Здесь не могут проехать скорая и пожарная: как живут в бывших бараках в Белгороде

Здесь не могут проехать скорая и пожарная: как живут в бывших бараках в Белгороде
Здесь не могут проехать скорая и пожарная: как живут в бывших бараках в Белгороде
8 июля, 20:30ГородТатьяна ГригорьеваФото: Татьяна Григорьева/Бел.Ру
К владельцам квартир в домах на улицах Красных партизан и Первомайской в 21-м округе Белгорода (микрорайон Савино) не могут проехать врачи и пожарные, потому что дома стоят слишком близко друг к другу.

Бараки, построенные ещё в первой половине прошлого века в качестве временного жилья, стали жильём постоянным, в нём выросло несколько поколений.

В микрорайоне Савино, как в народе называют 21-й округ, практически в центре Белгорода до сих пор стоят бараки, построенные ещё в начале 20 века. Мы уже писали о жалобах жителей домов на улицах Красных партизан и Первомайской. Они требуют подключить их жилища к городской канализации и возмущаются, что до сих пор вынуждены пользоваться общей выгребной ямой и старой канализационной системой, прочистить которую не всегда удаётся. «Амбре» из открытой ямы разносится на сотни метров. После обращений граждан в надзорные органы чиновники не решили проблему, а лишь пообещали рассмотреть возможность строительства системы водоотведения от десяти многоквартирных домов.

Выбраться из гетто

Зловонная помойная яма – не единственная проблема местных жителей: бараки, которыми, по сути, являются эти многоквартирные дома, постепенно разваливаются и стены приходится ремонтировать своими силами, а узкие проходы между зданиями не позволяют пожарным и скорой проехать к воротам. Кроме того, дома расположены на холмах, и, чтобы выбраться из савинских трущоб, приходится подниматься по лестницам, которые покрываются льдом в холодную погоду и становятся скользкими. Поднять детскую коляску или инвалидное кресло вовсе проблематично. Вместо асфальта в некоторых местах лежат воткнутые в землю распиленные пеньки – так жители собственными силами пытались сделать дорожки, чтобы в сырую погоду можно было пройти к домам.

Одна из местных жительниц Нина Ханюкова рассказала о своей жизни в бараке. Пожилая женщина живёт в доме №78 на улице Первомайской уже 35 лет. Белгородка получила квартиру от государства в 1986 году. На тот момент женщина была многодетной матерью. Нина Ханюкова вместе с мужем и тремя детьми прожила большую часть жизни в бараке, построенном ещё в 1946 году. После перестройки Ханюковы приватизировали свою квартиру №4 и стали понемногу ремонтировать осыпающиеся стены. На тот момент десять домов на улицах Красных партизан и Первомайской были уже подключены к выгребной яме, которая находится напротив дома №36 на улице Красных партизан. После этого жильцы смогли пользоваться унитазами, а не туалетами на улице. Квартиры в бывших бараках сейчас имеют центральное газоснабжение и водоснабжение (холодная вода). Полноценного благоустройства или переселения за эти 30 послеперестроечных лет обитатели бараков не дождались.

Залатали, как могли

Нас поселили в одноэтажный барак на четыре хозяина, в трёхкомнатную квартиру в 60 «квадратов». Это один дом с отдельными входами в каждую квартиру. Сначала у нас было неблагоустроенное жильё. Потом мы сами сделали себе ванную и туалет, ремонтировали стену, которая практически осыпалась – дыра была в зале, полстены вываливалось от соседей. Зять брал арматуру и набивал глиной.Нина Ханюкова

Соседи Нины Ханюковой тоже облагораживали своё жилище, как могли: свою часть дома обложили кирпичом, поставили пластиковые окна. Точно сказать, из чего сделаны стены бараков, пенсионерка не смогла. На сайте Дом.МинЖКХ указано, что в доме №78 «материал стен смешанный», а перекрытия – деревянные. Соседний дом №80 1964 года постройки сделан из тех же материалов, а другие стоящие рядом дома по адресу: улица Красных партизан, 29 и Красных партизан, 31 чуть новее – построены в 1968-м и 1967 годах и имеют кирпичные стены.

Двухэтажный дом №36 на улице Красных партизан и вовсе дореволюционный – согласно официальным данным, его построили до 1917 года. Местные жители уверяют, что здание возвели ещё при Николае II, изначально оно было не жилым домом, а водокачкой, и только при советской власти водозаборное сооружение переоборудовали в жилой дом с удобствами во дворе. В 90-е дом частично благоустроили, как и соседние одноэтажные дома: подключили всё к той же выгребной яме и оборудовали санузлы. В квартирах жители установили колонки, чтобы нагревать воду.

Но крепкий с виду кирпичный дом неплохо выглядит лишь с фасада: если подойти поближе, то видны щели между кирпичами, а с торца – вывалившиеся из стены кирпичи. Видно, что изначально окон не было и их сделали позже, из-за чего возле окон кирпичная кладка кривая, кирпичи вываливаются, из окон дует. Внутри вид ещё хуже: деревянная скрипучая лестница с погнувшимися перилами, просевшие потолки в квартирах, огромные щели между стеной и полом, плесень и запах сырости. Один из жильцов дома №36 Андрей Ковынев рассказал, что сквозь щели в квартиру на первом этаже проникают грызуны.

Жильцы несколько раз писали чиновникам, в том числе в мэрию, и просили переселить их, но получили ответы (имеются в распоряжении редакции), что нужно за свой счёт провести дорогостоящую экспертизу о признании дома аварийным. Если эксперты признают дом аварийным, то нужно собрать необходимые документы, и тогда комиссия из разных ведомств рассмотрит вопрос о включении дома в список аварийных домов, подлежащих расселению. Однако затраты на экспертизу – это ещё не гарантия получения нового жилья, поскольку всё зависит и от решения экспертов, и от решения комиссии.

Без надежды на переселение

Если жители дома №36 на улице Красных партизан ещё надеются на переселение, то жители дома №78 уже не ждут от власти новых благоустроенных квартир и просят хотя бы обустроить лестницы и дороги между домами и спилить старое дерево, которое грозит упасть на голову прохожим.

Проходы у нас узкие и грязные: мы постелили своими силами пенёчки, чтобы не по грязи ходить. Выйти отсюда, особенно в непогоду, не каждому молодому под силу, не то, что нам – пенсионерам. С одной стороны от моего дома лестница с деревянным покрытием – с пакетами продуктов или с зонтиком уже не пройдёшь. С другой стороны – не менее крутая металлическая лестница без деревянного покрытия, которая покрывается льдом. Отсюда больному человеку сложно выйти или выехать в больницу, а вызов скорой – глобальная проблема. Так как к воротам из-за узких проходов и крутых лестниц не проехать, санитары выносят на руках, соседи помогают. Пожаров я не помню, пожарные тут, естественно, не проедут.Нина Ханюкова

Где не ступала нога Варламова

О проблемах пенсионерки и её соседей, в дом которых можно попасть либо по узкому проходу между домами №76 и 78 на улице Первомайской, либо по лестнице, которая ведёт от улицы Первомайской вниз к этим баракам, писал в своих жалобах активист, житель Савино Виталий Пилип.

Я приглашаю чиновников и урбанистов прогуляться по одному из белгородких гетто. Я гарантирую незабываемые впечатления: здесь можно увидеть не только открытую выгребную яму с бурлящим содержимым, но и длинную металлическую лестницу с деревянным покрытием с трещинами и лестницу, возле которой почти развалившееся бетонное ограждение. Я всё жду, что оно вот-вот рухнет. Пусть чиновники расскажут, как маломобильным гражданам выбраться отсюда! Тут даже я еле хожу в хорошую погоду! Почему-то известный блогер-урбанист Варламов неоднократно называл Белгород одним из лучших городов России, но ни разу не снял сюжет об одном из белгородских гетто! Хотелось бы прогуляться с ним и с мэром по тем местам, где не ступала нога Варламова и показать им настоящий Белгород!Виталий Пилип

Как уже сообщало ИА «Бел.Ру», бывшие бараки в Савино – далеко не единственные проблемные жилые зоны в Белгороде. Так, жители микрорайона Юго-Западный-1 жаловались на отсутствие школы и проблемы с общественным транспортом. Белгородцы заявили, что живут в областном центре хуже, чем в деревне, потому что им трудно добраться до других микрорайонов. Также жители возмущались, что в микрорайоне нет офиса семейного врача, почтового отделения, ни фекальной, ни ливневой канализации.

Белгородцы высказали свои претензии на видео и заявили, что власти при выделении участков для ИЖС обещали создать инфраструктуру, но обещания не выполнили. В мэрии на запрос ИА «Бел.Ру» ответили, что на строительство канализации нет денег. Строительство офиса семейного врача, по словам чиновников, планируется в 2022 году, а создание почтового отделения – не в компетенции мэрии.

В июне жители микрорайона заявили, что их обманули: на участке, на улице Орлова вместо офиса врача власти решили построить социальное жильё для сирот. После возмущений граждан строительство домов для сирот приостановили.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter