Как над Москвой сияло созвездие Донбасских звезд

17 ноября 15:51
Продукция Константиновских стекольных заводов известна всем гражданам бывшего Советского Союза и наверняка каждому второму жителю планеты Земля. Это легендарные звезды Московского Кремля.

Более того, каждый из нас лично сталкивался с изделиями константиновских стеклодувов, а у многих они хранятся до сих пор. Ведь ассортимент, выпускаемый заводами, был огромен — от елочных игрушек до иллюминаторов и головок для ракет. Не говоря уже о зеркалах, автомобильных стеклах, посуде и стеклотаре, с выпуска которой и начинали в конце XIX века свою жизнь стекольные гиганты. В советские времена Константиновку даже хотели переименовать в Стеклоград, но одумались и оставили городу его историческое название.

От Эгейского моря до Донбасских степей

Современная Константиновка образовалась благодаря династии помещика Пантелеймона Номикосова, который был кадровым военным — подполковником Войска Донского. За участие в Отечественной войне 1812 года ему были пожалованы земли в живописной пойме Кривого Торца. Купив 20 семей крепостных крестьян в Курской губернии, он обосновал здесь поселение, которое назвал очень экзотически — Сантуриновкой. Таким образом Номикосов, хотел подчеркнуть свои греческие корни (Санторини (Santorini) — самая южная группа из пяти островов Эгейского моря). Несмотря на свое абсолютно нерусское звучание, название все же осталось в веках — сейчас Сантуриновкой называют один из районов современной Константиновки.

У Номикосова родилось трое сыновей и каждому из них он дал по наделу земли. Старший из них Константин появился на свет в 1815 году, он учился в Санкт-Петербурге вместе с поэтом Михаилом Лермонтовым. Карьере военного, он предпочел тихую жизнь помещика на родине. Получив наследство, Константин основал поселок. Отцовской фантазией молодой человек, видимо, не обладал и назвал поселение в честь себя любимого — Константиновкой. После смерти отца он унаследовал большинство его земель.

Но помещичья жизнь закончилась с отменой крепостного права. Началась бурная индустриализация Донбасса.

В 1869 году ввели в строй Курско-Харьково-Азовскую железную дорогу, была проложена ветка на Еленовку, построена Константиновская железная дорога. В 1880 году она была присоединена к Харьковско-Севастопольской. Таким образом, Константиновка превратилась в достаточно крупный железнодорожный узел.

Удобная транспортная развязка, богатые залежи флюсовых известняков, песков и огнеупорных глин, естественно, повлияли на развитие промышленности в этом регионе.

В 1890-х годах, на данные земли обратили внимание бельгийские капиталисты. Они вступили в переговоры с сыном Константина Номикосова — Дмитрием, который после длительных переговоров продал земли, пожалованные ранее его предку самим Государем-императором.

Но сумма сделки в 30 тысяч 400 рублей была не такой уж впечатляющей. В переводе на доллары, сейчас бы она немногим превысила бы 300 тысяч.

В краеведческом музее Константиновки до событий 2014 года хранилась копия договора о продаже земли между Дмитрием Номикосовым и бельгийскими подданными Луи Ламбертом, Павлом Нобле и Жозе Сизлезой. В последующие 20 лет с момента продажи и открытия стекольного производства в Константиновке они заработали в Донбассе миллионы.

С этого момента и начался новый этап развития города.

Ну, а большинство потомков Пантелеймона Номикосова, благодаря которому появился город Константиновка, во время Революции 1917 года эмигрировали за границу.

Промышленное производство получило в Константиновке бурное развитие благодаря развитой сети железных дорог.

Русская Бельгия

Как было сказано выше, именно реформы Александра II и в частности отмена крепостного права дали мощнейший толчок для развития Российской Империи. Но острая нехватка собственных капиталов, слабое развитие внутреннего рынка и косность мышления местных предпринимателей и стали предпосылкой к привлечению в страну иностранных капиталов. При этом основным центром инвестиций стал промышленный регион на юге России и в первую очередь Донбасс.

Следует отметить, что до 1863 года порядок работы с иностранными инвесторами никакими документами не регламентировался. Но в период с 1863 по 1904 годы правительство России подписало ряд соглашений и конвенций с десятью государствами. Они гарантировали охрану прав иностранных акционерных обществ, действующих на территории Российской Империи. Одним из первооткрывателей Донбасса для иностранцев стал Джон Юз, основавший Донецкий металлургический завод. Наблюдая за его коммерческими успехами в Донбасс потянулись бельгийцы и французы.

Причем именно Бельгия стала вскоре играть первые ролях. К началу 1917 года объем бельгийских инвестиций в экономику России составлял 14,3% от всех иностранных капвложений. И львиная их доля приходилась именно на Донбасс.

К примеру, в итоговом отчете за 1897 год Славяносербского земства Екатеринославской губернии было сказано, что «за последние пять лет Донецкий бассейн можно назвать Русской Бельгией, поскольку почти вся промышленность находится в руках иностранцев — бельгийцев».

Кроме угольной промышленности бельгийцы охотно вкладывали деньги в развитие металлургии (Константиновский металлургический завод также был основан гражданами Бельгии) и машиностроения. Всего на территории нынешней Донецкой Народной Республики действовало 4 крупных металлургических завода и 5 машиностроительных.

И именно бельгийские капиталы легли в основу важнейшей отрасли промышленности — стекольной, о развитии которой ранее в Донбассе и не помышляли. Регион располагал всем необходимым для стеклодувного дела сырьем. Оставалось самая малость — организовать здесь производство. Что и сделали предприимчивые бельгийские дельцы.

В 1895 году было открыто бельгийское «Анонимное общество донецких стекольных и химических заводов». В течение нескольких месяцев в селе Сатуриновка были заложены стекольный и химический заводы.

Всего через два года в 1897 году оба предприятия начали выпуск первой продукции. В этом же году здесь начал работать и бутылочный завод. Он был построен «Обществом Донецкого бутылочного завода». Но очень быстро данное производство также перекупили бельгийцы. Все три завода вошли в единый производственный комплекс.

На химическом заводе изготовляли сульфаты необходимые для стекольного производства. На бутылочном заводе делали аптечную посуду и бутылки для всевозможных нужд (здесь трудилось 260 человек). Стекольный завод выпускал листовое стекло, колпаки для керосиновых ламп, люстры, абажуры и т. д. Коллектив завода был гораздо больше — около 700 человек.

В 1898 году бельгийцы основали еще одно акционерное общество — «Анонимное общество зеркальных заводов на юге России». А через год заработал еще один завод, который занялся производством всевозможных зеркал.

В результате к началу XX века на всех предприятиях Константиновки (в том числе металлургических) трудилось более 2,5 тысяч человек. Основную часть рабочих составляли обнищавшие крестьяне, причем не только из близлежащих деревень, а также из Курской, Калужской и Орловской губерний.

Долгое время на стекольном заводе использовался исключительно ручной труд.

Первый в Российской Империи

В первом десятилетии XX века Константиновка заняла первое место в царской России по производству изделий из стекла.

Все заводы были объединены в единый цикл производства. Химический завод включал в себя пять свинцовых камер для изготовления серной кислоты и столько же аппаратов для ее концентрации, а также семь печей для фабрикации сульфата и соляной кислоты. Все это было необходимо для стекольного производства. Но львиная доля химической продукции изготовлялась для продажи, объемы которой постоянно росли. В результате уже в 1911 году «Общество Донецких стекольных заводов» было переименовано в «Общество Донецких стекольных и химических заводов».

В свою очередь бутылочный завод снабжал химический всей необходимой тарой для производства, а также баллонами и бутылями для доставки готовых продуктов потребителю.

Ассортимент продукции бутылочного завода впечатлял. Здесь делали бутылки четырёх цветов: зелёные, тёмно-зелёные, жёлтые и полубелые — всего до 40 миллионов бутылок в год! На тот момент он занимал по выпуску продукции первое место в России. Здесь выпускали пивные, винные, шампанские, водочные, сельтерские, хересные, токайские и другие бутылки.

Трудилось на заводе более 1600 человек, причем из них более 100 сортировщиц, которые отсеивали брак. Таким образом, мало кто в России мог составить конкуренцию по качеству константиновской продукции. Об этом и гласила реклама завода: «Наши бутылки отличаются изяществом отделки и прочностью».

Естественно и стекольный завод также был задействован в производственном цикле. Он поставлял на химический и бутылочный свое стекло, и бой стекла для улучшения качества изготовляемых бутылок. На заводе было два бассейна для варки стекла. Каждый из них вмещал по 20 000 пудов (327 600 килограммов) стеклянной массы. А общее производство таким образом превышало два миллиона литров стекла ежегодно. Завод изготовлял практически все виды стекла, существовавшие на тот момент — оконное бемское стекло, матовое, полуматовое, гофрированное, цветное. Причем все это различной толщины и площади, а также всевозможные зеркала, стекло для фотографических пластинок и т. д. Трудилось на производстве более 1500 человек.

Вся готовая продукция трех заводов грузилась прямо не территории в вагоны и без перегрузки доставлялась заказчику. Это исключало возможный бой в дороге.

Кстати, уже в советские времена в Константиновке открыли четвертый завод по производству стеклянных и майоликовых изделий. Производство было небольшое. Завод выпускал ёлочные игрушки и колбы для термосов. В период перестройки, когда месяцами не платили зарплату, работники получали ее продукцией завода. Буквально сразу после смены многие садились на поезда и ехали в Ленинград и в Москву — сбывать оптовикам товар. За счет этого и выживали.

В начале XX века Константиновка была достаточно крупным по тем временам населенным пунктом.

Лучшие из лучших

Грандиозное, даже по нынешним временам, событие произошло в 1910 году в Екатеринославе (современный Днепропетровск). С 1 июля по 1 октября здесь проходила Южно-Русская областная сельскохозяйственная, промышленная и кустарная выставка. В мероприятии участвовали пять губерний: Екатеринославская, Полтавская, Таврическая, Харьковская и Херсонская, а также две области — Кубанская и Войска Донского.

Также были выставочные павильоны и отдельные экспозиции из других стран, даже из Америки.

К данному мероприятию все участники готовились долго и тщательно. Константиновку на выставке представляли стекольный и зеркальный заводы. Экспозиция донбасских стеклоделов была самой масштабной и впечатляющей. О ней потом долго писали восторженные отзывы все газеты России.  Заводы представили павильон в мавританском стиле полностью выполненный из разноцветного стекла производства Константиновских заводов. Рядом стояли пирамиды из различных бутылок, громадные баллоны и т. д. Все критики признали экспозицию настоящим произведением искусства, здесь преобладала гармония тонов и изящество линий.

В результате «Общество Донецких стекольных заводов в Константиновке» получило высшую награду Министерства торговли и промышленности — большую золотую медаль. Она была вручена за производство бутылок, стекла и организацию дела.

Не осталось без награды и «Общество зеркальных заводов на юге России». Оно представило на суд зрителей и жюри громаднейшее зеркало в несколько сажень вышиной и шириной (1 сажень — 177,7 см). Перед этим шедевром стоял письменный столик со стульями, также сделанными из стекла, лежали стеклянные письменные принадлежности. По мнению зрителей, все это создавало неповторимое, сказочное впечатление.

Данная экспозиция также удостоилась большой золотой медали.

Историки отмечают, что безусловная победа константиновцев на Южно-Русской выставке была одной из многих. Но именно Екатеринославскую экспозицию признали самой выдающейся из всех выставок, которые устраивались в дореволюционной России. Согласитесь, даже в наше время ни одна из выставок, кроме экспозиции на ВДНХ, не проходит в течение 100 дней к ряду.

Все посетители выставки 1910 года были просто поражены произведением константиновских стеклоделов. О стеклянном домике с восторгом писали все российские газеты.

13 расстрелянных рабочих

Говоря о Константиновском стекольном заводе нельзя обойти стороной местное рабочее движение. Не будем повторять агитацию советских времен, но отметим, что действительно условия, в которых первоначально трудились рабочие, были просто адские.

Как и на всех остальных заводах Донбасса заводскую верхушку и весь руководящий состав предприятия составляли иностранцы. Они с семьями жили в новеньких благоустроенных домах, в то время, как рабочие ютились в землянках, вырытых прямо у стен завода. Продолжительность рабочего дня тогда составляла 11 -12 часов, никакой техники безопасности и выходных. Это признавали даже официальные власти. Так в одном из отчетов губернской комиссии было указано, что стремление к быстрому обогащению ведет за собой ряд нарушений — заводские цеха не достроены, машины и механизмы стоят без ограждений.

На стекольном заводе люди трудились около ванн с раскаленной стекольной массой, дышали ядовитыми парами. В результате через несколько лет многие заболевали туберкулезом и становились инвалидами. При этом если рабочие-бельгийцы получали в месяц по 60 — 80 рублей, местным платили по 18-20. И львиную долю их зарплаты съедали всевозможнейшие штрафы. Отношение к труженикам было крайне пренебрежительное, иностранцы вели себя надменно и грубо, что также отмечали проверяющие.

Все это приводило к многочисленным протестами забастовкам со стороны рабочих, которые регулярно начали проходить уже с 1900 года. Естественно, что рабочие всех заводов Константиновки также принимали активное участие в Революции 1905 года.

Так под руководством социал-демократической организации и профсоюза 9 мая 1905 года рабочие бутылочного завода начали забастовку, которая продолжалась 7 недель! Они выдвинули администрации предприятия 17 требований, среди которых были увеличение на 50% заработной платы и установление 8-часового рабочего дня. Не сумев сломить массовое сопротивление пролетариата, руководство заводов, в конце концов, удовлетворило требования бастующих.

Но после спада революционных настроений в 1908 году все рабочие активисты, под предлогом сокращения объема производства были уволены.

В разгар Гражданской войны в январе 1919 года Константиновка оказалось под властью белогвардейцев. Лишь только завладев городом, они согнали на площадь перед бутылочным заводом всех жителей поселка и рабочих дневной смены. Их выстроили в ряды и потребовали выдать большевиков и сочувствующих им. После того, как рабочие отказались из строя вывели каждого десятого мужчину и расстреляли.

В память о них бутылочный завод и одна из улиц города до 2014 года носили имя 13 расстрелянных рабочих.

До 2014 года в Константиновке чтили память рабочих павших за дело революции. Сохранился ли сейчас мемориальный знак – неизвестно.

Второе рождение и небытие

После установления в Донбассе советской власти бутылочный завод был национализирован. Однако в годы гражданской войны и вплоть до 1923 года производство практически бездействовало. Возродить его решили сами труженики, которые своими силами запустили две стекловаренные печи. В результате уже в 1924 году завод давал до 20% стеклотарной продукции молодой стране советов.

Уже в 1925 году руководство завода вплотную взялось за реконструкцию и модернизацию предприятия. Переход от ручного труда к механизированному позволил увеличить выпуск продукции в 10 раз и уже очень скоро Константиновка начала выпускать 2,5 миллиона бутылок в месяц. А после полной реконструкции производительность возросла до 75 миллионов бутылок в год.

К 1929 году заводчане освоили выпуск нового ассортимента — пивные бутылки, боржомные, винные, хересные, нарезные бутылки емкостью 0,5 и 0,75 литра. Через несколько лет в Константиновке впервые в СССР начался выпуск бутылок для шампанского. Опытные образцы успешно прошли испытание на Ростовском заводе шампанских вин и заводе Абрау-Дюрсо.

В те годы объемы производства росли, постоянно и уже к 1939 году количество выпускаемых заводом бутылок превысило 140 миллионов в год.

С началом войны завод начал выпускать баклажки и стеклянные корпуса авиабомб. В разы возрос выпуск пол-литровых бутылок для коктейля Молотова.

После восстановления в послевоенные годы выпуск продукции также рос ежемесячно. Ширился ассортимент. Начался выпуск оконного стекла, лампового, шахтного. В 1950-е объем выпуска бутылок возрос до 159 миллионов в год. В 1970-е был освоен выпуск изоляционных материалов, стеклоруберойда, стеклопластика, стеклянной облицовочной плитки. Продукция экспортировалась в Афганистан, Иран, Болгарию.

В дальнейшем заводчане освоили выпуск различной посуды — вазочек, салатников, всевозможных стаканов. Рос ассортимент бутылок, которые шли на экспорт.

В 1990-е годы производство пошло на спад. Работникам выдавали зарплату пустыми бутылками. Их прямо у проходной в полцены скупали представители донецкого пивоваренного завода, который в те годы резко нарастил производство и постоянно нуждался в стеклотаре. Поэтому дорогу к проходной предприятия рабочие называли «стеклянной тропой жизни».

В Советском Союзе большинство напитков разливалось в бутылки, произведенные в Константиновке.

Здесь сброшены орлы ради?

Жители Константиновки до сих пор с гордостью говорят, что один из главных символов Советского Союза и современной России — звезды, которые горят над Кремлевскими башнями, изготовлены в их городе. Справедливости ради отметим, что не горят, а горели с 1937 по 1946 годы. Затем звезды сменили на новые, которые изготовили уже в Российской ССР.

В советские времена изготовление звезд для Кремля было настоящим научным и трудовым подвигом. И совершить его партия и правительство доверило специалистам завода «Автостекло», так в 1934 году назвали бывший Константиновский зеркальный завод.

Без сомнения, к вопросам идеологии и сопутствующей внешней атрибутике советская власть относилась крайне ответственно. Как завещали в Интернационале, весь старый мир был разрушен практически до основания, но сверху, над Кремлевскими башнями вплоть до 1935 года восседали двуглавые орлы Царской Империи.

В первую очередь этот вопрос начал волновать простой пролетариат. Еще в 1924 году московские рабочие Александр Преображенский, Николай Кузнецов и Александр Федоров обратились с письмом в Совнарком. Они предложили поменять царский герб на герб молодой советской державы — серп и молот. Пытливый пролетарский ум даже нашел рационализаторское решение технической проблемы. Поднимать серп с молотом на высоту кремлевских башен они предложили с помощью аэростата.

Двуглавые орлы на башнях Кремля восседали вплоть до 1935 года.

Но немедленно выполнять наказ рабочих власти не спешили. В первую очередь они решили оценить художественную и историческую ценность орлов. Это ответственное поручение они дали попечителю Третьяковской галереи академику и реставратору Игорю Грабарю. Он сделал заключение, что никакой ценности царские гербы над Кремлем не представляют, а потому их можно смело демонтировать.

Но в 1924 году был массовый неурожай, к тому же страна еще не отошла от последствий голода на Поволжье 1921–1922 годов, и денег в казне на столь грандиозное мероприятие, как замена орлов на серпы и молоты элементарно не нашлось.

К этому вопросу руки у властей дошли лишь в 1931 году. Тогда на заседании секретариата ЦИК СССР было решено выделить деньги в размере 95 тысяч рублей на демонтаж царских гербов. Но вот чем их заменить решали на высшем уровне еще 4 года. И лишь спустя 11 лет после инициативы московских рабочих летом 1935 года в центральных газетах появилось небольшое сообщение ТАСС, о том, что Совнарком решил снять четырех орлов со Спасской, Никольской, Боровицкой и Троицкой башен Кремлевской стены, и двух орлов со здания Исторического музея. Царский герб было решено заменить пятиконечной звездой с серпом и молотом посередине. Напомним, что пятиконечные звезды с точки зрения советских идеологов символизировали собой пять континентов, где идет непримиримая борьба пролетариата с миром капитала, т. е. это символическое отображение лозунга — «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!».

Царские орлы появились на шпилях Кремля в ХVII веке. По мнению искусствоведов, они не имели никакой художественной и исторической ценности. Что с ними случилось после демонтажа – неизвестно.

В разработке эскизов первых кремлевских звезд участвовал лично товарищ Сталин, который часто не соглашался с художниками и вносил свои коррективы.

Первые звезды Кремля сделали из нержавеющей стали и облицевали позолоченными листами меди. С обеих сторон каждой звезды был прикреплен серп и молот, которые украсили уральскими самоцветами. При этом каждый камень был огранен вручную, вставлен в серебряную оправу и прикреплен к основанию также с помощью серебряных метизов. На все четыре кремлевские звезды ушло 68 килограмм чистого золота. А общий их вес составил 5 тонн 600 килограмм. Чтобы закрепить звезды на башнях Кремля сами башни пришлось дополнительно укреплять изнутри металлическими конструкциями.

Уже через два месяца после начала изготовления звезды засияли уральскими самоцветами над Москвой. И все бы ничего, но создатели не учли московского климата и экологического состояния столицы. В те времена в черте города была сосредоточена масса крупных производств, нещадно дымили заводы и фабрики. Ведь об очистных сооружениях никто еще не помышлял. Как результат — всего за год звезды покрылись копотью и грязью. Уральские самоцветы и позолота стали совершенно не видны. А вместо радостного и приподнятого символы над Кремлем производили траурно-гнетущее впечатление.

Очень быстро уральские самоцветы потеряли свой первоначальный блеск. Этому способствовали в том числе и многочисленные военные парады боевой техники. Звезды покрылись копотью.

Вопрос надо было срочно решать. И это архиважное дело поручили профессору Александру Ланда. Перед ним стояла непростая проблема — надо было сделать так, чтобы звезды не ржавели, не окислялись, не тускнели или достаточно легко мылись. В качестве материала для них главный художник Большого театра Федор Федоровский предложил взять рубиновое стекло. Кстати, именно Федоровский был автором эскизов первых звезд, которые утвердил товарищ Сталин.

Теоретическое решение проблемы было найдено. Дело осталось за малым — решить, кто сможет воплотить эти замыслы в жизнь.

Столь непростую задачу поставили перед коллективом Константиновского завода «Автостекло» и рабочие с небывалым энтузиазмом взялся за дело.

Кремлю — звезды, Ленину и Сталину — стеклянные гробы 

Вся сложность поставленной заводчанам задачи была в том, что ранее никто в таких объемах рубиновое стекло никогда не варил. А для изготовления звезд надо было отлить половину квадратного километра стекла толщиной 6 — 7 миллиметров. При этом было поставлено строгое техническое задание — стекло должно было иметь разную плотность, чтобы пропускать лучи определенной длины волн, к тому же оно должно выдерживать резкие перепады температур и быть особой прочности.

Все эти проблемы смог решить московский мастер самоучка Никонор Курочкин. Именно он изготовил первую в России гнутую линзу для номерных знаков московского трамвая, сделал первые параболические зеркала для телескопов, разрабатывал гнутые стекла для автомобилей, самолетов, кораблей.  Кстати, именно Курочкин разработал первый стеклянный саркофаг для мумии Ленина и всю свою жизнь посвятил себя разработке новых видов стекла.

Опытным путем мастер изобрел новую технологию производства рубина — селеновый рубин. Он предложил вместо золота, которое ранее добавлялось в стекольную массу для изготовления рубина, использовать селен. Таким образом было существенно удешевлено производство, а само стекло имело неповторимый рубиновый цвет. А чтобы не были видны все внутренние конструкции звезд, а их там немало, был добавлен второй внутренний слой молочного стекла. Внутри звезд были установлены лампы накаливания от 3700 до 5 тысяч ватт, а для того, чтобы звезды не перегревались инженеры разработали специальную систему охлаждения. Нити накаливания в лампах достигали температуры 2800 градусов по Цельсию, поэтому и для ламп были изготовлены молибденовые колбы, которые могли ее выдержать. Если одна из ламп перегорала, то ее заменяла специальная автоматизированная система. При этом на ремонт тратилось не более 30 минут. Все данные о работе звезд передавались на систему дистанционного управления, за которой круглосуточно следили инженеры.

В Константиновке до 2014 года стояла точная копия кремлевских звезд, которые установили в Москве в 1937 году. Что с ней стало после оккупации города украинскими нацбатами – неизвестно.

В результате каждая изготовленная звезда имела вес около 1 тысячи килограмм. Их установили на металлические трубы, которые могли выдержать такую нагрузку. При этом все звезды разных размеров, которые зависели от высоты кремлевских башен. Самые большие стояли на Спасской и Никольской башнях. Они имели размах лучей в 3 метра 75 сантиметров. На Троицкой башне размах лучей 3,5 метра, на Боровицкой — 3,2 метра, на Водовзводной — 3 метра. Их установили 2 ноября 1937 года.

Отметим, что все звезды были снабжены специальной поворотнной конструкцией, которая поворачивала их лицевой стороной по направлению к ветру. Предусмотрены были и механизмы, которые позволяли своевременно производить очистку кремлевских звезд от копоти и грязи.

За разработку звезд Курочкина наградили орденом Трудового Красного знамени. А всего в создании главных символов Советского Союза участвовало более 20 предприятий промышленности, научно-исследовательские институты, электротехники и естественно Константиновские производители стекла.

Отметим, что за всю свою историю рубиновые звезды Кремля гасли всего 2 раза. Во время Великой отечественной войны из зачехлили и замаскировали. Но уже 10 мая 1945 года был дан приказ снять чехлы и уже через три дня, после того, как звезды отмыли от грязи она засияли на всех пяти башнях Кремля. Второй раз звезды погасили в 1996 году, во время съемок в Кремле исторического кинофильма.

Кстати, кроме звезд Константиновские умельцы изготовили три саркофага для мумий Ленина и Сталина. Первый был отлит еще в 1938 году. Дело в том, что он был сделан из небронированного стекла и его при желании могли разбить. К тому же было несколько покушений на мумию Ленина. Естественно, что эти факты не афишировались. Но от греха подальше решили сделать саркофаги пуленепробиваемыми.

С 1960 года Ленин лежит в мавзолее в пуленепробиваемом саркофаге, изготовленном константиновскими стекольными мастерами.

Два саркофага сделали в 1960 году для обоих вождей страны советов. Это происходило в одном из закрытых цехов, и рядовые работники завода даже не знали какие добавки добавляли в стекольную массу при отливе. Этим занималась специальная бригада, прибывшая из Москвы. После изготовления саркофаги проверили на специальном полигоне — расстреляли из разного вида оружия. Изделия проверку с блеском выдержали. Но когда саркофаги были уже готовы, оказалось, что тело Сталина из мавзолея убрали. По словам заводчан, его пуленепробиваемый стеклянный гроб потом еще долгое время хранился в подвале заводского дворца культуры. Где это уникальное изделие закончило свой путь — неизвестно.

Иллюминаторы и фонтан

Какую только продукцию не изготавливал завод «Автостекло» в советское время. Иллюминаторы на ледоколы, самолеты и вертолеты, мощнейшие прожектора, которые освещали небо во время фашистских воздушных атак на Москву (за них заводчан лично поблагодарил товарищ Сталин), триплексы для бронетехники, которые выдерживали прямое попадание снарядов небольшого калибра, автомобильные стекла и многое другое. Причем все это шлифовалось вручную. Ветераны завода не исключают, что в закрытых цехах даже делали иллюминаторы для космических аппаратов. Но так ли это — доподлинно неизвестно секретность на заводе была поставлена на высший уровень.

Но еще одно достижение стекольных дел мастеров — уникальный фонтан, изготовленный заводом «Автостекло», который даже отображен на гербе города. У многих герб вызывает искренне удивление — Константинова и фонтан, что может быть общего?

А дело было в середине 1930-х годы. В 1936 году Конгресс США принял решение провести Всемирную выставку в Нью-Йорке. На нее были приглашены 64 государства, в том числе и Советский Союз. Ведь тогда напряжение между двумя странами были почти дружескими, но соревнование двух систем — капиталистической и социалистической уже началось.

Организовать советскую экспозицию поручил Совету Народных Комиссаров. Кроме 30-тонной скульптуры «Новый советский человек», которая стояла на 60-метровом постаменте Советский Союз представил другую монументальную экспозицию — громадный хрустальный фонтан высотой 4,25 метра и диаметром чаши в 2,50 метра. Таких изделий из хрусталя никто еще не делал. За воплощение монументального изделия в жизнь взялся инженер-технолог по стеклу, профессор Фёдор Энтелис по проекту знаменитого советского скульптора Иосифа Чайкова. До этого момента на «Автостекле» хрусталь не изготовляли. В помощь позвали пожилого стекловара Назарова с Дятьковского хрустального завода (Брянская область). Поставленная задача его ошеломила, и он долго не смог с ней справиться. Как вспоминали очевидцы, он сделал более 10 варок хрусталя, но нужного результата не достиг. Тогда за дело взяли местные рабочие —  Дмитрий Милоданов и Вакула Рачук. С помощью завода Красный гигант были отлиты матрицы из никеля. А местные умельцы гнули на них хрусталь придавая ему вид чаши. Затем была обработка на станках и ручная шлифовка. Осень 1938 года фонтан был готов. Его верхушку украшали хрустальные колосья пшеницы из который лилась вода в нижестоящие чаши.

Как отмечала западная пресса не гигантская скульптура «нового советского человека», а именно фонтан произвел на выставке в 1939 году настоящий фурор. 6 тонн хрусталя с тончайшей обработкой поражали зрителей, которые часами любовались этим рукотворным чудом. Вся западные промышленность с ее технологиями потерпела моральное поражение. Никто не мог поверить, что на изготовление фонтана ушло чуть больше 3 месяцев. По оценкам экспертов в переводе на современную сумму стоимость фонтана сегодня составила бы более 250 миллионов рублей!

Герб Константиновки с хрустальным фонтаном

А вот дальнейшая судьба фонтана оказалась незавидной. После выставки в США, которая закончилась в 1940 году его демонстрировали в главном павильоне Всесоюзной сельскохозяйственной выставки (ВСХВ), на месте которой выросла современная Выставка достижений народного хозяйства (ВДНХ). Но в 1954 году уникальный фонтан перенесли в один из второстепенных залов и с годами его след просто затерялся. Цело ли сейчас это чудо константиновских мастеров — неизвестно. А фонтан нашел свое отображение в гербе города.

Дальнейшая судьба Константиновских стекольных заводов, также, как и судьба фонтана незавидна.

Вплоть до начала горбачевской перестройки завод «Автостекло» и другие производства Константиновки выполняли уникальные заказы. Но уже в 1996 году завод был официально объявлен банкротом. Все попытки вдохнуть в него новую жизнь успехом не увенчались.

Уже в начале 2000-х годов производство, которое сохранилось в отдельных цехах, окончательно пошло на спад. По словам заводчан, остатки уникальных заводов предлагали выкупить россияне. Но Украина в очередной раз поступила по принципу — «так не доставайся ты никому». А после того, как в 2014 году, когда Константиновку захватили украинские нацбаты, остатки производства были окончательно разграблены.

Сейчас на месте уникальных промышленных гигантов остались лишь руины. А на месте центрального здания завода «Автостекло» осталась лишь одна внешняя стена с гордой надписью — «Наша цель коммунизм!»

Сейчас на месте заводов остались лишь руины, с главным лозунгом советских времен. На месте огромных цехов – пустыри и груды битого кирпича.