Изнасилованные котята, убитые щенки, «коробочницы»: крик души зооволонтёров

Изнасилованные котята, убитые щенки, «коробочницы»: крик души зооволонтёров
Изнасилованные котята, убитые щенки, «коробочницы»: крик души зооволонтёров
10 июня, 20:01ОбществоТатьяна ГригорьеваФото: Бел.Ру
Белгородские зооволонтёры в эти дни проводят акцию по льготной стерилизации домашних животных. В разговоре с корреспондентом «Бел.Ру» они рассказали о страшных историях и о том, что нужно сделать, чтобы тысячи животных не выбрасывали на улицу.

Не доросли до тюрьмы

Ирина Кияницына много лет пристраивает животных и пытается проводить пропаганду стерилизации. Но бродячих животных слишком много и помочь всем она не в состоянии, а уговоры стерилизовать животных действуют не на всех. Очередных бездомышей из подвала Ирине и другим волонтёрам спасти не удалось: пока одни кормили и искали для них хозяев, другие шебекинцы поиздевались над котятами.

В октябре 2020 года жительницы шебекинской многоэтажки, где в подвале обитали котята, позвонили Ирине и сказали, что соседские дети изнасиловали котят палкой и котята умерли. Ирина провела целое расследование и выяснила, кто и когда выходил из подвала. Полицейские, которых вызвала Ирина, опросили детей и их родителей.

Одна из девочек призналась сотрудникам полиции, что вместе со своим братом и знакомой девочкой вставляла палку «котятам под хвост». Якобы она не хотела калечить и убивать животных, но вот с какой целью она и другие дети над ними надругались и как возникла столь жуткая и извращённая идея, пояснить не смогла.

Рядом с домом Ирина Кияницына нашла ещё и обезображенный труп щенка. Но инспектор по делам несовершеннолетних по Шебекинскому городскому округу не стала заводить уголовное дело, так как в действиях малолетних, по её мнению, нет состава преступления.

Майор полиции Селедченко объяснила это тем, что дети не достигли 16 лет — возраста привлечения к уголовной ответственности. Кроме того, двое из них дали противоречивые показания, а поскольку сотрудники полиции не могут устранить эти противоречия, то все сомнения в виновности толкуются в пользу обвиняемых.

Местные жители заявили полицейским, что малолетние садисты растут в неблагополучных семьях, и написали об этом в соцзащиту, но заместитель начальника управления соцзащиты администрации Шебекино ответила, что родители создали вполне нормальные условия для развития детей. Ирина Кияницына написала жалобу в прокуратуру и потребовала привлечь родителей к ответственности за ненадлежащее воспитание детей. Она возмутилась, что в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела ничего не сказано о том, какие меры будут приняты для того, чтобы эти жуткие случаи не повторились. В итоге детей отправили к психологу для беседы.

Владельцам магазинов и ресторанов котята не нужны

— Это лишь один из многих случаев издевательства над бродячими животными. Здесь возникают вопросы и к полиции, и к органам опеки, и к родителям, почему дети в столь юном возрасте не только способны на насилие, но и додумались изнасиловать котят?! А дети ещё даже не достигли пубертатного возраста, откуда они знают о стороне жизни, которую им ещё в силу возраста знать не положено?!

Но это уже другая история про то, как российская полиция расследует преступления в отношении животных, и о том, почему 245-я статья зачастую не работает. Главный вопрос в том, откуда берутся эти кошки и собаки на улице. Безответственные хозяева, которые считают, что стерилизация — это против природы, успокаивают себя тем, что они выкинули котят или пристроили абы куда, а не убили, а значит, они молодцы! А что случается с этими котятами потом, они знать не хотят.

Подкидывают в чужие подъезды, считая, что кто-нибудь да заберёт домой, подкидывают к продуктовым магазинам и ресторанам, считая, что будут кормить объедками, подкидывают к ветклиникам и к домам волонтёров, считая, что ветеринары и волонтёры по умолчанию обязаны заниматься их приплодом!

Неужели, правда думают, что владельцам ресторанов и магазинов нужны чужие котята или что в подъездах многоэтажек куча желающих завести себе питомца? Или что бабки-коробочницы действительно берут котят для того, чтобы их раздавать на рынке, а не для того, чтобы получить сто рублей за котёнка, а его выкинуть недалеко от рынка?

Я устала уже это повторять и писать в соцсетях. Есть даже те, у кого есть интернет и доступ к информации, но они пишут в группах объявления о поиске тех самых коробочниц, чтобы сбагрить кому-то своих котят. В 21-м веке люди через интернет ищут коробочниц!

Мы пишем в зоозащитных группах, кто такие коробочницы, пишем, что они стоят на рынке с коробкой несколько часов для отвода глаз, а потом выбрасывают коробки с котятами. Эти коробки находили и на Центральном рынке, и недалеко во дворах. Увы, мы можем писать только в своих группах, у нас нет других ресурсов для распространения информации. А эти дремучие люди там, по-видимому, не сидят.

Иногда подобные экземпляры как-то оказываются в группах по пристройству животных, но даже общими усилиями не всегда удаётся их убедить, что надо стерилизовать своих питомцев, потому что для всех невозможно найти ответственных хозяев. Это ещё что! Я на днях в магазине агитировала односельчан, рассказывала про акцию и наслушалась такого, будто в средневековой деревне!

Одна сказала: «Я утопила восьмерых взрослых котят, священник мне сказал: „Из воды пришли, вода и забрала“». Вторая сказала, что утопит котят своей кошки, а стерилизовать не будет, потому что «неизвестно какие врачи приедут, а то угробят кошку», третья сказала, что ей ветврач посоветовал давать кошкам гормональные капли. У капель и таблеток побочки больше, чем у стерилизации! Я вышла из магазина, меня будто по голове огрели! — рассказывает Ирина Кияницына.

Отдать коробочницам — всё равно что выкинуть!

Ещё один зооволонтёр Елена Воронова рассказала, как стала жертвой заблуждений по поводу стерилизации и о том, как многие белгородцы не желают с этими заблуждениями расставаться:

— Много лет назад, когда у меня ещё не было интернета и с ветврачами я общалась редко, я завела кошку и решила, что не буду её стерилизовать: наслушалась сказок о вреде операции и о том, что кошечкам надо хотя бы раз стать мамой. Мне подсказали номер телефона бабули, которая пристраивает котят за небольшую сумму, и мы с мужем, довольные, отвезли ей котят, заплатили и решили, что мы молодцы — и кошечка познала радость материнства, и котята будут в добрых руках.

Но потом я стала общаться с волонтёрами, и мне объяснили, в каких руках, точнее, помойках и подвалах оказались мои котята. Тогда я стерилизовала свою кошку и стала агитировать знакомых сделать то же самое. Но люди у нас до того живут с укреплённой столетиями практикой топить в ведре. И это чудовищная норма!

Некоторых можно заставить это сделать разве что налогами на нестерилизованных животных и ещё какими-то строгими мерами, которые власти, к сожалению, пока не ввели. Доказать факт того, что кто-то выкинул котят, практически невозможно. Надо это сделать перед камерами, наверное. А кто-то не из-за своей глупости плодит и выкидывает, а из-за наглости.

Я живу недалеко от оврага, на краю села. В этот овраг периодически выкидывают котят. Тут люди явно не надеялись, что кто-то будет кормить, выбросили на верную смерть. И что мне теперь делать? Камеры устанавливать вдоль оврага? Предложила я как-то соседке отвезти её кошку на льготную стерилизацию. Сказала ей: «Мы сами отвезём на машине, тебе надо только 500 рублей заплатить за льготную стерилизацию». Так она возмутилась: «Буду я ещё на кошку 500 рублей тратить!»

А через пару месяцев она мне сказала, что кошка окотилась, а котят они с мужем выкинули на территорию предприятия, недалеко от моего участка. И дальше будут выкидывать, и ничего я сделать не могу! Нет ни учёта животных, ни массовой пропаганды стерилизации — ничего нет!

Сейчас бурно обсуждают поправки в законодательство по поводу учёта, надеюсь, он будет работать. Ещё надеюсь, что настанет момент, когда налоговая заинтересуется не только сдачей квартир, но и продажей животных. И дело тут даже не в налогах, а в том, что заводчик — это официальное лицо, занимающееся разведением породы, а разведенец — человек, скрещивающий животных ради наживы и не несущий никакой ответственности за их судьбу.

Проблему бездомных животных решить просто для государства, для тех, кто имеет власть: нужно значительно ограничить разведение домашних животных, а лет на десять лучше бы вовсе запретить, учитывая катастрофическую ситуацию, а ещё — ввести обязательную стерилизацию домашних животных и законы, и статьи Уголовного кодекса, которые предусматривают ответственность за то, что соседка выкинула котят.

Сейчас это сложно доказать, и полиция подобными расследованиями не занимается. Да и статьи Уголовного кодекса написаны так, что сложно привлечь к ответственности. Но на то, чтобы принять эти меры, должна быть воля власть имущих. Мы можем только уговаривать и пропагандировать.

На «Авито» плодильщики выставляют объявления о продаже котят без документов. Их почему-то налоговая не привлекает к ответственности за неуплату налогов, а полиция — за попытку мошенничества. Если документов нет, значит — это дворняга!

Меня не волнует прибыль плодильщиков. Волнует их вред обществу и животным! Всю весну и лето плодильщики создают конкуренцию бездомышам, столько объявлений о котятах, что никто не хочет брать взрослых кошек, которых мы подобрали на улицах! И бесполезно объяснять этим людям, что кошек и так уже слишком много и не надо их плодить!

И сколько бы приютов ни построило государство, хоть в каждом селе, пока нет ответственности за то, что животные плодятся, пока нет ответственности у тех, кто разводит и выкидывает — проблему не решить, — говорит Елена Воронова.

Приют для кошек, которого нет

Как уже неоднократно сообщало «Бел.Ру», для собак в Белгородской области есть приюты, куда животных привозят после отлова по официальным заявкам в администрацию, которые пишут жители региона.

В приют «Добрый дом» теоретически можно отдать и собак, которых кто-либо нашёл на улице, но только по предварительной договорённости, так как в приюте далеко не всегда есть места для новых подопечных. И собак из приютов приходится выпускать обратно после стерилизации и вакцинации по программе ОСВВ (Отлов-стерилизация-вакцинация-выпуск), поскольку тысячи собак (по подсчётам регионального управления ветеринарии их около семи тысяч), в приюты не помещаются.

Для кошек нет ни одного приюта. Будет ли когда-то в Белгороде такое заведение — неизвестно. Ещё в начале 2020 года чиновники обещали, что в области появится четыре приюта для животных. Бывший губернатор Евгений Савченко заявил в эфире местного ТВ, что приюты уже есть, в том числе и для кошек, но «исполнение хромает» (22.34).

Но в тот момент не было ни одного приюта для кошек, нет его и сейчас. Спасением котят и кошек занимаются только волонтёры, которые делают это бесплатно в свободное от работы время. Но справиться с этой проблемой при наличии большого количества противников стерилизации им не удаётся.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter