Зоран Гайич: "Меня всегда зовут туда, где трудно"

Зоран Гайич: "Меня всегда зовут туда, где трудно"

14 сентября 2004, 11:39
Спорт
Мария
Одной из самых ярких звезд, появившихся в российской суперлиге минувшим летом, является знаменитый тренер Зоран Гайич.
В 2000 году он привел сборную Югославии к победе на Олимпиаде в Сиднее, завоевал с ней немало других наград: золото ЧЕ-2001, серебро ЧМ-98 и ЧЕ-97, бронзу ЧЕ-95, ЧЕ-99 и Игр-96 в Атланте. В предстоящем сезоне 45-летний Гайич будет работать в самом титулованном клубе России "Локомотиве-Белогорье".

Дебют Гайича в "Локомотиве-Белогорье" состоялся в конце минувшей недели на предсезонном турнире в Одинцове, где 6-кратные чемпионы России и победители двух последних розыгрышей Лиги чемпионов заняли последнее, четвертое место. Во время матчей Гайич сидел на скамейке белгородцев рядом с главным тренером Геннадием Шипулиным.


Дружба с Шипулиным

- Как официально называется ваша должность в "Локомотиве-Белогорье"? - поинтересовался корреспондент "СЭ" у Гайича после матча белгородцев с московским "Динамо".

- Можете считать меня вторым тренером, - ответил по-русски серб, который, таким образом, занял в штабе "Белогорья" место Бориса Колчинса, возглавившего московское "Динамо". - Но должность в данной ситуации - дело десятое. Я приехал, чтобы помочь Шипулину, и прекрасно понимаю, что именно от меня требуется.

- Не удивились, когда Шипулин пригласил вас в Белгород?
- Нет. Мы с ним давно и очень крепко дружим. Познакомились еще в 1997 году, когда он начинал работать со сборной России, и с тех пор общались почти постоянно. Думаю, в мировом волейболе нет двух других тренеров, которые так хорошо понимали бы друг друга, как мы, и поэтому почти сразу решился на переезд в Россию. Знаю, что предстоящий сезон будет для "Локомотива-Белогорья" тяжелее предыдущих, так как в команде произошли серьезные изменения. Но меня еще никогда не звали туда, где легко, и за свою карьеру я научился преодолевать трудности.

- Считаете, что новый "Локомотив" в состоянии поддержать тот высокий уровень, который демонстрировала команда в последних двух сезонах?
- Убежден в этом. Когда клуб дважды подряд выигрывает Лигу чемпионов и не знает себе равных в первенстве страны, ставить перед ним какие-то иные задачи, кроме победы в любом турнире, невозможно. И мы будем их ставить. Уже в этом сезоне.

- Даже несмотря на потерю основных блокирующих Егорчева и Кулешова, которые перешли в столичное "Динамо"?
- Конечно, их уход создаст дополнительные проблемы, но мы постараемся с ними справиться. Я очень доволен, что ряды "Локомотива" недавно пополнил такой мастер, как Алехандро Спайич. Его приобретение - огромный успех клуба на трансферном рынке.

- С приходом аргентинца формирование состава завершено?
- Да. Обе вакансии легионеров заполнены (кроме Спайича в "Локомотиве-Белогорье" на позиции либеро играет его соотечественник Пабло Меана. - А.Б.), а все перспективные российские игроки уже имеют контракты с теми или иными командами. Впрочем, в серьезном усилении "Локомотив" больше и не нуждается. Я приступаю к работе с хорошим настроением.


Знакомство с Ивковичем

- А как начиналась ваша тренерская карьера?
- Довольно прозаично. Лет в пятнадцать я увлекся волейболом, играл с братьями и друзьями, затем выступал в низшем дивизионе чемпионата страны. Как игроку выйти на серьезный уровень мне не удалось, но еще в гимназии я поставил перед собой цель освоить тренерскую профессию. И в 25 лет после окончания физкультурной академии возглавил одну команду, название которой вам ничего не скажет. Затем работал с юношескими составами клубов второй и первой лиг. Вот так постепенно, шаг за шагом, добрался до поста главного тренера "Войводины". Чтобы попасть в эту команду, я в 1984 году даже переехал из родного Панчево в Нови-Сад.

- Что же вас так привлекало в "Войводине"?
- Этот клуб - символ югославского волейбола. Его школу прошли все ведущие игроки страны. Тренировать "Войводину" всегда было очень престижно. Я проработал в команде до 1993 года, и считаю это время золотым периодом своей карьеры.

- Но самых громких успехов вы добились гораздо позже со сборной...
- Безусловно. Однако свой тренерский авторитет я приобрел именно в "Войводине" и в сборную пришел уже сложившимся специалистом. Работать там пришлось почти с теми же игроками, ведь костяк национальной команды составляли мои бывшие подопечные по клубу - братья Грбичи, Джурович, Батез, Бошкан...

- Кстати, в свое время в Нови-Саде работал и главный тренер баскетбольного ЦСКА Душан Ивкович. Вы с ним знакомы?
- Конечно. Он приехал в Нови-Сад из Белграда в конце 80-х и тоже тренировал "Войводину". Разумеется, тогда мы часто с ним общались. А в последний раз я виделся с Ивковичем, когда его ЦСКА проводил в Сербии предсезонный сбор.


Орден за Сидней

- Сиднейский триумф сборной Югославии был запрограммирован или все-таки немного случаен?
- Абсолютно не случаен. Еще в 1997 году мы с игроками дали себе слово добраться на Олимпиаде до самой вершины.

- Однако до Сиднея-2000 ни на мировых, ни на европейских чемпионатах сборная Югославии выше второго места не поднималась.
- Зато в ней постепенно создавалась потрясающая атмосфера взаимовыручки, закалялась несгибаемая воля. Да, до Сиднея мы не знали больших побед, однако нам все время не хватало какой-то малости. Поэтому игроки не опускали руки и продолжали усиленно готовиться к главному старту четырехлетия. Еще за месяц до Олимпиады я понял: моя команда может проиграть, но для этого сопернику придется отдать все, что у него есть, и даже чуть-чуть больше.

- Сборной России в сиднейском финале это не удалось, и она уступила вашим подопечным - 0:3...
- Этот счет не отражает суть поединка. В той встрече каждый сет был как отдельный матч. У Шипулина собралась потрясающая команда, создавшая для нас гораздо больше проблем, чем итальянцы, с которыми в полуфинале нам пришлось играть тай-брейк. Жаль только, что по-настоящему отпраздновать сиднейский успех Сербия тогда не смогла. Через два дня после нашего возвращения на родину произошел парламентский переворот, и людям стало не до волейбола. Впрочем, позже я и пять игроков сборной были награждены орденом Неманьи Первого.


Пора детям учить русский

- На Олимпиаде-2004 сербы дошли только до четвертьфинала, где уступили все той же сборной России. Расцвет волейбола у вас на родине близится к концу?
- На мой взгляд, в Афинах мои соотечественники вполне могли повторить сиднейский успех. За последние четыре года заметно прибавили Никола Грбич и Иван Милькович. Возможно, именно болезнь Мильковича стала причиной неудачи наших волейболистов. Впрочем, я уже два года не работаю в сборной, и мне трудно судить о ее проблемах. Что же касается будущего национальной команды, то оно зависит от того, как активно в нее будет привлекаться молодежь. Я, например, ежегодно старался включать в состав одного-двух новичков. В 1995 году в сборную попали Петрович, Ковач и братья Грбичи, в 1996-м - Вуевич, Батез и Джурич, в 1997-м - Местер, в 1998-м - Герич, в 1999-м - Милькович. А потом наступил "золотой" 2000-й. Кстати, именно я открыл дорогу в сборную неплохо сыгравшим в Афинах Митровичу, Марковичу и Джорджевичу.

- Почему в 2002 году вы ушли из сборной?
- На протяжении всего периода работы с ней я тренировал и различные греческие клубы: "Арис", "Орестиаду", АЕК, "Олимпиакос". Сразу после окончания клубного сезона мне приходилось ехать в сборную, и моя семья, которая жила в Греции, не видела меня месяцами. Когда два года назад я принял предложение стать спортивным директором турецкого "Арчелика" и перевез семью в Стамбул, от совмещения постов пришлось окончательно отказаться.

- Семья будет жить с вами и в Белгороде?
- Естественно. Хочу, чтобы двое моих детей, которым сейчас 13 и 16 лет, учились в русской школе. Они уже знают турецкий, греческий и английский языки, а вот русским в отличие от отца пока не владеют.
 
Официальный сайт ВК «Локомотив-Белогорье»
Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter