Posted 25 сентября, 15:27

Published 25 сентября, 15:27

Modified 26 сентября, 05:04

Updated 26 сентября, 05:04

Возможный поджигатель Z сообщил, что не знал о прифронтовом положении Белгорода

Не знал, что Белгород — прифронтовой город: о чём говорил подозреваемый в поджоге Z

25 сентября 2023, 15:27
Фото: Bel.ru

Возможный поджигатель Z сообщил, что не знал о прифронтовом положении Белгорода

Сегодня в Свердловском суде Белгорода рассматривали дело о поджоге буквы Z на Харгоре. В совершении акта вандализма подозревают жителя Калининграда. Последний утверждает, что его избивали. Так же считает и его адвокат. Подробности — в репортаже Бел.Ру.
Сюжет
Суд

В поджоге инсталляции в форме буквы Z в Белгороде обвиняют жителя Калининграда Илью Ч. По его словам, в город он приехал с твёрдым решением начать новую жизнь. О том, что рядом с регионом находится Украина, он знал, но о сложной ситуации у границы — якобы нет.

«В мире многое происходит. Я не слежу», — заявил он.

Адвокат мужчины утверждает, что её подзащитного избили неизвестные люди. После этого у него на теле остались следы: от мешка на шее и от электрошокеров. Сам обвиняемый вину отрицает: по его словам, на него оказывают давление, приходят в изолятор временного содержания (ИВС) и заставляют сознаться.

Защитник настаивала на отправке мужчины под домашний арест. Поручилась за Илью и его сестра: девушка заявила, что её брат всегда был добрым и скромным человеком.

Но у стороны обвинения мнение было другое. Во-первых, люди имеют свойство меняться. Во-вторых, у Ильи дома были найдены взрывчатые вещества. Так что без ареста молодой человек, по их словам, сможет совершить новое преступление.

Всё это обсуждали сегодня в течение полутора часов. По итогу суд решил отправить обвиняемого под арест почти на два месяца — до конца ноября.

Предлагаем вам ознакомиться с главными тезисами сегодняшнего заседания — речь о них пойдёт ниже.

Символы спецоперации и следы от электрошокера

«Подождём чуть-чуть», — судья Свердловского районного суда Белгорода уселся на своё высокое место. Через минуту к кабине для подсудимых уверенным шагом подошла молодая сотрудница полиции. Девушка внимательно осмотрела сиденья, отогнув спинки и пошарив под ними — ничего не нашла.

Раздался лязг цепей. В зал ввели обвиняемого: молодой мужчина, опустив голову, покорно ждал, пока с него снимут наручники и кандалы. Штаны его были заляпаны грязью, будто бы до этого парень много времени провёл в лесу.

Мужчина шагнул внутрь кабины — решётчая дверь захлопнулась. Началось заседание по громкому делу поджигателя буквы Z.

Сегодня дали слово стороне защиты. Адвокат Ильи, Евгения Суслова, выдвинула ряд тезисов. Первым делом она ходатайствовала приобщить к делу фотографии побоев на теле Ильи. Их она продемонстрировала судье прямо во время заседания.

Вот здесь специфические следы от электрошокеров — по две точки остаётся. Всё тело было в таких вот следах. Синяки, что-то, видимо, подносили. От завязывания мешком также следы остались. Может, не совсем чёткие… След ещё один — то ли от утюга…
Евгения Суслова в разговоре с судьёй

Фотосъёмку побоев Суслова проводила лично. Материалы были переданы дознавателям в электронном виде.

Также адвокат просила приобщить к делу характеристику обвиняемого с прежнего места работы: энергичный, вежливый, трудолюбивый, коллеги его уважали.

Что касается буквы Z, то Суслова попросила о приобщении к делу копии ответа от Минобороны на запрос одного из депутатов Московской городской думы.

Запрос по вопросам разъяснения значения знаков Z и V и причины их использования на технике. Из него следует, что данные знаки не являются официальными воинскими символами и не несут специальной нагрузки.
Евгения Суслова

Кроме того, адвокат сочла доказательства следователей сфабрикованными — якобы следователи не привели ни одного убедительного доказательства. Речь идёт о гранате и тротиловой шашке, позже найденных у мужчины дома: напомним, сам обвиняемый утверждает о подбрасывании этих предметов. Именно они в итоге, со слова адвоката, и послужили основанием для возбуждения уголовного дела, и их экспертизу сейчас проводят силовики. Напомним, что на данный момент дело рассматривают по статье «Вандализм».

Суслова настаивала на том, что мера пресечения не может быть избрана до тех пор, пока в суде не будут представлены данные о возможности подсудимого скрыться или препятствовать проведению следствия. Таким образом, Илью Ч. стоит отправить под домашний арест, либо же выдать ему расписку о невыезде.

«Я не знал, что Белгород — прифронтовой город»

Представитель прокуратуры удивилась, увидев в зале представителей СМИ. Женщина поинтересовалась, кто пригласил журналистов на заседание. Те ответили, что пришли сами, узнав о нём из открытых истоничков.

«Ладно, мы ещё в этом разберёмся», — заявила прокурор.

Возникли вопросы у женщины и к обвиняемому в поджоге. Приводим практически дословный диалог сторон:

— Чем вы занимались в Калининграде? — спросила прокурор.

— Работал из дома, — ответил обвиняемый.

— Официально работа была? Чем занимались?

— Фрилансом.

— Объясните, что это такое.

— Это работа на дому через интернет.

— Зарплату платили? Она была постоянной, какой доход?

— Тысяч 30 в месяц.

— А в Белгороде, проработав полмесяца, сколько вы заработали?

— Тысяч 15.

— То есть, если взять месяц целиком, то вышло бы как раз 30. Скажите, вы жильё снимали в Белгороде?

— Да. За 12 тысяч.

— Можете объяснить, чем был обоснован ваш переезд?

— Давно хотел сменить город.

— Почему именно Белгород? Невыгодные же условия: зарплата та же, так ещё и за квартиру платить.

— Это только первая работа. Тестовая. Я планировал другую найти.

— А в Калининграде, в родном городе, вы не имели возможность найти более оплачиваемую работу?

— Да в любом городе можно, в принципе, найти.

— То есть вы посчитали, что в Белгороде, прифронтовом городе, это будет сделать легче?

— Я не знал, что он прифр.. — Илья запнулся. — Прифронтовой.

— Вы газеты не читаете? — резонно поинтересовалась прокурор.

— Нет, я таким не занимаюсь…

— А в интернете вы общаетесь с кем-нибудь?

— Со своим другом.

— И всё? То есть, вы не знали, какие сейчас происходят события?

— События многие происходят в мире… Знаю.

— Знали. Знаете расположение Белгорода относительно Украины?

— Знаю.

— Так. Скажите, пожалуйста, причину, по которой вы сюда приехали. Вы знали, куда едете, заранее обговорили работу? Или наобум?

— Практически наобум.

— Когда вы прибыли?

— 31 августа.

— Скажите, а преступление, в котором вас обвиняют, вы когда совершили?

Здесь в разговор вмешалась адвокат. Она запротестовала, заявив, что сейчас не место и не время для допроса. Прокурор ответила, что хотела, чтобы всё это услышала пресса.

О приобщении фотографий с синяками и жалобы прокуратура протестовала.

Я не являюсь экспертом и не могу сказать, действительно ли при тех условиях образовались следы у обвиняемого, о которых он говорит. Более того, я хочу сказать, что этот вопрос не является предметом рассмотрения в судебном заседании. Здесь необходима отдельная надлежащая проверка, тем более, что медицинская экспертиза сейчас проводится.
представитель прокуратуры

Прокурор настаивала на том, что без помещения под арест обвиняемый сможет сбежать, так как в регионе его ничего не держит, или даже совершить ряд преступлений. Также она подчеркнула тот факт, что изучение дела только началось и белгородцев ждёт «множество удивительных доказательств, которые доказывают вину Ч.».

Тихий и скромный: мнение родственников

В зале суда присутствовала сестра обвиняемого. Она заявила, что готова под личное поручительство предложить брату комнату в частном доме в Воронеже. О нём она отозвалась как о «тихом, спокойном человеке». Виделись с братом они последний раз в 2021 году, из-за чего у прокуратуры снова возникли вопросы.

— Ваша характеристика — это же по состоянию на 2021 год?

— Нет, он всегда такой был, — ответила сестра Ильи.

— Но люди же могут меняться.

— Да нет…

Девушка призналась, что с братом в особо тесных отношениях они не состояли: общались редко, в основном — в формате «привет-пока». Об аресте родственника она якобы узнала от матери, та — уже из интернета.

Последние слова обвиняемого

Обвиняемый в поджоге был немногословен: он заявил, что к нему в ИВС приходили люди, похожие на полицейских. Они якобы оказывали на него давление и заставляли признаться в содеянном.

Приходили три раза. Первый раз, я предполагаю, что это был заместитель начальника первого отдела полиции вместе со своим коллегой. Я не знаю, как его зовут, и кем он является по должности — тоже. Они пытались меня заставить дать показания по части второй статьи 214-й (вандализм, прим. Бел.Ру), что это я поджёг и что это было по политическим мотивам. Во второй раз приходил оперативный сотрудник, который меня первый раз допрашивал, говорил то же самое: что я должен дать показания. В третий раз, уже ближе к вечеру, абсолютно аналогично пришедший человек мне то же самое говорил.
обвиняемый Илья Ч.

Ходатайство защиты он поддержал.

Что будет дальше?

По итогам Илья Ч. отправился в СИЗО — до 19 ноября. Решение суда ещё можно обжаловать.

После суда у присутствующих осталось много вопросов: что за подруга на Украине, о которой вскользь упомянула прокурор? Почему Илья выбрал для проживания Белгород? Кто побил обвиняемого? Что за «удивительные доказательства вины», которые пообещала сторона обвинения?

Надеемся, ответы на эти вопросы мы сможем узнать в ближайшее время.