От растления до кибергруминга: как защитить детей от половых преступлений

От растления до кибергруминга: как защитить детей от половых преступлений
От растления до кибергруминга: как защитить детей от половых преступлений
14 января, 16:44ОбществоЕвгений ГрицковФото: pixabay.com
В 2021 году в регионе возбудили 139 уголовных дел по преступлениям против половой неприкосновенности несовершеннолетних. О ситуации с проблемой и о том, как преступники находят подход к детям, «Бел.Ру» поговорило со старшим следователем контрольно-следственного отдела регионального Следкома Владимиром Папкой.
Старший следователь белгородского следкома Владимир Папка

Что классифицируется как растление? Различают ли какие-то разновидности этого преступления?

Понятие растления не уголовно-правовое и его нет в Уголовном кодексе РФ. Судебная медицина указывает о значении этого слова в связи с современными представлениями общества о том, что сексуальные действия наносят детям психологическую травму. Под растлением обычно понимают совершаемые взрослым целенаправленные действия, которые вызывают у ребёнка несвоевременный повышенный и нездоровый интерес к сексуальности, совершение с ребёнком сексуальных действий, в том числе с использованием любопытства и неопытности ребёнка.

За подобные действия в Уголовном кодексе предусмотрена уголовная ответственность рядом статей за совершение преступлений против половой свободы и половой неприкосновенности личности несовершеннолетних, в том числе к длительным срокам лишения свободы.

Сколько всего таких дел было в Белгородской области в 2021 году? Какова тенденция в последнее время — рост, сокращение?

В 2021 году в Белгородской области всего зарегистрировано 682 преступления, совершённых в отношении несовершеннолетних. Из них о преступлениях против половой направленности возбуждено 139 уголовных дел, а это лишь пятая часть. Тем не менее, среди преступлений в отношении лиц указанной категории, отнесённых к подследственности следователей Следственного комитета Российской Федерации, они занимают наибольшую часть (76%), поэтому им отведено особое внимание.

За этот период количество преступлений против половой свободы и неприкосновенности несовершеннолетних увеличилось более чем в два раза, с 57 до 139, из которых: 68 — насильственные действия сексуального характера; 25 — добровольные половые сношения и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста; 20 — изнасилование; 26 — иные преступления сексуального характера, такие как демонстрация половых органов и распространение интимных детских фотографий. В совершении 139 половых преступлений изобличены 49 лиц, из них шестеро являлись родственниками (отец, отчим, дядя) и девять — сожителями матерей.

Уголовных дел стало больше и благодаря мерам, принятым следственным управлением: стараемся устанавливать все факты таких противоправных действий, выявлять латентные преступления вне зависимости от того, сколько времени прошло.

При этом из 139 преступлений по возбужденным делам только половина совершили в 2021 году, остальные — в предыдущие годы. Указанные 139 преступлений фактически совершены в отношении 50 потерпевших (против 51 в предыдущем году), то есть как такового роста количества пострадавших нет, речь идет о многоэпизодных и длящихся преступлениях, в том числе совершённых ранее и выявленных следователем.

Благодаря слаженной межведомственной работе с органами внутренних дел и федеральной службы безопасности все они раскрыты. По уже завершённым расследованиям и рассмотренным в судах уголовным делам всех виновных осудили.

Если наказание будет неотвратимым, каждый ребёнок и его родители будут уверены, что правоохранительные органы их защитят и обеспечат их безопасность, и не будут бояться обращаться к ним.

Как преступники находят подход к ребёнку? Где чаще всего происходят такие преступления (в соцсетях и т. п.)? Через какие соцсети чаще всего действуют педофилы в регионе?

В современном обществе с каждым годом дети всё больше проводят время не с родителями и сверстниками, а в интернете, который предоставляет не только широкие возможности для познания и общения, но и используется, к сожалению, злоумышленниками в преступных целях.

Прежде всего, это социальные сети. Преступники в поисках жертв в регионе в большинстве случаев используют «ВКонтакте» либо мессенджер WhatsApp, прекрасно зная основные инструменты общения детей определенного возраста как узкой специфической аудитории.

К сожалению, не всегда родители знают о поведении детей в глобальной сети, их переписке с посторонними, установленном на их гаджетах пароле и не пользуются средствами контроля. Зачастую дети также самостоятельно удаляют свою переписку, стесняясь рассказать о произошедшем взрослым.

Это говорит об отсутствии должного контакта с ребёнком и доверия между ними, поэтому дети ищут контакты с посторонними, чтобы поделиться личными проблемами и переживаниями. Как раз на это и рассчитывают злоумышленники, пользуясь знаниями детской психологии. Войти в доверие к предоставленному самому себе ребёнку не представляет большой сложности, и по изученной практике занимает поразительно малое время, от получаса.

Почему дети порой не сообщают о таком родителям?

Во-первых, боятся признаться. Детям очень сложно рассказывать о попадании в трудную ситуацию из-за страхов порицания, непонимания, недоверия. Именно поэтому детей с малых лет нужно учить быть открытыми с родителями, рассказывать о трудностях и непонятных ситуациях, в которых они оказались, не оставаться наедине со своими проблемами.

Во-вторых, такие преступления может совершать член семьи или отчим. Тогда ребёнок боится не только самого преступника, но и возможного недоверия матери.

Как предотвратить такие ситуации?

Профилактика подобных преступлений следственным управлением ведётся уже не первый год совместно с правоохранительными органами, органами прокуратуры и государственной власти, психологами, общественными объединениями и Уполномоченным по правам ребенка в Белгородской области.

В 2021 году после анализа преступности мы поднимали вопрос о необходимости разработки комплексной программы профилактики таких преступлений, особенно половой направленности. Благодаря совместным усилиям такая программа разработана и профинансирована. Уверены, что это поможет повысить безопасность самой беззащитной категории — несовершеннолетних.

Что должны делать родители, владельцы соцсетей, мессенджеров, органы правопорядка, органы власти, СМИ?

Не обойтись без активного участия сферы образования. Нужно усилить работу со стороны педагогов и школьных психологов, повысить контроль за старшеклассниками. И ученики, и работники сферы должны понимать, что в семьях, где у ребёнка нет поддержки родных и где он может стать жертвой противоправных действий близкого человека, он всегда найдёт поддержку у своего классного руководителя, учителя, психолога.

Конечно, из-за повышенной нагрузки на школьный персонал и отсутствия психологов в некоторых школах внимания к детям недостаточно. Поэтому в новой программе учли наши предложения по дополнительному финансированию, чтобы в каждой школе был психолог, проводились семинары с персоналом, появились отдельные сотрудники по безопасности и усилились меры безопасности в каждом учебном заведении. Нужно совершенствовать и систему трудоустройства подростков.

Органы профилактики должны учитывать современные реалии. Мы также, в свою очередь, используем целый комплекс мер по выявлению негативного интернет-контента, привлечения виновных к ответственности. Инициируем мероприятия по повышению правовой грамотности подростков, их самооценки, уверенности в себе, стрессоустойчивости. Работаем с общественностью, детьми, их представителями, чтобы сформировать базовые знания правил безопасного поведения в глобальной сети.

Ждём помощи и от журналистов, что издания будут публиковать контент с соблюдением законодательства, возрастных ограничений, прав и интересов подростков, защитой персональных данных, будут сотрудничать с правоохранительными органами в выявлении и пресечении преступлений в отношении детей. Крайне важно и наличие позитивного детского контента.

Как помогают детям, которые оказались в такой ситуации? Что делать родителям?

В Белгородской области с 2015 года действует соцпроект «Создание системы оказания медицинской, юридической, психологической и социальной помощи детям, пострадавшим от сексуального насилия и жестокого обращения». С психологами и следователями при его реализации провели обучающие семинары.

В рамках этого проекта каждому несовершеннолетнему потерпевшему либо его законному представителю, в зависимости от возраста, в обязательном порядке разъясняют варианты помощи, конечно, в первую очередь психологической. В случае согласия на её оказание при поддержке Уполномоченного по правам ребенка в Белгородской области подбирается учреждение и квалифицированный специалист для реабилитации пострадавшего. Это абсолютно бесплатно и оправданно. Ни один ребенок без возможности оказания такой помощи не должен остаться.

Что делать, если несовершеннолетнего шантажируют интимными фото?

В современном мире даже появилось новое не правовое понятие кибергруминг или чайлдгруминг как вид сексуального насилия над ребёнком в виртуальном пространстве. Взрослый знакомится с несовершеннолетней жертвой в соцсетях, входит в доверие, а после получения от неё снимков интимного характера, сначала с виду невинных (как правило, в нижнем белье), переходит к шантажу, требованиям прислать ещё больше схожих более откровенных фотографий или видеозаписей под угрозой распространения изображения родным, одноклассникам и друзьям, загоняя ребёнка в психологически безвыходную ситуацию.

Дети, испытывающие в таких случаях сильнейший стресс, переживают все стадии выхода после травмирующей ситуации, по уверению психологов абсолютно такие же, как и в случае реального насилия. Хорошо, если это ещё не закончится трагедией.

Что делать ребёнку. Прежде всего родители и педагоги должны лишить его иллюзии безопасности киберпространства, убедить рассказывать о любых подобных просьбах и не бояться этого. Ребёнок не должен предоставлять доступ к контактам книги круга своего общения, ни в коем случае не стоит удалять переписку с посторонними.

Как поддержать ребёнка, когда он решился рассказать о случившемся?

Когда всё же такое случилось, нужно выслушать ребёнка, похвалить, что он нашёл в себе силы обратиться за помощью. При этом нужно воздержаться от оценок, критики и поучений, обязательно поддержать ребёнка, развеять возможно возникающее у него в таких случаях ошибочное чувство вины, сомнения в правильности его действий.

Нужно рассказать, что злоумышленники встречаются и как можно попытаться разрешить различные ситуации в глобальной сети, создать позитивный настрой, что не всё пропало и с этим вместе обязательно справимся. Необходимо обратиться за психологической помощью, а в случаях признаков преступления обязательно сообщить о произошедшем в полицию, сохранив переписку и другие данные на устройстве выхода в интернет, а также не предупреждая самого злоумышленника об обращении в правоохранительные органы. Это поможет быстрее его поймать и доказать вину.

Считаете ли вы, что в нашей стране принято замалчивать о таких проблемах как растление малолетних?

Конечно, нет. В современном мире информационное пространство трансформировалось, общество как никогда открыто к обсуждению любой тематики и тенденции к уходу от этой проблемы нет.

Такое впечатление действительно может сложиться, например, из-за ряда ограничений, накладываемых на порядок публикации в СМИ сведений, связанных с несовершеннолетними и их персональных данных. Так, не публикуются судебные приговоры о преступлениях, совершённых в отношении несовершеннолетних и содержащие персональные данные о детях, позволяющие их идентифицировать.

Это обоснованно стремлением оградить несовершеннолетнего и обеспечить защиту его прав. Вместе с тем, обезличенная информация о результатах раскрытия, привлечения к уголовной ответственности либо осуждения за такие преступления публикуется, и это абсолютно правильно. Во-первых, в целях предотвращения преступлений и осознания неотвратимости наказания за их совершение, а во-вторых, для понимания населением безопасности, в том числе ликвидации боязни преступника и психологических барьеров для обращения в правоохранительные органы.

Такие примеры имеются. Например, когда уже повзрослевший, а иногда уже и взрослый ребёнок спустя длительное время решается рассказать о совершённом когда-то преступлении. Другой пример, когда замеченная публикация в средствах массовой информации о задержании и аресте за преступление против половой неприкосновенности или умышленное распространение среди местных жителей и работа с населением становятся триггером для сообщения других детей о совершении злоумышленником и в отношении них аналогичных преступлений, переставая его бояться и осмелившись рассказать.

И каждое такое сообщение обязательно проверяется и при подтверждении следственным путём виновному лицу вменяются все совершенные преступления.

Каков алгоритм расследования уголовного дела по такой статье?

В большинстве случаев дети рано или поздно рассказывают о произошедшем родителям или, когда боятся им сообщить, другим близким, а при недоверии к родным или в крайних случаях — соседям. Они уже и являются источником поступления сообщений о совершённых преступлениях в правоохранительные органы.

Такие сообщения срочно проверяются, оперативно устанавливается личность злоумышленника, он задерживается при подтверждении причастности к совершению преступления.

С каждым пострадавшим ребёнком в первую очередь обязательно работает привлекаемый квалифицированный психолог, чтобы дополнительно его не травмировать, к каждому, в зависимости от возраста — индивидуальный подход. И только после этого с участием психолога и законного представителя фиксируются обстоятельства совершённого преступления.

Каждый подозреваемый проверяется по ДНК-учёту и имеющимся базам данных, обязательно проверяется его возможная причастность к другим таким преступлениям, в том числе в предыдущие годы. Проводятся судебные и психолого-психиатрическая экспертизы.

Конечно, все секреты работы с подозреваемым по понятным причинам мы раскрыть не можем, это нецелесообразно.

Сюжеты:
Эксклюзив
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter