Мусороперерабатывающий завод – показатель чистоты или загрязненности среды?

Мусороперерабатывающий завод – показатель чистоты или загрязненности среды?

25 октября 2004, 16:40
Город
Мария
Белгородский мусоросортировочный завод - единственное на сегодня в России предприятие, у которого собственный полигон. Принадлежит этот завод московской компании РЭК.

Директор РЭК Виталий Кочьян одним из первых в России всерьез занялся изучением рынка вторичного сырья. По словам В. Кочьяна, есть четкая система, способная сделать механизм переработки вторичного сырья прибыльным и очень эффективным. Для этого необходимо иметь свой полигон, а на нем свой завод. Участок земли под полигон стоил РЭК 400 тыс. долларов. Сейчас компания проектирует еще два полигона для ТБО и строительных отходов на 7,4 и 4,8 га со сроком эксплуатации двадцать лет.

Новый, выстроенный с учетом требований СЭС и экологов полигон стоит до тридцати миллионов долларов. В России таких полигонов всего один процент.

Белгородский сортировочный завод стоит непосредственно на полигоне для захоронения отходов. Напротив офисного корпуса - старая городская свалка, за лесополосой - бескрайние белгородские поля, внизу - балка с прудом-отстойником и дорогой, проложенной к следующей карте. Полигон уникален тем, что это чуть ли не единственное место в России, где котлован с мусором охраняют, как алмазный прииск. Охранники в униформе действуют строго по уставу: сначала вежливо просят покинуть пределы полигона, а в случае неповиновения применяют силу.

Две линии завода, в отличие от других подобных предприятий в России, сортируют отходы под навесом на открытом воздухе. Все сделано для того, чтобы снизить воздействие отвратительных запахов на человека. А запах, конечно, есть - линии работают круглосуточно, приемные контейнеры никогда не пустуют. Трехсоттысячный город не дает передохнуть.

Два первых месяца работы компании инженеры РЭК мучились над тем, как приспособить шведскую технологию к русской действительности. В конце концов, пришлось оставить эту затею.

«Мы поставили линии фирмы Pressona, а потом вынуждены были сами разрабатывать дополнительные машины и заказывать на заводах отдельные механизмы. Каждую мелочь пришлось продумывать, - рассказывает г-н Кувшинов. - Дело в том, что шведское оборудование рассчитано на работу с уже отсортированными отходами, а у нас везут все сразу - и пищевые отбросы, и пластик, и даже строительную арматуру. Поэтому на подступах к дорогой шведской технике поставили новые барабаны для предварительной сортировки. Мы подправили допущенную ошибку, дополнив шведскую технику нашей и теперь за двенадцать часов сортируем до двадцати пяти тонн положительных фракций».

Положительные фракции - это полиэтиленовая пленка, полиэтилентерефталат, проще говоря, бутылки из-под воды, пластик, текстиль, бумага двух видов, стекло, алюминиевая банка. Бумагу с Белгородского завода забирают в Молдавию и Белоруссию, текстиль - в Рязань, стекло - в Краснодар и Минеральные Воды, банку - в Москву, а пленку и пластик - в подмосковное Лыткарино, на перерабатывающий завод "Спецпластик", принадлежащий компании РЭК.

Объемы выбрасываемого мусора из года в год растут и растут столь стремительно, что промышленность по переработке вторичного сырья за этими темпами не успевает - по всей стране перерабатывается всего несколько процентов отходов. Свалки расползаются.

 

По материалам статьи Н.Кононова «Прииск на свалке».

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter