Испытано на себе: журналисты Бел.Ру полетали на аэростате над Белгородской областью

Испытано на себе: журналисты Бел.Ру полетали на аэростате над Белгородской областью

7 сентября , 18:36ОбществоPhoto: Татьяна Алексютина/Бел.РуНебосвод Белогорья 2020
В Белгородской области завершился восьмой фестиваль «Небосвод Белогорья». В 2020 году он прошёл по-особенному. Несмотря на ряд невыполнимых задач, в целом мероприятие увенчалось успехом. Журналисты ИА «Бел.Ру» испытали на себе все тонкости воздушного дела и увидели область с высоты птичьего полёта.

Стартовал восьмой фестиваль «Небосвод Белогорья» в Белгородской области 4 сентября, в лесопарковой зоне посёлка Дубовое. Из-за неблагоприятных метеоусловий белгородцы не смогли увидеть в полном объёме свечение аэростатов и насладиться свободным полётом воздушных шаров.

Тем не менее уже в понедельник, 7 сентября, погода наладилась и журналисты ИА «Бел.Ру» смогли на собственном опыте ощутить все тонкости воздухоплавания и увидеть регион в высоты птичьего полёта.

Согласно распределению, летели с командой из Москвы. За рулём воздушного аппарата с пятилетним стажем полётов — пилот Георгий, а рядом — штурман Сергей. Ещё два человека, без которых полёт был бы невозможен, это Сергей и Глеб. Последний — сын пилота.

Фестиваль воздухоплавания «Небосвод Белогорья» 2020 в Белгороде
Video:Татьяна Алексютина/Бел.Ру

Обычно мы просто спортом занимаемся, не ездим по фестивалям. Но в этом году ничего не было, вот и собрались. В Белгороде впервые. Тут красиво. Много полей. Заниматься начал просто для себя, из знакомых никто этим не увлекался. Я с детства летать хотел. Георгий, капитан воздушного судна

В ходе беседы с капитаном стало известно, что самое сложное при полётах — бороться с эмоциями: если нельзя летать, значит нельзя! Нужно учесть все возможности: как технические, так и погодные. Георгий уточнил, что шар — это такое же воздушное судно, как и другие. У него также есть бортовой номер, как и у любого самолёта. Надо обучиться около трёх месяцев, чтобы летать на нём: «В специальной курсантской школе надо отлетать не менее 28 часов с инструктором. Ещё шар в обязательном порядке раз в два года проходит технический осмотр, а пилот каждые два года — медкомиссию».

Что касается ограничений по здоровью и возрасту, признаётся Георгий, их у пилота аэростата гораздо меньше, чем у пилота самолёта:

— Мы летаем в любом возрасте. Вон, Найдорфу уже 80 лет. А линейные пилоты уже после 50 лет не летают. Плюс, у них обязательно медзаключение первого класса, а у нас — пилотов аэростатов — второго класса.

По словам Георгия, летать на шаре можно везде, где не запрещено. Есть два правила: правило полёта по приборам — это как самолёты летают, и правило визуальных полётов — это как аэростаты, вертолёты или машины: когда просто видишь другие объекты и выбираешь траекторию движения. Кроме того, есть специальный прибор навигации. Устанавливается на обычный планшет. Он показывает скорость, высоту и направление. Мы летели со скоростью 17 км/ч, в основном. Поднимались вверх со скоростью 1,5 метра в секунду, а спускались — два метра в секунду.

Планшет с навигацией / Татьяна Алексютина

Поворачивается шар от ветра. Дальность полёта зависит от внешней температуры воздуха и загруженности корзины. А баллоны подключены так, что если одна сторона откажет, не будет подавать газ, вторая будет работать — это 100% уровень безопасности. Поэтому и горелки обязательно две.

У меня личный аэростат, но бывает по-разному. Мы собрались ребятами, ездим куда-то постоянно для себя. А те, кто катает на коммерческой основе, у тех от компании же аэростаты. У нас же просто хобби. За границей мы ещё не были, катаемся по России: Рязань, Нижний Новгород и др. Георгий, капитан воздушного судна

Полотно шара несгораемое. Оно выдерживает до 150 градусов температурного режима. Также есть клапан парашюта, который предназначен для снижения: дёргаёшь за трос, он выталкивает тёплый воздух и можно снижаться. Корзина аэростата выполнена из высокопрочной лозы. В ней есть специальные отверстия для ног, чтобы безопасно залезать и вылезать из воздушного судна.

Шар — это самый безопасный вид воздушного судна. Тут, даже если ничего не работает, он больше, чем 5 м/с не разгонится. Даже если всё сломается, мы сядем. Можем удариться, но не разобьёмся. Георгий, капитан воздушного судна

У Георгия корзина аэростата рассчитана на пять человек — пилот, штурман и три пассажира. Есть и больше корзины.

Те, кто занимается воздухоплаванием в коммерческих целях, покупают побольше корзины. Но тогда и оболочки больше. Чем больше оболочка, тем больше она поднимет: есть оболочка вытянутая (в виде капельки) — это для тех, кто спортом занимается. Наполняемость корзины зависит от того, насколько горячий воздух и насколько большая оболочка. Георгий, капитан воздушного судна

На полпути штурман Сергей сказал, что мы сожгли уже около 60 килограммов газа. В баллонах аэростата сжиженный газ. По словам Сергея, если переводить потраченное топливо на бытовые условия, то это столько, сколько можно сжечь газовой плитой за месяц или даже полтора.

«В одном баллоне 45 кг газа. Он чуть легче воды. Но он подаётся не так, как для плиты газовой. Трубочка захватывает снизу газ. Он идёт на горелки не газообразный, как в плите, а жидкий, и прогревается через турбину», — рассказал капитан воздушного судна. Ещё Георгий уверил нас, что один из важнейших пунктов для полёта — команда. Даже если аэростат долетит, необходимо его ещё и подобрать.

Мы-то дойдём, а махина эта — 350 кг. Мы же улетим ого-го куда, а команда следит за нами. Сергей, штурман

После удачного приземления Георгий поделился несколькими случаями, которые могут возникнуть в ходе полёта.

Были случаи, когда и провода ЛЭП задевали. Если ветер затихает над городом, темно, их невидно. Бывало, что застряла в поле машина, пришлось два часа развлекать пассажиров. Бывает такое, что условия для подъезда сложные. Георгий, капитан воздушного судна

Согласно правилам, аэростаты не летают в сильный ветер. Тем не менее, пилот сам выбирает, когда ему лететь. Но по спортивным правилам принято, что ветер должен быть не более 5 м/с, а порывы – не более 7 м/с. Сегодня ветер был 2,5 м/с, а порывы – до 6 м/с.

Пилот то может лететь, когда посчитает нужным, но если говорят, что нельзя, то лучше не лететь. Если начинаешь пренебрегать безопасностью полётов, то это обязательно приведёт к катастрофам. Кто же захочет рисковать жизнью? Есть офицеры безопасности — это опытные пилоты с допусками. Они говорят «нельзя», тогда никто не летит. Если кто-то в воздухе, то уже не в рамках мероприятия. Опытный пилот никогда так не сделает. Георгий, капитан воздушного судна

Делясь своим опытом, Георгий уверяет, что утренний полёт красивее, чем вечерний. Вечером бывает смог, мутность и нет шарма, а утром всегда круто. Эти утренние сборы, надув — это уже ощущения и удовольствие. Именно таким был утренний полёт журналистов ИА «Бел.Ру» в день закрытия фестиваля «Небосвод Белогорья-2020».

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter