Второй иностранный язык в школах: за и против

Второй иностранный язык в школах: за и против

30 ноября 2018, 13:46НаукаСергей ЕгоровФото: Сергей Егоров/бел.Ру
Общественники обсудили проблемы введения в школах второго иняза. Круглый стол прошёл на площадке Центра молодёжных инициатив Белгорода.

Александр Ахтырский, председатель Общественной палаты Белгородской области:

Александр Ахтырский
Фото:Сергей Егоров/бел.Ру

Дискуссия о целесообразности введения второго иностранного языка и деталях реализации этого стандарта ведётся с 2010 года. Ранее его введение носило рекомендательный характер. Теперь же по новому образовательному стандарту второй иностранный язык должен преподаваться в российских школах с пятого по девятый классы.

Однако при введении второго иностранного языка возникло очень много проблем. У всех школ разные возможности и ресурсы. В ряде белгородских школ второй иностранный язык преподают уже несколько лет. Ряд школ не располагает учебно-технической базой и профессиональными кадрами. Поиск кадров затруднён, особенно в сельской местности.

Ранее в Белгородской области у участников обсуждения сложилось неоднозначное мнение о введении этого стандарта. Школам дали возможность самостоятельно распределять часы. Но, как говорят общественники и родители, это не решает других проблем. В частности, возникают риски перегрузки для школьников.

Родительское сообщество и общественники подсчитали, что даже если в школах введут один час второго иностранного языка в неделю, то при умножении на 35 учебных недель получится, что на изучение предмета потратят немногим более суток. Отсюда вопрос: можно ли выучить второй иностранный язык за сутки?

Наталия Полуянова, первый заместитель председателя Белгородской областной Думы:

Наталия Полуянова
Фото:Сергей Егоров/бел.Ру

Тема, которую мы обсуждаем, непростая, но к ней нужно относиться, как к свершившемуся факту. С 1 сентября этого года практически 70 % школ перешли на изучение второго иностранного языка. Это было обязательное условие, которое выставило в этом учебном году Министерство просвещения. В этом году второй иностранный язык уже попадает во все документы итоговой аттестации детей.

Здесь нужно говорить не столько о факте введения, сколько о корректности реализации этого направления внутри субъекта. Это уже зависит от нас. У нас сегодня в руках механизмы введения второго иностранного языка.

Школы должны быть обеспечены достаточным количеством методического материала. Должны быть переподготовлены и в соответствующем количестве приняты на работу учителя, если их не хватает для изучения второго иностранного языка. Ведь мы с вами много лет занимались тем, что преподавали один основной язык. Редкое исключение, когда школы у нас дают два или даже три языка. Это школы профильные.

Образовательную политику – физически – регулирует и формирует регион. Формирует в качестве исполнения. А это крайне важно.

Этот год, пожалуй, будет самым сложным. Нужно выстроить систему, которая потом станет работать много лет. С учётом того, что в 2021 году будет введён ЕГЭ по английскому языку на постоянной основе. А второй язык будет просто приниматься по общему зачёту.

Виктория Алексеева, начальник отдела общего образования департамента образования Белгородской области:

Виктория Алексеева
Фото:Сергей Егоров/бел.Ру

Учитывая всю серьёзность вопроса, в сентябре этого года регион обратился к министру просвещения Российской Федерации за разъяснениями. Ведь добиться введения данного предмета в 100 % школ не позволяет ряд существующих проблем. Для их решения требуются финансовые, кадровые и временные ресурсы.

В ответ 22 октября 2018 года из Министерства просвещения Российской Федерации было получено письмо о том, что в соответствии со стандартом формирование учебного плана осуществляется с учётом обязательного изучения учебных предметов «Иностранный язык» и «Второй иностранный язык». При этом акцент сделан на то, что образовательная организация автономна в определении объёма часов на изучение второго иностранного языка, а также их распределения по годам обучения.

До внедрения нормы в школах региона департаментом образования проведён мониторинг готовности образовательных организаций к внедрению второго иностранного языка.

(С результатами мониторинга и планами властей по введению второго иняза в белгородских школах можно ознакомиться здесь.)

Олег Кобец, настоятель Преображенского кафедрального собора Белгорода:

Олег Кобец
Фото:Сергей Егоров/бел.Ру

Вот несколько раз сказали, что второй иностранный язык будет формироваться за счёт единственного часа, который был правом школы формировать образовательные процесс. Как выглядит ситуация в нашей области?

В 2006 году в прежнем образовательном стандарте был региональный компонент. В рамках этого регионального компонента преподавались основы православной культуры. Это делалось на основании закона, принятого нашей областной Думой. Новый образовательный стандарт исключил региональный компонент, но оставил этот один час. Участники образовательного процесса, родители могли претендовать на то, чтобы сохранить православную культуру хотя бы таким способом. По факту оказалось, что осталось всего лишь несколько школ, которые идут ещё по старому образовательному стандарту, где основы православной культуры сохранили. Но все понимают, что в новом образовательном стандарте для этого предмета места нет. И теперь ещё вот этот час, который остаётся в новом образовательном стандарте, на который родители ещё могли бы влиять, этими решениями практически закрыт для влияния. Потому что мы обсуждаем решение, которое уже принято. И от нашей позиции ничего не изменится.

Вернёмся к иностранному языку. У меня есть воспитанница, которая в следующем году пойдёт в пятый класс. Она изучает английский язык. Я уже с третьего класса нанял для неё репетитора. Она два года занимается по программе в школе и с репетитором. Я вам скажу: два года большого эффекта не дали. Не потому, что плохая школьная программа или плохой репетитор. Дают максимум. Но этого слишком мало. Если изучение иностранного языка не даёт минимальной возможности пользоваться, непонятно, зачем отдавать час на то, что на выходе не даёт желаемого результата. Мы же взрослые люди, о чём мы говорим?

Вообще мотивация введения второго иностранного языка хоть как-то с кем-то обсуждалась? Или это кто-то там наверху решил, спустил вниз готовое решение? То есть так можно спустить и китайский язык. Я, например, считаю, что это более актуально, чем испанский, французский и немецкий. А ведь это касается наших детей. И вопрос очень принципиальный. У нас поступающие в семинарию выше тройки русский язык не сдают. Никто не может написать изложение. А мы говорим о втором иностранном языке.

Недавно я прочитал официальный отчёт директора ФСБ. Оказалось, что в этом году таких трагедий, которая произошла в Керчи, было предотвращено ещё 15. То есть 15 учащихся средней школы планировали такой теракт. О каком втором иностранном здесь идёт речь? Здесь нужно заниматься воспитанием. Дополнительными возможностями, уроками. Мне кажется, что тенденция тревожная.

Олег Шевцов, председатель комиссии по информационной политике и развитию массовых коммуникаций Общественной палаты Белгородской области:

Олег Шевцов
Фото:Сергей Егоров/бел.Ру

Мне интересно, кто из присутствующих, включая, может быть, учителей-предметников, имел в аттестате пятёрки по иностранному языку и может сейчас перейти на английский язык? Я могу продолжить выступление на английском языке, если вы хотите, и достаточно свободно говорить на нём.

Я имел в школьном аттестате пятёрку по английскому языку. Имел такую же пятёрку в вузе. После его окончания я поехал в первую в своей жизни заграничную поездку и не смог спросить у полицейского, как мне доехать на автобусе до зоопарка. Не смог задать самый примитивный вопрос.

В этом году ко мне пришли 50 студентов первого курса факультета журналистики. Хорошие дети с хорошими оценками, с высокими баллами ЕГЭ. Почти весь аппарат современной коммуникативистики построен на англицизмах. Когда я пишу слово на английском языке на доске, два-три человека могут его перевести на русский язык. И я не пишу суперсложные слова.

То есть мне кажется, что дело даже не в перегрузке. Дело в том, как преподают основной, первый иностранный язык. На сегодняшний день у нас с этим большие проблемы.

Мне кажется, что не следует нам всё-таки сейчас относиться к тому, что случилось, как к свершившемуся факту. Да, проблема с кадрами есть. И она не столько в их количестве. Много у меня знакомых, кто из учителя переквалифицировался в ипэшника-репетитора. Есть среди моих знакомых те, кто из учителя переквалифицировался в офисного работника – там, где нужен иностранный язык. Потому что предложили более конкурентную зарплату. И это сильные кадры. У нас есть замечательные профильные школы, наши дети способны занимать высокие места на международных олимпиадах по иностранному языку. Но если говорить об основной массе – у нас всё очень плохо с первым основным иностранным языком. Сколько его преподают – много или мало – не знаю, но результат такой.

Я оказался один раз в глухой норвежской глубинке и не мог понять, где находится вокзал. Я спросил у ребёнка 8-9 лет. Он мне на чистейшем английском объяснил, куда пройти, как пройти и во сколько поезд отправляется. Вы можете предположить такую ситуацию сегодня с российским ребёнком?

Мне кажется, что это не очень правильно, когда я своему племяннику-второкласснику нанимаю репетитора, потому что хочу, чтобы он знал английский язык. Чтобы он его знал, а не получил пятёрку в аттестате. Зачастую это, к сожалению, совершенно разные вещи. Мне кажется, что внедрение второго иностранного языка, за исключением хороших профильных школ, профильных классов, ни к чему хорошему нас с вами не приведёт. Оно приведёт только к ухудшению ситуации с основным иностранным языком.

Александр Панин, уполномоченный по правам человека в Белгородской области:

Александр Панин
Фото:Сергей Егоров/бел.Ру

Можно задать прямой вопрос: вы хотите, чтобы выпускники наших школ владели двумя иностранными языками? Если ты скажешь нет, ты ретроград и консерватор. Казалось бы, очевидный вопрос, который требует очевидного ответа. Но он не очевидный. Сегодня у нас является фактом то, что выпускники не знают один иностранный язык, а потом они не будут знать два. Больше ничего из этого не получится, если не будет меняться методика преподавания иностранного языка.

Я по окончании школы был призван в армию, служил в Германии. Я мог объясняться с немцами на бытовом уровне. Потому что в школе меня учил немецкому языку преподаватель, который не имел никакого образования, но четыре года был в немецком плену. Он знал разговорную речь и этому нас учил. И кое-чему научил.

Я совершенно разделяю точку зрения, что при нынешней методике преподавания иностранного языка внедрение второго – это абсолютно вредная и ненужная затея. И следует донести эту точку зрения общественности до федерального уровня. Наша главная задача – выйти из этой ситуации, чтобы из хорошего дела не сделать что-то непотребное.

(Мнения участников круглого стола будут представлены членам Общественной палаты РФ.)

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter