Человек с оркестром

Человек с оркестром

7 марта 2009, 17:35
Культура
Мария
Автор этих строк всегда воспринимал музыку духовых инструментов по-особенному и испытывал искреннюю симпатию к «духовикам». У нас в Белгороде такая музыка распространена достаточно широко, и, пожалуй, одну из главных ролей в этом сыграл Борис Попов. О нынешнем состоянии духовой музыки мы говорили с Борисом Алексеевичем в детской школе искусств № 1, где он ожидал начала очередной репетиции.

Корреспондент: Меня всегда интересовал вопрос: а что, в сущности, такое духовая музыка?

Борис Попов: Начнём с того, что любая музыка воздействует на эмоции слушателя. Но воздействует по-разному. Это зависит от тембра, того, что называют окраской звучания инструментов. К примеру, ансамбль исполнителей народной музыки звучит не так, как тот же духовой оркестр. И, конечно, музыка духовых инструментов – это прежде всего музыка для исполнения вживую. Фонограмма не может в полной мере передать ощущений, которые возникают при слушании живой игры оркестра. Мне думается, что специфика проявляется именно в этих вещах. 

Корр.: С чего началось Ваше увлечение музыкой вообще и духовой в частности?

Б. П.: Оно мне досталось в наследство. В моей семье все были «певуны». Вот дед, к примеру, пел в ансамбле песни и пляски имени А. В. Александрова. Поэтому всех шестерых детей, среди которых был и я, решили воспитывать как музыкантов. Нельзя сказать, что я не пытался найти себя в другой профессии, но, в своё время, попробовав освоить бухгалтерское дело, понял – это не моё. А что касается музыки, то оказалось, что у меня от природы хороший слух и я могу точно воспроизвести любую мелодию. Это во многом определило мой выбор в пользу музыкальной карьеры. Моим первым музыкальным инструментом стал баян. Его я освоил ещё в родной Алексеевке. А первым инструментом в духовой музыке, который я освоил, был баритон. На нём я играл в местном духовом оркестре. Позже, приехав в Белгород, я, наконец, нашёл свою настоящую любовь – ею стала валторна.

Корр.: Полагаю, что именно в Белгороде Вы встретились с Василием Александровичем Старковым – человеком, который, в сущности, первым открыл духовую музыку для нашего города. Как Вы оказались в его коллективе?

Б. П.: Действительно, Старков организовал первый духовой коллектив в нашем городе, в клубе железнодорожников. Кстати, проводимый ежегодно в Белгородском государственном Центре музыкального искусства (ДК «Юбилейный») фестиваль имени Василия Александровича – это не что иное как признание его заслуг в развитии духовой музыки. Оркестр Старкова был самодеятельным, однако их музыка заставила меня понять, что уровень игры у ребят выше, чем у иных профессиональных ансамблей. Это и повлияло на моё решение перейти в его оркестр.

Корр.: Сегодня Вас называют учеником Старкова. Как же складывается Ваша музыкальная карьера в качестве руководителя оркестра? И сколько оркестров Вы курируете?

Б. П.: Надо сказать, что после Василия Старкова в развитии духовой музыки города наступил спад – какое-то время мы не могли добиться никаких успехов, в Белгороде на тот момент существовало всего два оркестра. Всё изменилось, когда коллективу под моим руководством присвоили имя Старкова, это произошло 10 лет назад. Тогда-то и начался своеобразный ренессанс – призовые места на всероссийских конкурсах, поддержка губернатора Евгения Степановича Савченко, приказ о создании муниципальных оркестров. Поймите меня, я не себялюбивый человек, не гордый, но хочу сказать, то, что у нас есть сейчас, – это результат моей работы и других учеников того первого, старковского оркестра. И не только наш, ещё и наших учеников. 
Сейчас официально я руковожу только двумя оркестрами – один здесь, в детской школе искусств № 1, второй – в Белгородском государственном Центре музыкального искусства. Но есть также музыкальные коллективы, созданию которых я способствовал, но руководят ими другие люди – как правило, мои ученики. Таковы, к примеру, ректорские духовые оркестры БелГУ и БГТУ. 

Корр.:
Не могу не заметить, что Вы руководили и руководите лишь детскими коллективами. С чем это связано? Не желаете ли попробовать себя в качестве дирижёра взрослого оркестра?

Б. П.: С детьми легче работать – вот в чём причина. Они всегда готовы впитывать те знания, которые ты им даёшь. С взрослыми не так, они думают исключительно о себе любимых и на многие вещи смотрят свысока. К тому же, я считаю себя не только музыкантом, но и педагогом. Для меня в моём возрасте материальная сторона вопроса – сколько я получу за то, что обучил его и вон его – не играет большой роли. Через обучение детей музыке я, образно говоря, лечу душу, и мне достаточно знания того, что с помощью искусства мои ученики добились в своей жизни того, чего хотели. Хотя не все ребята, которые к нам приходят, осознают, что заниматься музыкой – это не легко, совсем не легко. Что даёт музыка детям? Естественно, кроме возможности зарабатывать на жизнь.
Ребёнок учится думать по-другому, по-музыкальному. Вот рассказываю я детям о приключениях, допустим, Пети на морском побережье, а затем прошу представить рассказ с помощью мелодии. Дальше в дело вступает их музыкальное воображение – то, что делает наш Петя, будет отличаться у каждого ребенка – в зависимости от его умения строить музыкальную фразу. Ведь в музыке первостепенна всё же форма, мелодия, которая создаёт различные оттенки смысла.

Корр.: Борис Алексеевич предположите, как будет духовая музыка развиваться в ближайшее время.

Б. П.: Охватившая сейчас людей материальная озабоченность должна скоро пройти. Покупки дорогих домов, автомобилей и всего прочего, конечно, удовлетворяют материальные потребности, но люди при этом зачастую забывают о другом виде потребностей – духовных, эстетических. Поэтому всё большее число людей в ближайшее время будет интересоваться музыкой, это моё мнение. Главное условие при этом – чтобы во главе коллективов находились не равнодушные к своему делу люди. За своих учеников я спокоен – они уже сами воспитывают как своих детей, так и тех, кто к ним приходит учиться.

Беседовал Антон Волков 

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter