Posted 5 февраля, 14:47

Published 5 февраля, 14:47

Modified 5 февраля, 14:51

Updated 5 февраля, 14:51

Елена Терещенко

«Я хочу жить как человек»: почему белгородка-инвалид вынуждена скитаться по вокзалам

5 февраля 2024, 14:47
Фото: Фонарь
Елена Терещенко

Белгородке с инвалидностью приходится жить на вокзалах после потери жилья

С 2022 года Елена Терещенко скитается по вокзалам, но женщина хочет жить как все, поэтому намерена добиться того, чтобы получить жильё. Но сделать это Елене тяжело. Почему — рассказали журналисты «Фонаря».
Сюжет
Жилье

Белгородка с инвалидностью вынуждена жить от вокзала до вокзала, но женщина намерена вернуться к нормальной жизни. Правда, сделать это ей пока не удаётся, ведь ведомства постоянно её перенаправляют. Пока жительнице региона вместе с крысами приходится ютиться на вокзалах.

Потеря жилья

С 2022 года Елена Терещенко по бесплатному проездному ездит по городам и остаётся ночевать в залах ожидания на вокзалах. Месяцами женщина питается тем, что ей дают неравнодушные прохожие. Елене 47 лет, и у неё есть инвалидность второй группы по зрению. А ещё белгородка передвигается с трудом из-за проблем со здоровьем.

В детстве белгородку определили в специализированный интернат в Валуйках, затем ей должны были выделить жильё. По словам Елены, его якобы продали. Но в интернате Елене нравилось — по крайней мере, из-за питания.

«Я не хотела возвращаться домой, потому что там надо мной издевались, избивали меня, запугивали. Дома меня не кормили, а в интернате кормили шесть раз в день — мне нравилось там», — делится жительница региона.

Возвращаться домой Елена не хотела — опасалась, что не выживет там. В детстве, по её словам, она жаловалась участковому, что её не кормят, но слушать ребёнка никто якобы не стал.

Затем в 16 лет у белгородки появилась прописка и работа в обществе слепых. Жильём Елену обещали обеспечить, но не сложилось. Поселиться на совсем в доме у бабушки тоже не удалось — он находится в приграничье.

«Я ждала его [жильё — прим. ред.] в бабушкином доме, но он на границе, теперь там разбито всё», — делится белгородка.

Она также рассказала, что обращалась к чиновникам. Оттуда ей позвонил мужчина и представился бывшим сотрудником администрации, а затем заявил, что её жильё якобы продано.

Нет документов — нет ПВР

Дом бабушки Елены разбомбили, но попасть даже в ПВР белгородке не удалось. Документов на это жильё не было. Отцовское наследство также не помогло белгородке.

«У меня было ещё отцовское наследство в другой деревне Белгородской области, но его отобрала женщина, которая жила с отцом. Дали подписать бумаги, будто на помощь мне, но обманули», — рассказывает женщина.

А ещё, по словам Елены, она потеряла и пенсию по инвалидности — её якобы отобрала её семья. Заявление на родственников жительница региона не писала, ведь считает, что всё «подкупается». Женщина полагает, что её мачеха дружит с участковым, так что добиваться возврата пенсии и жилья бессмысленно.

Помощи от властей получить тоже не удалось. Обращалась Елена в прокуратуру, валуйскую администрацию, к губернатору и даже президенту. И непонятно, где же белгородка всё-таки прописана. Как пояснила жительница региона, в жилфонде её документы не принимают.

«Когда я меняла паспорт, мне сказали: „Вы не были прописаны на Чапаева, 34“. А когда полиция патрулировала возле администрации и проверяла документы, то у них на планшете было написано, что прописка есть», — делится белгородка.

Но прописки, по словам Елены, на самом деле нет. Была только временная, но она её уже убрала.

Попасть к губернатору у Елены Терещенко не получилось. Как утверждает белгородка, к главе региона её не пропускают, хотя у неё есть целая сумка с документами. От чиновников женщина якобы получает отказы, а в министерстве соцзащиты над ней и вовсе посмеялись, утверждает жительница региона.

Почему Елена опасается за свою жизнь?

Белгородка обращалась в суд, но результатов это не принесло. На вокзале к ней также подходили люди, представившиеся сотрудниками прокуратуры. Женщина им не поверила, ведь они не показали свои удостоверения. Елену настойчиво просили подписать какие-то документы, но она отказывалась.

«Дали документы какие-то, но я отказалась их подписывать — я незрячий человек. И назойливо так пристали: „Подписывайте, вас пропишут на улице Промышленной!“. Говорю: „Нет, мне жильё потом не дадут“, — это мне юристы сказали в Москве, в приёмной президента», — продолжила жительница региона.

Затем возможные «сотрудники прокуратуры» переговаривались между собой, говорит Елена. Они якобы утверждали, что нужно куда-то её заманить и увезти. Людей подсылали, чтобы увезти, вспоминает белгородка.

Теперь она переживает за свою жизнь: «От меня хотят избавиться, жильё не давать, хотят куда-то отправить. Я опасаюсь за свою жизнь».

Люди белгородку поддерживают

Несмотря на то, что Елене приходится жить на вокзалах, люди оказывают ей поддержку. Например, неравнодушные прохожие или бывшие воспитатели. Последние автобусами передавали ей еду. В Белгороде же за женщиной приглядывают полицейские.

А ещё белгородка везде возит с собой клетку с домашними крысами. Иногда дети подходят с ними поиграть. Маленьких крысят Елена раздаёт людям. Рассказала жительница региона и о том, как помогала белгородцам и курянам прятаться на вокзале, когда города попадали под удары ВСУ.

Елена хочет жить как человек

Белгородка хочет жить нормальной жизнью, поскольку устала скитаться по вокзалам. Она утверждает, что будет добиваться жилья. От отписок чиновников жительница региона тоже уже устала.

«Из администрации одни отписки: приди-забери, приди-забери. У меня борьба. Я одна. Стараюсь что-то делать, стараюсь выжить», — отмечает Елена.

Что касается властей, то в прокуратуре сообщили, что у Терещенко есть прописка в Пермском крае, поэтому обращаться нужно туда. Но в документе указано, что заявления принимаются по месту жительства, а живёт женщина на белгородском вокзале. Ещё у Елены есть участок в Иркутской области, но его якобы отобрали родственники.

Попасть к губернатору Вячеславу Гладкову тоже не удалось, ведь жилищные вопросы и пенсионные отчисления находятся не в его компетенции. И пока ведомства перенаправляют Елену друг к другу, ей приходится ютиться на вокзалах вместе со своими крысами.