСТЕ С СЕМЬЕЙ

 

- Хлопоты, связанные с переездом, уже позади?

 

- Пока не все. Хотя федерация сделала все, чтобы свести их к минимуму. Думаю, через несколько дней все будет нормально. Семья разместится в московской квартире, дети начнут учиться в новой школе.

 

- Какой была реакция ваших родных на переезд в столицу?

 

- Нормальной. Семья следует за мной повсюду с 1993 года, когда мы покинули Югославию из-за начавшейся войны. Мы были вместе, когда я работал в Греции, Турции, теперь вот - в России. Жена и дети давно привыкли жить моей жизнью. Знают: куда бы профессия ни забросила папу - так оно и нужно. (Смеется.)

 

- Ваши дети будут посещать в Москве школу для сербов?

 

- Нет, обычную русскую. Да они почти и не знают, что это такое - сербская школа. По-моему, сын проучился на родине всего около года. Зато и он, и дочь уже стали настоящими полиглотами. Кроме родного языка знают английский, греческий, турецкий, русский. Кстати, я очень доволен, как проходило их обучение в Белгороде. Пользуясь случаем, хочу поблагодарить преподавателей лицея № 38. Это замечательные люди.

 

- Как в Сербии восприняли новость о вашем новом назначении?

 

- О, за последние несколько дней мой телефон почти не умолкал. Звонили из Сербии, из других стран, где живут мои друзья и знакомые. Я успел поговорить и со своими бывшими ассистентами в сборной Югославии, и с игроками. Например, с Иваном Мильковичем.

 

- Каким был лейтмотив этих телефонных разговоров?

 

- Разумеется, преобладали поздравления. Но никто не кричал: «Браво, Зоран!» Все понимают: возглавив сборную России, я принял серьезный вызов и взвалил на себя огромную ответственность.

 

- Перед тем как решиться на этот шаг, вы с кем-нибудь советовались?

 

- Нет. Сборная России - из тех команд, работать в которой всегда престижно. Конечно, никто не гарантирует тебе успех. Но отказываться от возможности принять такую сборную серьезный тренер не имеет права.

 

НЕОФИЦИАЛЬНОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ ПОСТУПИЛО ЕЩЕ В ОКТЯБРЕ

 

- Сразу после назначения вы сказали, что вариант вашего прихода в сборную России обсуждался давно. Когда из федерации к вам впервые обратились по этому поводу?

 

- Еще на предсезонном турнире в Одинцове у меня состоялся приватный разговор с господином Жуковым (первый вице-президент ВФВ. - Прим. А.Б.), который намекнул: федерация всерьез рассматривает мою кандидатуру. Признаюсь, мне было очень приятно. Но потом долгое время никто из ВФВ на меня не выходил. Какую-то информацию я получал через Шипулина, но личных контактов не было. Второй разговор с тем же Жуковым состоялся уже непосредственно перед назначением.

 

- Речь сразу зашла о должности главного тренера или существовал вариант, что вы будете помогать в сборной Шипулину?

 

- Конечно, если бы Геннадий сохранил свой пост в сборной, я был бы готов оказать ему любую помощь. Но - только как консультант. Вариант с должностью помощника исключался с самого начала. Такой контракт я не подписал бы никогда.

 

- Почему?

 

- Потому что не хотел связывать себя какими-либо обязательствами - именно в том случае, если бы не стал главным тренером сборной. Ведь по окончании сезона я вполне мог покинуть Белгород.

 

- Но у вас же с «Локомотивом-Белогорьем» действовал долгосрочный контракт?

 

- Не совсем так. Да, Шипулин был готов подписать соглашение хоть на 10 лет. Но я настоял на схеме «1+3». Все-таки в России я раньше никогда не работал. Нужно было присмотреться, привыкнуть к новой стране. Найти работу для меня не проблема. Каждое лето поступает огромное количество предложений. И если бы в Белгороде вдруг что-то не сложилось, можно было трудоустроиться в другом клубе.

 

ПОЛЬСКИЙ КОНКУРС, КОТОРОГО НЕ БЫЛО

 

- Как известно, зимой вами всерьез интересовалась Польская федерация волейбола...

 

- Ни в каком конкурсе на должность главного тренера сборной Польши я на самом деле не участвовал. И вообще, сомневаюсь, что этот конкурс действительно был. Процентов 90 всей информации, поступавшей из Польши, было чистым пиаром. Да, поляки действительно обращались ко мне по поводу своей сборной. Они делали это трижды - и с каждым разом я все четче понимал: мое имя просто используется, чтобы сбить цены на других претендентов. Мол, раз «самому» Гайичу предложили столько-то, кто-то другой может довольствоваться суммой и поменьше. Интересная схема, не правда ли? На самом деле никакими серьезными средствами польская федерация не располагала. Впрочем, на фоне возможности поработать со сборной России польский вариант для меня все равно ничего не значил.

 

- Все дело в престиже?

 

- Не только. В принципе я мог бы возглавить и клуб второй лиги - если бы видел, что его руководство четко представляет себе цели и располагает необходимыми для их достижения организационными возможностями. По-моему, в случае со сборной дела обстоят именно так. ВФВ поставила перед командой задачу выиграть Олимпиаду в Пекине, но при этом в федерации прекрасно осознают, как много средств придется вложить. И главное - готовы их вкладывать.

 

- То, что теперь главный тренер сборной России освобожден от работы в клубе, - шаг вперед?

 

- «Освобождение» само по себе никакое не преимущество. Когда я тренировал сборную Югославии, то параллельно всегда работал с клубами, и это не помешало нам выиграть Олимпиаду (в Сиднее-2000. - Прим. А.Б.). Другое дело, что наличие освобожденного тренера действительно можно превратить в большой плюс - если создать в сборной мощный руководящий штаб, работающий круглый год. В нем должно быть много специалистов из разных областей, объединенных общей идеей. Если хотите - живущих как одна семья. Только создав такой штаб, можно обсуждать тактику команды, ее стиль, имена игроков-кандидатов и т.д.

 

ИГРОКАМ ДОЛЖНО СНИТЬСЯ ОЛИМПИЙСКОЕ ЗОЛОТО

 

- Какое основное требование вы будете предъявлять к игрокам сборной?

 

- Мне нужны волейболисты, которые, засыпая, видят сон: земной шар лежит у их ног, а на груди красуются золотые олимпийские медали. (Закрывает глаза.) Те, кто не видит таких снов, не говорят себе, что выдержат все, чтобы он стал явью, мне не слишком интересны. Поверьте, больших побед нельзя добиться с серьезным выражением лица. Иногда нужно смотреть на вещи глазами ребенка.

 

- Можете назвать имена людей, которые войдут в тренерский штаб сборной?

 

- Пока нет. Но в этом направлении уже ведется серьезная работа.

 

- Среди них будут те, кто помогал вам в сборной Югославии?

 

- Обязательно. Но эти люди займут второстепенные роли. Основные позиции достанутся русским.

 

- План работы сборной в 2005 году уже составлен?

 

- Что вы имеете в виду? Международный календарь каждый год ставит все сборные примерно в равные условия. Выкроить какие-то дополнительные «окна» практически невозможно. Летом нас ждут 6 матчей Евролиги, затем - квалификационный турнир к чемпионату мира, «Финал четырех» Евролиги в Казани и, наконец, чемпионат Европы. На подготовку к последнему у команды будет около четырех недель. Могу лишь сказать, что все тренировочные сборы пройдут в России.

 

- Как вы оцениваете уровень Евролиги?

 

- Думаю, было бы неплохо выиграть этот турнир. Хотя, конечно, он уступает Мировой лиге, куда Россию в ближайшем будущем обязательно вернут. Я почему-то уверен в этом на сто процентов. Отсутствие такой сильной команды наносит удар прежде всего по самой Мировой лиге. И в ФИВБ это прекрасно понимают.

 

- В прошлом году на предварительной стадии Евролиги Россию в некоторых матчах представляла вторая сборная. При вас эта команда сохранится?

 

- Этот вопрос нужно обсуждать. Если вторая сборная может способствовать нашему успеху на Олимпиаде, она продолжит свое существование. Если нет - нет. Сейчас все наши действия должны быть подчинены одному - 2008 году.

 

«ОТКАЗНИКИ»? ПОДОЖДЕМ ДО ЛЕТА

 

- А чемпионат мира-2006?

 

- Да, и чемпионат Европы, который пройдет этой осенью. Конечно, я не собираюсь пренебрегать никакими турнирами. Но если Россия действительно хочет выиграть Олимпиаду, все ближайшие соревнования нам надо рассматривать только через пекинскую «призму». Сейчас сборная находится в начале четырехлетнего пути, на котором ни один шаг не должен противоречить конечной цели.

 

- То есть задачу показать какой-то конкретный результат на предстоящем первенстве Европы, перед сборной ставить не будут?

 

- Если Россия осенью возьмет европейское золото, это не гарантирует ей победы в Пекине. В то же время, если мы все-таки выиграем Олимпиаду, любые предшествовавшие этому результаты, какими бы они ни были, нельзя будет считать неудачными. Хотя ни один тренер в мире специально никому не проигрывает. В любом турнире мы будем стремиться показать максимальный результат.

 

- Но сборная Югославии перед сиднейским триумфом регулярно попадала в призеры крупнейших соревнований...

 

- Проводить параллели в данном случае не стоит. Когда я принимал сборную Югославии, перед нами не ставили высоких задач. Да, к сиднейскому триумфу мы шли постепенно. Но от нас его никто не ждал. По популярности волейбол в Сербии занимал пятое место - после футбола, баскетбола, гандбола и водного поло. И принес стране олимпийское золото последним. Это сейчас все по-другому, а тогда нам приходилось предпринимать колоссальные усилия, чтобы найти спонсоров, организовать нормальный тренировочный процесс. Правда, у меня было одно серьезное преимущество: почти всех игроков той команды я знал практически «с пеленок» - так как работал с ними и в «Войводине», и в молодежке.

 

- О российских волейболистах вы этого сказать не можете. Знаете, что некоторые могут отказаться играть за сборную после ухода Шипулина?

 

- Сейчас игроки должны думать о своих клубах. Впереди - напряженная концовка сезона, в которой у каждого будет отличный шанс доказать, что он нужен сборной. В любом случае игроков национальной команды должна объединять любовь не к Гайичу или Шипулину, а к своей родине. Что же касается потенциальных «отказников», то я не хочу делать поспешных выводов. Летом, когда эмоции от перемен в сборной схлынут, ситуация может измениться.

 

- Много ли новичков появится в сборной в этом году?

 

- Прицел на следующую Олимпиаду вовсе не означает, что я собираюсь разом отказываться от всех ветеранов. Смена поколений должна идти постепенно. Хотя предпочтение, естественно, будет отдаваться тем, кто может сыграть в Пекине.

 

- Кто из молодых российских связующих способен заменить в сборной опытных Хамутцких и Ушакова?

 

- Да, с пасующими в России дела обстоят не лучшим образом. Однако качество передач - это вопрос времени. Обычно связующие «созревают» позже, чем игроки других амплуа. Поэтому не стоит драматизировать ситуацию. В сборной есть и более серьезные проблемы.

 

ИВКОВИЧ - СТАРЫЙ ЗНАКОМЫЙ. ЕЩЕ ПО «ВОЙВОДИНЕ»

 

- Вы ушли из «Белогорья» за неделю до матча плей-офф Лиги чемпионов с московским «Динамо». Не обидно было покидать клуб накануне столь важного поединка?

 

- Честно говоря, я ожидал, что доработаю в Белгороде до конца сезона. Однако федерация сумела договориться с Шипулиным о досрочном расторжении моего клубного контракта. Жаль, конечно. Но что поделаешь? Сейчас все мои мысли - уже только о сборной.

 

- На чьей стороне ваши симпатии в противостоянии «Локомотива-Белогорья» и «Динамо»?

 

- Наверное, в душе я желаю победы «Локомотиву» (в первой игре белгородцы победили «Динамо» в Москве - 3:0. - Прим. А.Б.). Все-таки этот клуб мне не чужой. Хотя теперь меня куда больше интересует, как проявят себя потенциальные кандидаты в сборную из обоих клубов.

 

- Может ли победитель этой российской дуэли затем выиграть Лигу чемпионов?

 

- Я желаю этого всем сердцем. Думаю, что у российских команд есть только один серьезный конкурент - итальянский «Тревизо».

 

- А как же будущий хозяин «Финала четырех» - греческий «Ираклис»?

 

- Мне очень понравилась эта команда («Локомотив-Белогорье» встречался с «Ираклисом» в групповом турнире. - Прим. А.Б.). «Ираклис» купил сильных американцев. Сейчас он играет лучше и чем сборная Греции, и чем сборная США. Но мне кажется, что давление родных трибун не столько поможет, сколько помешает греческому клубу.

 

- Вы долго жили в Греции, поэтому знаете, о чем говорите. Кстати, там работалось легче, чем в России?

 

- Трудно сравнивать. В Белгороде я провел всего полсезона, а в Греции - 8 лет. Хотя глупо отрицать, что в этой стране сербы всегда чувствовали себя как дома. Схожий климат, та же религия... Когда у нас начались бомбардировки, очень много народу переехало в Грецию. Особенно приятные воспоминания у меня остались от работы в «Олимпиакосе». Тогда этот клуб переживал расцвет во всех видах спорта и вокруг него царил небывалый ажиотаж. Впрочем, и в России я чувствую себя вполне уютно. Ведь сербы и русские - это братья.

 

- Однако в Белгороде вы вряд ли могли общаться с соотечественниками.

 

- Да уж, сербов там действительно не было. Но мне вполне хватало общения с семьей. Ведь почти все время я посвящал работе.

 

- Зато в Москве сербы есть. Например, Душан Ивкович, который возглавляет баскетбольный ЦСКА. Вы с ним знакомы?

 

- Конечно. Когда я работал в «Войводине», Ивкович тренировал одноименный баскетбольный клуб. В сборных Югославии мы тоже работали в одно время. Правда, в Москве еще не встречались, но, думаю, совсем скоро это сделаем. В мае я обязательно приду поболеть за ЦСКА на матчи «Финала четырех» Евролиги.

 

- Вообще-то команде Ивковича еще надо попасть в этот «Финал четырех»...

 

- Вы шутите! (Смеется.)

 

ЗАДАЧА ТРЕНЕРА - НАЙТИ ПУТЬ К ПОБЕДЕ

 

- В чем заключается тренерская философия Зорана Гайича?

 

- Самое главное - найти путь к победе. Только потом можно рассуждать о технике, тактике, тренировках, организации процесса. В случае поражения все эти тонкости теряют смысл! Естественно, многое зависит от имеющихся в наличии игроков. Тренер должен четко объяснить им, что нужно делать для достижения конечной цели. А каким образом команда выигрывает тот или иной матч - не важно. На самом деле победитель любой игры известен заранее.

 

- Кому?!

 

- Главному тренеру команды, которая побеждает.

 

- В своей тренерской практике вы использовали чужой опыт?

 

- Если брать волейбольных специалистов, то нет. Я ведь начал тренировать в 25 лет, и профессионального волейбола тогда в Югославии просто не было. Приходилось много экспериментировать. Но постепенно работа, которую я начал еще в молодежных командах «Войводины», стала приносить результаты. Впрочем, мне грех жаловаться на учителей. В белградской Академии физической культуры я многое почерпнул из семинаров великого баскетбольного тренера Александра Николича.

 

- Работа тренера в клубе и в сборной сильно отличается?

 

- Да. Для сборной главное - выйти на пик формы к конкретному турниру. А клуб должен показывать стабильные результаты на протяжении всего сезона. Мне больше нравится тренировать сборные. Пусть здесь нет таких возможностей влиять на техническую подготовку игроков, зато меньше рутины на тренировках и больше простора для экспериментов.

 

- До Олимпиады в Пекине еще далеко. Кого вы видите главными конкурентами России в ближайшие несколько лет?

 

- Как всегда - Бразилию, Италию и Сербию. Очень интересное поколение игроков сейчас появилось в Китае. Нельзя забывать сборные США и Кубы. Остальные вряд ли могут рассчитывать на большой успех. Например, Греция или Польша способны преподнести сенсацию. Но на длинной турнирной дистанции они не опасны.

 

- Итоги волейбольного турнира афинских Игр-2004 закономерны?

 

- Возможно, вы сочтете меня необъективным, но самый большой потенциал из команд, выступавших в Афинах, был у сборной Сербии. К сожалению, тренеры, имевшие в своем распоряжении очень сильных игроков, не смогли найти путь к победе.

 

- В России поражение нашей сборной в полуфинале от Италии было расценено как провал. Вы согласны с такой оценкой?

 

- Во время этого матча я переживал за Россию и своего друга Геннадия Шипулина. Конечно, 0:3 - это слишком. Но с другой стороны, было очевидно: в тактическом плане итальянцы заметно превосходят россиян. Поэтому поражение выглядело закономерным. Это надо принять как данность, отталкиваясь от которой можно идти вперед. Тешить себя мыслями о какой-то несправедливости бессмысленно.

 

Алексей Безъязычный

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter