Фантазия на темы Пушкина

Фантазия на темы Пушкина

11 декабря 2004, 14:56
Культура
Мария
В Белгородском государственном академическом театре – премьера. На сцене – Пушкин. Создатели спектакля «…И жизнь, и слезы, и любовь» обратились к пушкинской драматургии, объединив «Маленькие трагедии» и «Сцену из «Фауста».

Счастливая особенность гения: он не покрывается патиной, не превращается в монумент. И стар, и млад припадают к этому поэтическому источнику – и черпают в нем вдохновение, утешение, силы, чтобы жить… «Солнце русской поэзии» щедро светит всем.

 

 

Каждый год в театр им. М. Щепкина приходит молодое пополнение. Его заботливо пестует руководство БГАДТ, поддерживают старшие, более опытные коллеги. В Белгородском театре, к счастью, нет почвы для «конфликта поколений». Твори, выдумывай, пробуй - дерзай, если есть крылья. БГАДТ дает и начинающим, и маститым равные возможности.

В атмосфере доброжелательности, творческого эксперимента родился новый, «пушкинский» спектакль-фантазия. В постановке заняты выпускники Ярославского института культуры 2004 года, ученики преподавателей вуза Сергея и Татьяны Куценко: Я. Виноградов, О. Казакова, Р. Галустян, П. Рыжиков. Они играют в ансамбле с молодыми актерами, чей сценический стаж чуть побольше: В. Васильевой, Д. Листуновым, Д. Новиковым, Т. Макаровой, А. Зотовым и А. Манохиным.

Педагоги С. и Т. Куценко, немало сделавшие для укрепления белгородской труппы, решили поддержать своих питомцев. Подготовив свою инсценировку пушкинских произведений, они воплотили ее на щепкинской сцене. Такова вкратце предыстория премьеры.

 

 

«Моцарт и Сальери», «Каменный гость», «Пир во время чумы» - эти маленькие шедевры Пушкина, казалось бы, ставшие уже хрестоматийными, притягивают, как магнит, не одно поколение театральных постановщиков, кинорежиссеров, музыкантов. И каждый, как правило, находит то, что ищет.

В новой работе щепкинского театра подкупают неподдельный темперамент, молодой задор. Спектакль увлекает, заряжает зрительный зал своей энергетикой.

Режиссеру – заслуженному артисту РФ С. Куценко и постановщику - Т. Куценко удалось довольно органично связать самостоятельные произведения в единое действо.

Великолепна сцена «Реквиема» - пожалуй, самая впечатляющая в спектакле. Моцарт (Р. Галустян) стоит на возвышении-пьедестале. Внизу колышется залитая алым светом драпировка. А над головой – алмазная россыпь звезд на темном бархате необъятного неба. И все пространство – сцены, зала – заполняет божественная по красоте музыка, от которой замирает сердце. Если нужна метафора творческого взлета – вот она! Бесспорно, это эмоциональная вершина спектакля. Яркое музыкальное оформление – будь то высокая классика Моцарта или народные шотландские мелодии – заслуга С. Куценко.

 

 

Возникает, правда, робкий вопрос по поводу костюмов Моцарта и его антагониста Сальери (Д. Новиков). Понятна условность сценического облика героев, но все же что хотела сказать художник М. Шепорнева, облачив музыкантов в балахоны, напоминающие шутовской наряд? А стоило ли отдавать Моцарта в лапы карикатурной Смерти, смахивающей на персонаж из «капустника».

Со скульптурной выразительностью решены в спектакле сцены с Командором (Д.Новиков) из «Каменного гостя».

Моменты трагического звучания перемежаются юмористическими. В спектакле немало режиссерских находок-«изюминок». Забавно появление Мефистофеля (А. Зотов) перед скучающим Фаустом (П.Рыжиков). Вызывает невольную улыбку выход покойной Инезы – совсем не к месту – при упоминании ее имени Дон Гуаном (Я. Виноградов).

 

 

Финал спектакля оптимистичен. Несмотря на людские пороки, происки беса-искусителя, смерть, чуму, жизнь продолжается. Пронзительный крик появившегося на свет младенца – и малиново-черные разводы на втором плане, символизирующие, очевидно, круговорот человеческих страстей, сменяются изображением Богоматери. Навстречу зрительному залу выходит женщина с ребенком на руках – она несет миру надежду на обновление.

Молодые актеры выдержали своего рода «боевое крещение». Спектакль дал им возможность продемонстрировать свой потенциал. Артисты музыкальны, пластичны, им под силу и пантомима, и танец. Кстати, танцы (хореограф Н. Воронова) украшают постановку, придавая ей особый ритм, стремительность.

При всех достоинствах спектакль, конечно, должен достичь своего «потолка». Но это, как говорится, дело техники и времени.

 

Специально для ИА «Бел.Ру» Элла Саркисьянц     

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter