Дефицит: в Белгородской области учителя не хотят работать в селе. Почему?

Дефицит: в Белгородской области учителя не хотят работать в селе. Почему?

10 марта , 20:45
Общество
Фото: Бел.Ру

В Белгородской области учителя не хотят работать в селе

Учитель — некогда почётная и высокооплачиваемая профессия. Сегодня же в Белгородской области масса вакансий на места учителей-предметников и логопедов. Почему образовался дефицит кадров и как решить проблему, разбирались вместе с экспертом и департаментом образования.

Весь 2020 год белгородские СМИ, затрагивая тему нехватки специалистов, в основном писали о медиках. Коронавирус, пандемия — медработники в особом почёте, о них трубят со всех сторон. С начала 2021 года мало что изменилось. Однако другие отрасли никуда не делись, и там тоже есть свои проблемы.

В ИА «Бел.Ру» решили узнать, как обстоят дела с кадрами в образовательной сфере. Оказалось, там в специалистах нуждаются не меньше. Какие учителя в Белгородской области в наибольшем дефиците, как обстоят дела в сфере спецобразования и как решить кадровые проблемы?

Как обстоят дела на местности?

Для уточнения статистических данных журналист ИА «Бел.Ру» обратилась в департамент внутренней и кадровой политики Белгородской области (ДВКП). Мы узнали, что к январю 2021 года в регионе была нехватка 140 школьных учителей-предметников.

Больше всего школы нуждаются в учителях иностранного языка. Из общего числа специалистов, которые необходимы учебным учреждениям, 23,6% занимает именно эта категория учителей. Также недалеко ушли преподаватели русского языка и литературы и учителя математики — по 22% соответственно.

Как это часто бывает (и было всегда), нехватку учителей закрывают штатными сотрудниками. Так и выходит, что учителя химии параллельно ведут биологию, к примеру. Потому что больше некому. Уточнили в ДВКП, насколько распространена сейчас эта практика и насколько это правильно. Выяснилось, что сейчас недостаток кадров закрывают не только за счёт учителей других предметов, но и за счёт студентов старших курсов.

В общеобразовательных организациях, преимущественно в сельских, при временной нехватке учителей приглашают учителей из близлежащих школ. Также учителя, которые прошли курсы повышения квалификации, могут вести смежные предметы. При острой необходимости директора школ привлекают студентов выпускных курсов педагогических специальностей. Педагоги, у кого в дипломе о высшем профессиональном образовании есть специальность, в которой нуждается школа, тоже могут замещать свободные часы. Департамент внутренней и кадровой политики Белгородской области

В специальном образовании тоже не всё гладко. По данным ведомства, регион нуждается в 23 учителях-логопедах и 14 учителях-дефектологах.

Нам нужен именно ты

Все вакансии, по информации департамента, размещены в открытом доступе на сайте департамента образования региона, во вкладке «Информация», в разделе «Соискателям».

Редакция скачала документ, в котором указаны вакансии, зарплаты и места работы. К марту насобирался огромный список — 687 свободных мест. Но в этот список попали не только учителя. Здесь и психологи, и методисты, и инженеры с кладовщиками. Их объединяет одно — это вакансии в образовательных учреждениях: школьных и дошкольных.

Соискателям
Фото:Департамент образования Белгородской области

Например, департамент ищет учителей-логопедов в гимназию № 12, школу № 21 и школу-сад № 26. Всё это в Белгороде, на ставку с зарплатой 12 240 рублей. Монаковской школе в селе Монаково Староосколького горокруга тоже нужны логопеды и дефектологи, но уже на 0,25 ставки за 5000 рублей в месяц.

Для Роговатовской сельской школы в том же горокруге требуются учителя математики, географии, физики, истории обществознания. Причём всем, кроме историков-обществоведов, предлагают ставку 20 000 рублей, а последним — 0,78 ставки за 13 420 рублей.

В областном центре не хватает учителей иностранных языков, химии, музыки, русского языка и литературы. Их ищут для школы №13, 19 и 27. За эти места обещают 12 240 рублей.

Для сравнения мы зашли на сайт «Работа в России». Там оказалось намного меньше предложений по запросу «учитель»: 87 вакансий и 90 рабочих мест. Но и заработные платы там почему-то указаны на несколько сотен, а то и тысяч больше. Также там имеются вакансии, которых нет на сайте департамента образования.

К примеру, учителю-логопеду в гимназии №12, по информации с сайта департамента, готовы платить 12 240 рублей, а по данным «Работы в России», — 12 792 рубля. Такая же ситуация с логопедом для школы № 21 и с учителем иностранного языка для СОШ № 27.

Учителя русского языка и литературы для СОШ № 13 в Белгороде через сайт «Работа в России» приглашают на работу за 15 000 рублей, а через сайт ведомства — за 12 240 рублей. Причём эти же специалисты могут претендовать на зарплату в 20-35 тыс. рублей в других учебных учреждениях области, если верить сайту «Работа в России». Причём это необязательно будут школы областного центра.

Мотивация

Журналист информагентства пообщалась с экспертом, чтобы узнать причины такой кадровой бреши и как её можно закрыть. Но прежде расскажем, как государство и местные власти мотивируют специалистов. По крайней мере, пытаются.

Так, например, для молодых белгородских педагогов в возрасте до 30 лет на период первого года трудовой деятельности существует гарантированная доплата в размере 30% от базового должностного оклада. Эта гарантия закреплена законом Белгородской области от 31 октября 2014 года № 314 «Об образовании в Белгородской области».

Для молодых учителей сельских школ в регионе также есть меры поддержки, как утверждают в ДВКП. Это установленные муниципальными нормативными актами выплаты. Кроме прочего, педагогам, работающим в сельской местности, положены соцгарантии:

  1. компенсация коммунальных услуг специалистам, работающим и проживающим в сельских населённых пунктах, рабочих посёлках (посёлках городского типа) и тем, кто завершил педагогическую деятельность в связи с выходом на пенсию;
  2. возмещение расходов за: аренду жилья, его содержание и ремонт, отопление, приобретение твёрдого топлива в размере годовой потребности в домах, не имеющих центрального отопления, электроэнергию на освещение жилого помещения;
  3. повышенные на 25% оклады.

Ещё одна мера поддержки — программа «Земский учитель». В Белгородской области её реализуют с 2020 года. Согласно ей, учитель, который выиграет конкурс и переедет в небольшой город (с населением до 50 тысяч человек) или село, получит единовременную выплату 1 млн рублей.

«Почти никто не хочет быть школьным учителем всю жизнь. И дело не в деньгах»

Редакция ИА «Бел.Ру» связалась с научным руководителем института региональных проблем, кандидатом политических наук, доцентом Финансового университета при правительстве Российской Федерации Дмитрием Журавлёвым. С ним пообщались на тему причин нехватки учителей, в частности — почему многие, несмотря на программы поддержки специалистов, не хотят ехать на работу в сёла и деревни. И, конечно, Журавлёв рассказал, как решить вопрос дефицита кадров.

Среди причин невозможно выделить какую-то одну — Дмитрий Анатольевич назвал целый ряд таковых. Во-первых, страх поехать в отдалённое место (село, деревню) вбит в человеческую психологию вместе с понятием, что там жить нельзя, считает эксперт. Причина тому — большой пласт советской эпохи.

Это было и при советском времени, когда даже в очень богатых колхозах старались люди не оставаться, старались уехать в город даже на худшие условия. Это подсознательно. Осталось с того времени, когда в деревнях не было паспортов, их выдавали по особому случаю. Уезд из деревни был, как уезд из тюрьмы. Сейчас всего этого уже нет, нет на протяжении двух или даже трёх поколений. Но привычка осталась. Она уйдёт только со временем, когда станет ясно, что в деревне неплохо, что там можно жить не хуже, чем в городе. Дмитрий Журавлёв, научный руководитель института региональных проблем

Во-вторых, после переезда специалиста в село его должны поддерживать материально — он должен получать дополнительные деньги. «Причём „дополнительные“ — ключевое слово. Дело не в том, много это или мало. Дело в том, что он едет работать в деревню, в те условия, и должен получить некое поощрение», — уточняет эксперт. Но тогда встаёт вопрос: кто это поощрение будет платить? Федеральная программа, региональное правительство или муниципалитеты?

У муниципалитета денег нет, у регионального правительства их мало, а федеральная программа сформулирована очень чётко: конкретные суммы под конкретные задачи. «Нельзя просто так сказать: „А, всё-таки надо ещё географу Тютькину немножко денег отсыпать“. Тут дело не в том, что у федеральной программы денег нет. Они есть. Но там всё чётко сформулировано и распределено, а иначе разворуют», — высказался Журавлёв.

Для решения проблемы необходимо какое-то политическое решение по выделению средств конкретно для этих нужд, считает Дмитрий. Как пример он привёл доплаты врачам за работу с ковидными пациентами. Пока такого не будет, вакансий будет полно. Преподаватели будут менять род деятельности или, как минимум, искать дополнительные пути заработка. Самый яркий, пожалуй, для Белгородской области пример - учитель английского языка Андрей Федотов. Мужчина с удовольствием работает в школе, а своими впечатлениями от преподавательства и опытом делится в шуточной форме в соцсетях. Но не каждый так сможет.

Я понимаю при этом, что нам скажут учителя из городов: «Ребята, а мы в чём виноваты? В том, что мы не в деревне живём?». Но боюсь, что в этой ситуации такая чрезвычайная мера будет полезна. Дмитрий Журавлёв, научный руководитель института региональных проблем

В-третьих, объяснил Дмитрий Анатольевич, сколько бы ни платили учителям в отдалённых уголках, деревнях и сёлах, стоит вопрос о том, чтобы учеников в школах было больше, чем преподавателей: «Если школа маленькая, учитель туда не пойдёт, потому что в следующем поколении детей, может, вообще не будет в этой деревне, и что он будет тогда делать? С другой стороны, закрывать малокомплектные школы? Значит, нужно будет создавать образовательные центры между деревнями. Но это же вопрос инфраструктуры».

Для создания образовательных центров нужны, как минимум, школьные автобусы и хорошие дороги по примеру Америки. Потому что, уточнил Журавлёв, школу на каждой улице даже американская экономика не может себе позволить. Сделать одну школу на несколько деревень, чтобы автобус развозил детей — это не такая уж и большая проблема, но всё это стоит денег.

С другой стороны, школы у нас на районном бюджете. У районного бюджета последний раз деньги были при Брежневе. А кто тогда эту инфраструктуру будет выстраивать? А если нет, то будет в школе восемь учеников и восемь учителей. И в такое учреждение вы молодого учителя не заманите даже хорошими деньгами. Не потому, что он не хочет, а потому что он понимает, что сегодня она есть, а завтра… Дмитрий Журавлёв, научный руководитель института региональных проблем

Также люди не хотят ехать в сёла, потому что не уверены, что оттуда выберутся. Почти никто не хочет быть школьным учителем всю жизнь. Кто-то хочет написать диссертацию и уйти преподавать в вуз, кто-то — окунуться в бизнес в перспективе. Одной фразой это можно описать так: хочется жить завтра лучше, чем сегодня. И винить за это людей нельзя. «Но из сельской школы куда он уйдёт? Именно поэтому надо хорошо им платить», — ещё раз акцентировал внимание на финансовой стороне вопроса Журавлёв.

Но дело тут не только в средствах или их отсутствии. Важная составляющая — возможности. У человека они должны быть всегда и везде, вне зависимости о того, будет он ими пользоваться или нет.

Если он в пятницу может приехать в Белгород, в театр сходить — это одна история. А если у него автобусная остановка ближайшая в 10 км — это другая история. Причём дело даже не в том, поедет ли он в этот театр. Может, он устал в пятницу, и будет дома телевизор смотреть. Но у него должна быть такая возможность. Человек должен понимать, что он не ограничен.Дмитрий Журавлёв, научный руководитель института региональных проблем

С учителями точно так же: приедут в деревню, им будут платить зарплату, дадут дом (что тоже не факт). А что дальше? До 70 лет географию преподавать? Похожими вопросами задаются многие, прежде чем устроиться на работу.

Дмитрий Анатольевич подытожил: «Деньги — это основа, но должно быть и другое — ощущение завтрашнего дня: если я буду работать в школе, мне потом будет лучше, чем если я этого делать не буду. А вот как это ощущение создать? В советское время были всякие награды — народный учитель, например. Но это больше для эмоций. А сейчас что? Какой может быть бонус, кроме зарплаты? Это притом, что ещё и зарплату мы ему не гарантируем. И Белгород в этом случае — не худший вариант. Вы находитесь не в худшем сегменте. Но есть регионы, где болото вокруг и денег с гулькин нос».

Если верить мнению и опыту эксперта, две основные проблемы — отсутствие достойных зарплат и инфраструктуры, возможностей. Если обеспечить учителей этими составляющими, желающих посвятить себя образованию подрастающего поколения будет больше как в городе, так и в деревнях. Главное – обеспечить в реальности, а не на бумаге. Ведь, как видим, в большинстве вакансий указывается зарплата в 12 000 рублей, а в ответе департамента внутренней и кадровой политике прописано, что по области средняя заработная плата учителя – 45 853 рубля, а логопеда/дефектолога – 40 689 рублей.

Сюжеты:
Эксклюзив
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter