Нужно петь песни прошлых лет… чтобы ниточка не прервалась

Нужно петь песни прошлых лет… чтобы ниточка не прервалась

Нужно петь песни прошлых лет… чтобы ниточка не прервалась

18 октября 2004, 10:18
Культура
Мария
В нашей области несколько дней будет гостить бард из Санкт-Петербурга Андрей Кучумов. Конечно, состоятся и концерты. В пятницу прошёл концерт в парке им. Ленина, сегодня - в Шебекино, в ДК «Химик». В понедельник Андрей отправится в Харьков, где выступит в Доме Учёных.

20 октября студенты Института Культуры и Индустриального колледжа смогут услышать артиста. Идут переговоры о выступлениях в БелГУ и БГТУ им. Шухова.

Андрей Кучумов принадлежит к питерскому бардовскому клубу "Восток". Это старейший бардовский клуб в стране, с него началось бардовское движение ещё в Советском Союзе. Всего Андреем написано на свои стихи более 120 песен, но меньше 150, по оценкам самого барда. Кроме того, есть песни на стихи Роберта Рождественского. Выпущено уже 9 альбомов.

 

АК: Пару лет уже посещают мысли выпустить альбом песен Александра Галича в моём исполнении. Но никак не могу реализовать это намерение. Всё время приходят новые мысли и идеи, но надеюсь, что альбом будет записан.

 

ЮБ: Почему именно песни Галича?

 

АК: Из классических бардов считаю его наиболее близким. У меня есть концертная программа, которая полностью состоит только из произведений Галича. Петь песни ушедших из жизни - это необходимо. Необходимо для того, чтобы ниточка не оборвалась.

 

ЮБ: Вы приезжали на фестиваль "Нежегольская тропа". На какие ещё фестивали вы ездите?

 

АК: Каждый год бываю примерно на 15 фестивалях. Успеваю посетить 25 городов, включая и концерты. Фестивали - это часть работы. В бардовской песне быть артистом в чистом виде невозможно, и деятельность бардов включает в себя и работу на фестивалях, работу в творческих мастерских, когда мы помогаем молодым, работу в составе жюри и т.д. В 1994 году был Лауреатом Грушинского фестиваля. Это - самый крупный фестиваль бардовской песни, другого такого в мире нет по масштабности. Он даже занесён в Книгу Гиннеса.

 

ЮБ: А на "Оскольской лире" бывали?

 

АК: Нет. Когда у этого фестиваля был высокий творческий статус - не приглашали. На нынешний момент нет желания ехать на "Лиру", ситуация вышла из-под контроля.

В Санкт-Петербурге участвую во всех акциях и мероприятиях, которые проводит клуб. В том числе мероприятия, связанные с памятными датами. В 70-х годах принимал участие в Днях культуры Ленинграда в Казахстане, в это время познакомился с Юрием Кукиным. Это знакомство потрясло, песню "Я еду за туманом" я знал с 11 лет, и никогда не предполагал, что познакомлюсь с самим Кукиным.

 

ЮБ: Какие песни считаете для себя самыми интересными и знаковыми?

 

АК: Так или иначе плохие песни отсеиваются, остаются те, про которые считаешь, что у этой песни есть право на жизнь. И есть произведения, которые являются твоими визитными карточками. Или созданы в такие минуты жизни, когда ты сказал что-то сокровенное и важное для тебя. Самыми лучшими своими песнями считаю "Мы картошечки поджарим", "Мальчик играет на скрипочке", "Сердечная недостатоность".

 

ЮБ: Откуда у вас берутся песни? Что сначала приходит - слово или музыка?

 

АК: Первично слово. Хотя к музыке я тоже серьёзно отношусь. Это последствия музыкального образования. Я закончил музыкальную школу по классу фортепиано.

 

ЮБ: А последующее образование?

 

АК: Попытки получить последующее образование неудачны, был исключён из ВУЗа (смеётся). И потому какое-то время вел образ жизни рабочего - строил подводные лодки. В "горбачёвские" времена был взят в "Ленконцерт" на работу по результатам Второго Всесоюзного творчества. В 1992 году "Ленконцерт" развалился, потом возродился с названием "Петербургконцерт", но без бардов.

 

ЮБ: Сложно в свободном плавании?

 

АК: Сложно...

 

ЮБ: Но кто-нибудь помогает с записью альбомов?

 

АК: С записью альбомов помогают меценаты и хороший звукорежиссёр - Валерий Мацулевич, "звукач" со стажем.

 

ЮБ: Сам Андрей Кучумов какую музыку слушает?

 

АК: Джаз, в классическом виде.

 

ЮБ: А коллекция дисков большая?

 

АК: Небольшая, и связана в основном с непопулярной среди населения музыкой - джаз, Pink Floid, Jethro Tull. Jethro Tull - в советское время это был своего рода пароль. Официальное название этого стиля - прогрессивный рок. Это - много акустики, гитара с флейтой (руководитель группы - флейтист) и очень нетрадиционные мелодические решения.

 

ЮБ: А ваше отношение к рок-культуре?

 

АК: С молодых лет слушаю Бориса Гребенщикова, эта манера мне очень близка. Рок ведь имеет множество направлений. Группа "Звери" - не моё, "Аквариум", особенно старого состава, "Крематорий", "Чайф" - это то, что слушаю с удовольствием. Клуб, с которого я начинал строить свою творческую судьбу, базировался на Рубинштейна 13, где размещался и Лениградский рок-клуб. Я в начале 80-х годов посещал концерты, которые ещё не носили коммерчекого характера, организовывались для узкого круга, когда выступали группы, ещё не ставшие великими, некоторые из них уже не существуют.

 

ЮБ: А как проводите свободное время?

 

АК:  Хотелось бы объездить весь мир. Страшно завидую тем, кому посчастливилось поездить.

 

ЮБ: А животные есть дома?

 

АК: Нет, но если бы была возможность, завёл бы себе кота.

 

 

Специально для ИА "Бел.Ру" Юлия Беспалько

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter