Великая Донецкая лихорадка уже была и ждет нас впереди

25 ноября 18:11
История Донбасса, как ведущего промышленного региона России в своем роде уникальна.

Еще 200 лет назад никто даже и представить не мог что посреди бескрайних степей вырастут рукотворные горы — терриконы, в небо вознесутся трубы гигантски заводов, равнины разрежут бесконечные железнодорожные пути, по которым во все стороны понесутся груженные углем и металлом составы. И все это будет сотворено руками простых русских людей, бывших крепостных и ремесленников.

На защиту православного мира

Предпосылки к будущему экономическому чуду Донбасса были заложены еще в 18 столетии. Тогда Россия вела очень долгие и кровопролитные войны за выход к Черному морю. Это было необходимо для того, чтобы развивать торговлю и закрепить тот геополитический баланс сил в Европе, где Россия уже занимала ведущее место.

Тогда соседями России были подконтрольные Турции такие государства, как, например, Крымское ханство. Своими постоянными набегами оно тревожило южные рубежи России. И это очень мягко сказано. Речь идет о систематическом уничтожении населения, угоне людей в рабство, препятствовании развитию промышленности и торговли. Соответственно, стремление обезопасить эти территории, освоить их, использовать плодородные земли, активно развивать торговлю через будущие южные порты — Одессу, Херсон, Николаев, Севастополь — было главным посылом для России в противостоянии с Турцией.

В общем сложности русско-турецкие войны длились 351 год (1568—1918 годы). За этот период Россия и Турция находились в состоянии войны 69 лет.

При этом не стоит отбрасывать тот факт, что тогда, также, как и сегодня Турция приводила достаточно дискриминационную политику к немусульманским странам и многим социальным группам населения. К примеру, на территории Крымского ханства постоянно была опасность возникновения геноцида, иными словами резни, когда под корень вырезалось все немусульманское население.

Естественно, что Россия, стремилась учесть интересы своих южных рубежей, а также населения, которое страдало от набегов татар и от тех войн, которые происходили в этот период. Всеми путями Русская Империя старалась уберечь своих соотечественников и единоверцев на территории Крымского ханства, а потому была вынуждена ввязываться в многочисленные военные конфликты, которые приводили только к победам.

И от победы к победе российского оружия, страна включала в состав Империи все новые и новые территории.

Что характерно — на этих территориях мгновенно начиналось стремительное развитие экономики, промышленности и торговли. Это происходило повсеместно в отличие от Крымского ханства, которое в политическом и в экономическом плане напрямую зависело от результатов набегов и работорговли. Представьте себе государство, экономика которого на две трети зависит от работорговли? Это и постоянные набеги, и охрана рабов, и их содержание вплоть до продажи. Естественно, ни о каком развитии речи быть не может.

Поэтому российские войска, которые освобождали Крым и способствовали освобождению близлежащих территорий выполняли глобальную гуманитарную и миротворческую миссию.

«Крымская война — это, скорее, не причина, а повод. Ослабление империи после поражения в этом столкновении с ведущими державами и последовавшая затем утрата позиций на Черном море изначально делали неизбежной подготовку к реваншу. Другое дело, что такой реванш был взят не военным путем, а косвенным, дипломатическим — после падения Второй империи Наполеона III, главного гаранта ограничения возможностей России в Причерноморье. Но в любом случае вызов Крымской войны тем более делал неизбежным создание глубоко эшелонированного вглубь страны очага развития, непосредственно приближенного к стратегически значимому для нас Черному морю. Думается, что в причерноморской геополитике с тех пор мало что изменилось», — считает доктор исторических наук, заместитель декана исторического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова Дмитрий Андреев.

Эти события имеют очень четкую параллель с тем, что происходит сейчас. Это можно сравнить с тем, как действует ИГИЛ. Данная организация тоже большую часть своих доходов получает от варварской эксплуатации природных ресурсов Сирии и от работорговли. Причем это торговля не только ради получения какой-то рабочей силы, но и ради выкупа, а также ради торговли человеческими органами.

Это также можно сравнить с тем, что происходит сейчас и на Украине. Данная квазистрана в большей части зависит от поступления западной помощи. Более половины своего бюджета, что мы видим по показателям, Украина черпает из-за рубежа. А ведь толкая на убой сотни тысяч своих граждан в качестве пушечного мяса она занимается такой-же работорговлею, торгуя смертью, торгуя кровью, также как это делалось и в 18 столетии.

В Донбассе сходятся все пути

После подписания в 1774 году Кючук-Кайнарджийского мира между Османской и Российскими империями была завершена первая Турецкая война.  Начался процесс присоединения к Российской империи Северного Причерноморья, Кубани и причерноморских областей Грузии. И Россия тут же начинает хозяйственное освоение этих территорий. А первоочередную роль в этом процессе сыграл именно Донбасс.

Во-первых, Донбасс находится в очень выгодном положении. Здесь изобилие природных ресурсов. Кроме того, с точки зрения геополитики он занимает ключевую точку. Азовское море очень далеко выдается на север, а лесостепная и степная зоны очень удачны как для передвижения войск, так и для ведения сельского хозяйства. Великий степной коридор, который идет от Монголии и заканчивая Венгрией наиболее узкий в районе Донбасса между Таганрогом и Ростовом. Получается, что Донбасс, всегда был центром контактов и центром пересечения различных торговых и военных путей. Они шли с востока на запад, а также с севера на юг в бассейн Азовского и Черного морей, и в бассейн Каспийского моря. Именно через эту территорию России. Отсюда также шли войска, которые двигались на Северный Кавказ.

Иными словами, весь клубок противоречий и переплетения политических интересов всегда находился в Донбассе.

Со стратегической точки зрения, контроль над Донбассом обеспечивал возможность не только хозяйствования, но и ведения боевых действий в соседних регионах. Отсюда очень удачный выход на Северный Кавказ, в районы Крыма и Бессарабии.

Сразу же после окончания Крымской войны в Донбассе начинается активное военное строительство для обеспечения безопасности региона.

Многие считают, что территория дикого поля до 18 века была абсолютно безлюдной. Но это не так. Данную территорию контролировали крымские татары, через нее проходили пути для грабежей и работорговли на территории Российского государства. Но здесь было и оседлое население в частности в районе Святогорского монастыря. Для того, чтобы обезопасить монастырь, как центр культуры, как центр духовности края здесь шло активное военное строительство. Сначала это были небольшие крепости, затем постепенно шло усиление их гарнизонов. А за безопасностью всегда приходила и экономическая деятельность.

Святогорский Успенский монастырь в XVIII-XIX веках

Велась разведка полезных ископаемых, строительство сначала небольших, а затем уже и больших копанок (примитивные шахты), а в 19 столетии начинается строительство глубоких шахт.

Край соли, угля и металла

Многие считают, что Донбасс — это только уголь и металлургия. Но это совершенно не верно. К примеру, в районе Святогорского монастыря и современного Славянска находились солевые варницы, которые известны еще с 16 века. Донбасские залежи соли сыграли огромную роль в экономике южных регионов Российского государства. Промыслами на этих варницах занимались донские казаки и черкесы (так тогда называли запорожских казаков). Кстати, найденный в Донбассе уголь сначала использовался именно для выпаривания соли и для отопления производственных помещений и домов. И лишь с середины 19-го столетия началось активное освоение залежей каменного угля. Сперва в тех местах, где уголь выходил на поверхность. Затем, по мере развития технологий — глубоких шахт, с большой угледобычей.

Почему России так нужен был донецкий уголь? Все дело в том, что присоединение и освоение Крыма, строительство черноморского флота, превращение Севастополя в крупнейшую военно-морскую базу первоначально происходило на основе парусного флота. Но по мере развития технологий, по мере расширения контактов России, и необходимости защиты своих геополитических интересов нужно было развивать черноморский флот. А без каменного угля реализовать все эти амбициозные задачи было невозможно.

В то же время англичане были крайне заинтересованы в том, чтобы уголь, который поступал на территорию Российской империи был исключительно английский. Его они привозили на своих кораблях в качестве балласта, когда приплывали за российским зерном. Выгружая этот балласт и загружая корабли зерном, английские капиталисты получали колоссальные сверхприбыли. Но, как только, в Донбассе был найден каменный уголь, то инженера, который осуществил эти изыскания английские специалисты оболгали и обвинили в подлоге. В итоге ему несколько лет пришлось оправдывать свою репутацию, а поиски залежей полезных ископаемых в Донбассе были на некоторое время заморожены.

Но, тем не менее Донбасс получил возможность для строительства крупных шахт, которые дали астрономический толчок для развития промышленности и давали столь нужный армии и флоту новый вид топлива. В результате это привело к тому, что черноморский флот Российской Империи стал снова самым сильным в черноморском регионе.

За стремительным развитием угольной промышленности семимильными шагами пошло развитее и металлургии. Дело в том, что металлургическую промышленность выгодно развивать в трех точках.

Первая — на месторождениях железной руды. Но сюда нужно привозить каменный уголь, нужно формировать какие-то цепочки поставок сырья и решать массу других вопросов.

Второй путь — строительство металлургических заводов на месторождениях каменного угля. Причем это должны быть особенные высокоценные марки угля — коксующийся и антрацит. Их для производства металла использовать выгоднее всего.

И третий путь — посередине между месторождениями угля и залежами руды — в местах расположения водных источников и других природных ресурсов.

Донбасс оказался уникален с точки зрения совпадений всех этих критериев. Здесь находится достаточное количество водных источников, богатейшие залежи угля. Сюда легко было привлечь и рабочих из числа бывших крепостных крестьян, и ремесленников, которые были готовы к любому труду. Их можно было обучать за счет привезенных из-за рубежа грамотных специалистов.

Залежи железной руды находились под Кривым Рогом. Но это не смущало основателей металлургических заводов. Ведь для того, чтобы производить металл каменного угля надо во много крат больше, чем самой железной руды. А ее подвезти гораздо дешевле, чем заниматься доставкой угля. И что показательно — первый металлургический завод Донбасса — завод Джона Юза был построен всего в нескольких сотнях метрах от шахты, которая добывала высококачественный уголь. И именно этот завод стал сперва центром для возникновения небольшого поселения, а затем для рождения крупного мегаполиса, который мы сегодня знаем, как город Донецк.

«Помимо таких фундаментально значимых фигур нашей истории, как императоры Петр Великий и Александр II, которые своими решениями во многом и предопределили стратегическое значение Донбасса для России, можно также назвать Александра Ауэрбаха, инициатора создания в конце 1870-х годов такой структуры, как Съезд горнопромышленников Юга России. В этом же ряду стоит упомянуть горнопромышленника Ивана Иловайского и горного инженера Петра Горлова. Конечно, нельзя забывать и Джона Хьюза — фактического основателя металлургического завода и названного по его фамилии рабочего поселка, будущего Донецка», — рассказывает Дмитрий Андреев.

Новая Америка

Донецкая промышленность была настолько прибыльной и приносила такие баснословные дивиденды всем тем промышленникам, которые вкладывали сюда свои капиталы, что в Европе в обиход даже вошло выражение — «Донецкая лихорадка». На многих инвестиционных компаниях и биржах Парижа, Берлина, Лондона ценные бумаги донецких предприятий имели очень высокую цену и очень высокую прибыльность. Пресловутое «МММ» по части прибыльности могло бы просто отдыхать. Тем более, что донецкие предприятия не были финансовой пирамидой, владельцам акций они приносили фантастическую прибыль.

Дошло до того, что любая компания, которая имела в своем названии слова «Донецкий» или «Донбасс» сразу получала огромную популярность и ее акции продавались моментально. И все потому, что Донбасс оказался уникальным регионом. Ведь темпы развития промышленности Донбасса во много раз превосходили темпы развития промышленности в Европе. И несмотря на то, что регион развивался в основном за счет капиталов европейских инвесторов, Донбасс всегда оставался исконно русским регионом.

В начале 20-го века Донбасс называли Новой Америкой. Здесь шло развитие угледобывающих, металлургических, химических и многих других предприятий. Это был своеобразный замкнутый производственный цикл, где все предприятия различных отраслей находились недалеко друг от друга, в одном регионе. При этом повсеместно из рабочих поселков вырастали города, жизнь буквально била ключом, в поисках заработка сюда съезжались люди со всей России. Причем не только бывшие крестьяне, но рабочие, которые уже прошли обучение в ремесленных училищах, также нанимались на работу и выпускники из лучших университетов Европы. Их приглашали собственники предприятий, и платили им очень достойные зарплаты. В свою очередь они вносили свой вклад не только в развитие края, не только макрорегиона, но и всей Российской Империи.

Таким образом уже к концу 19 столетия Донбасс стал сердцем экономики России. Ведь в то время в Российской Империи было всего два таких крупных промышленных центра — Уральский и Донецкий. Именно поэтому после окончания Первой мировой войны, после подписания так называемого Брестского мира сюда сразу устремились немецкие полки. Ведь без того экономического потенциала Донбасса Российская Империя или молодое советское государство непременно были бы обречены на провал. И все это очень хорошо понимали. Поэтому именно в Донбассе в ходе гражданской войны с особой ожесточенностью велись боевые действия.

Плакат 1921 года не утратил своей актуальности по сей день

А когда война была завершена началось восстановление Донбасса, очень непростое и сложное по техническим задачам. Надо было откачать воду из затопленных шахт, восстановить все металлургические и другие промышленные предприятия. И все это произошло в рекордно короткие сроки. Буквально за несколько лет Донбасс снова стал промышленным центром уже Советской России.

«Этапы развития Донбасса очевидны, и они напрямую связаны с основными вехами в истории нашей страны. Сначала, на протяжении второй половины XIX века и до Первой мировой войны, — постепенное усиление темпов индустриализации, превращение региона в один из ведущих очагов промышленного развития. Следующий этап — между 1917 годом и началом Великой Отечественной, когда Донбасс становится прорывным направлением уже советской индустриализации. Такая же ситуация продолжается и в послевоенное время. Затем — чёрная дыра, Донбасс как часть постсоветской Украины, из него пытаются создать витринный для РФ регион как бы „многовекторного“ государства. Чем это завершилось — мы хорошо знаем. И наконец сейчас, с 2014 года, — возвращение домой», — так характеризует развитие Донбасса заместитель декана исторического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова Дмитрий Андреев. 

Потенциал безграничен

После фантастического подъема в советские времена с началом так называемой независимости Украины промышленность Донбасса начала приходить в упадок. Ситуация резко усугубилась в 2014 году, когда были остановлены многие предприятия. А ущерб, от обстрелов, нанесенных украинскими нацистами промышленности региона, исчисляется миллиардами.

Сегодня, когда Донецкая и Луганская Народные Республики снова стали частью Российской Федерации многие сомневаются в потенциале Донбасса. Они считают, что регион окажется дотационным и ляжет тяжким бременем на плечи российских налогоплательщиков.

Правда эксперты опровергают данное утверждение, считая его в корне неверным.

Так, запасы антрацита в Донбассе (угля самой ценной марки) сравнимы по объемам с запасами России и Китая и по оценкам геологов составляют порядка 7 миллиардов тонн. Причем в донецком угле крайне заинтересована Индия, которая активно развивает металлургию и Китай. По оценкам экономистов лишь за счет добычи угля возможно восстановить экономику всего Донбасса.

При этом не стоит забывать о другой отрасли — металлургии. Когда работали все заводы, половину украинского экспорта составлял металл, отлитый в Донбассе. Сегодня, после продолжительного простоя металлургические заводы начинают работать. Большая часть продукции экспортируется в Россию. Потенциал отрасли эксперты оценивают достаточно высоко. С учетом возможной модернизации производства он составит многие миллиарды рублей.

То же касается и химической промышленности. К примеру, горловский гигант «Стирол» до начала военных действий выпускал широчайший спектр продукции — лекарства, пластиковую посуду, удобрения всех видов, бытовую химию, аммиак (который по специальному трубопроводу шел в Одессу и повсеместно экспортировался) и многое другое. Сейчас завод не работает, за эти годы он неоднократно попадал под вражеские обстрелы. Но жители Горловки надеются на возрождение градообразующего предприятия, продукция которого поставлялась по всему миру.

Кроме того, Донбасс прославился продукцией машиностроительных заводов. Так в Ясиноватой собирались проходческие комбайны, которые экспортировались в 35 стран! На оборудовании, произведенном на Ясиноватском машиностроительном заводе строился БАМ, метро Ленинграда, Москвы, Самары, Новосибирска. Завод имеет огромный потенциал. Но все годы войны Ясиноватая была прифронтовым городом, легендарный завод неоднократно страдал от обстрелов.

Проходческие комбайны, произведенные на Ясиноватском машиностроительном заводе, экспортировались в 35 стран

Напомним, что ранее Донбасс был также знаменит производством холодильников и другой бытовой техники. В советские времена в Донецке был гигантский завод игрушек, в Дружковке завод по производству газовой техники, в Константиновке стекольный завод. Новокраматорский машиностроительный завод был одним из крупнейших в мире. Артемовск славился своим шампанским и солью, Славянск — керамикой.

Харцызский трубный завод выпускал уникальные трубы большого диаметра, которые используются в крупнейших газопроводах, в том числе – в трансконтинентальном Уренгой — Помары — Ужгород

Не стоит сбрасывать со счетов и продукцию легкой промышленности. Костюмы, рубашки и трикотаж Снежнянской швейной фабрики «Снежинка» продавались даже во Франции, а в советские времена фабрика обшивала всю огромную страну.

В общем потенциал Донбасса действительно безграничен. И не стоит сомневаться в том, что он подобно птице Феникс вновь возродится из пепла и разрухи и его слава загремит на весь мир. Так уже было не один раз в 1920-е и 1940-е годы. Так будет и теперь!

Люди подвига не могут жить по-другому

Россия без Донбасса – нежизнеспособная конструкция», - уверен доктор исторических наук, заместитель декана исторического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова Дмитрий Андреев

«Теоретически, конечно же, наверное, Россия как мощная евразийская держава могла бы состояться без Донбасса. Но это очень теоретически, умозрительно. И дело даже не в угольных запасах, которые есть и в других уголках нашей Родины. Донбасс прежде всего — это люди, особый человеческий материал, который задает планку для всего остального населения нашей страны. Люди Донбасса умеют бороться — за выработку угля, за свою землю, против нацистской нечисти. Мало кому на долю выпало столько испытаний, как многонациональному народу Донбасса. И именно поэтому Россия без Донбасса — это слишком уж умозрительная конструкция, а потому — нереальная и нежизнеспособная», — считает Дмитрий Андреев.

По его словам, Донбасс был и остается местом подвигов — трудового, боевого, идеологического.

«Я бы поставил вопрос по-другому: почему, за счет чего Донбассу, фактически единственному региону нашей бывшей Советской Родины, удалось минимизировать деструктивные последствия постсоветской жизни лучше, чем какому-либо другому субъекту РФ. Ответ прост — всё это время, все эти тридцать лет Донбасс был и остается пространством подвига. Здесь просто не получается жить иначе. Люди подвига не скатываются в быт, не уходят с головой в мелкие сиюминутные интересы. Они служат — и тем самым просто не дают деградировать всем тем, кто на них смотрит, пусть даже и во вполне благополучных регионах. Для Донбасса всё постсоветское время — это время сплошного подвижничества за будущую Россию», — говорит Дмитрий Андреев.

По мнению историка, когда завершится СВО и когда на донбасскую землю вернется мир, она будет нетривиальным субъектом РФ.

«С Донбасса началось собирание исторической России, поэтому эта территория — территория нашего будущего, наш „обитаемый остров“ в океане грядущей глобальной неопределенности. Есть такое выражение — „драйвер развития“. Но это определение не объемлет всей той миссии, какая выпадет на долю Донбасса. Развитие — это не технотронное усовершенствование, это главным образом создание нового человека. Донбасс имеет колоссальный опыт в этом деле, поэтому он станет одновременно и высокотехнологичной площадкой, и особой благодатной землей, где всё иначе, всё по-другому. В этом и будет заключаться его миссия», — резюмирует Дмитрий Андреев.