Что известно о задержании журналиста Ивана Голунова

Что известно о задержании журналиста Ивана Голунова

8 июня 2019, 14:32ОбществоPhoto: Иван Голунов / Facebook
Журналист Иван Голунов был задержан в Москве 6 июня. В качестве обвиняемого он фигурирует в уголовном деле «О покушении на сбыт наркотических средств».

Журналистское сообщество связывает задержание с профессиональной деятельностью Голунова. Он был автором громких расследований, в том числе о похоронном бизнесе, микрофинансовых организациях, которые обманом получают жильё должников, и мусорной проблеме. Редакция ИА «Бел.Ру» собрала сведения, известные к этому часу.

Задержание

Ивана Голунова, корреспондента «Медузы», задержали на Цветном бульваре в Москве 6 июня. По информации «Медузы», он шёл на встречу с коллегой.

По данным полиции, в рюкзаке Ивана нашли пять свёртков с порошком. Анализ показал, что это был метилэфедроном массой около 4 граммов, а в квартире – более 5 граммов кокаина (один свёрток и три пакета) и весы.

На журналиста завели уголовное дело по ст. 30 и 228.1 УК РФ.

В правоохранительных органах опубликовали фотографии, сделанные при обследовании квартиры подозреваемого и при личном досмотре. Друг журналиста Александр Уржанов рассказал, что снимки не похожи на квартиру Голунова, где он бывал не один раз в гостях.

По данным издания, где работает журналист, наркотики ему подкинули (во время задержания он периодически терял из вида рюкзак). После задержания ему не разрешали обратиться к адвокату. В полиции не согласились взять у Голунова смывы рук и срезы ногтевых пластин для исследования, анализ которых может подтвердить, что он не прикасался к наркотикам.

В показаниях Голунов указал, что во время освидетельствования был избит, скорую помощь оперативно ему не вызвали. О следах побоев на теле Голунова сообщила и гендиректор «Медузы» Галина Тимченко.

В московской полиции отрицают избиение Голунова, а врач скорой помощи говорит, что у журналиста могут быть переломы рёбер, сотрясение головного мозга и гематома. Чтобы это проверить, нужен рентген и госпитализация.

Следующие 24 часа

Протокол задержания был оформлен только утром 7 июня, около четырёх часов утра. Интересы Голунова защищает адвокат правозащитной группы «Агора» Дмитрий Джулай. Причастность к наркотикам Голунов отрицает.

По словам Галины Тимченко, журналисту не давали есть и спать, всё время он находился в наручниках. Ему предъявлены обвинения. Голунову грозит от 10 до 20 лет лишения свободы.

Следственные действия длились больше суток – около 30 часов после задержания. За это время правоохранители провели допросы, экспертизы и очные ставки. Затем Голунова отвезли на медосвидетельствование. Там его осмотрели и написали, что у него ушиб спины, а ушиб грудной клетки и удар по виску не зафиксировали, утверждает Голунов в интервью «Дождю».

Сегодня, 8 июня, в Никулинском суде Москвы на заседании должны решить, какой будет мера пресечения для журналиста.

Поддержка коллег

Коллеги по цеху поддерживают Ивана Голунов и не верят в его причастность к делу. 7 и 8 июня в Петербурге и Москве прошли одиночные пикеты в поддержку Голунова. При этом полиция начала задержку одиночных митингующих.

На Change.org опубликована петиция «Свободу журналисту Ивану Голунову – автору расследований коррупции!». Её подписали более 23 тысяч человек.

Коллеги Голунова из «Медузы» обновили фотографии своих профилей в знак поддержки Ивана.

Главный редактор «Медузы» Иван Колпаков рассказал «Интерфаксу», что Голунову на протяжении нескольких месяцев периодически приходили угрозы. Он добавил, что наркотики ему были подброшены: «Иван никогда не употреблял их и уж тем более не распространял».

Мы знаем, что в последние месяцы Ване поступали угрозы; знаем, в связи с каким готовящимся текстом; догадываемся, от кого. «Медуза» будет изучать каждое действие следователей по делу Голунова. Мы выясним, по чьей воле преследуют Ваню — и сделаем эту информацию публичной. Мы будем защищать своего журналиста всеми доступными способами.Иван Колпаков

Телеканал «Дождь» поговорил с Иваном.

Мне не угрожали, на меня не давили, если не считать того, что не давали никому позвонить. За две недели до случившегося были угрозы. Я хорошо понимаю, что со мной происходит, но нахожусь в нормальном состоянии. Когда адвокат приходит, вообще спокоен. Урывками узнаю о поддержке. Тут главная проблема – никакой связи с внешним миром. Вот, вы мне сейчас рассказали про поддержку, и я счастлив. Спасибо всем, для меня это очень важноИван Голунов

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter