Posted 5 июня 2018,, 13:16

Published 5 июня 2018,, 13:16

Modified 29 июля 2022,, 12:43

Updated 29 июля 2022,, 12:43

Владислав Епанчинцев: У нас предпринимателем быть проще, чем в Европе

5 июня 2018, 13:16
Новый уполномоченный по защите прав предпринимателей в Белгородской области рассказал ИА «Бел.Ру», зачем пришёл на эту должность и какие проблемы бизнеса в регионе он собирается решать.

Владислав Епанчинцев в бизнесе давно. По его словам, зарабатывал уже в школе – продавал фотографии Арнольда Шварценеггера и Брюса Ли. Сейчас он совладелец IT-компании, бизнес-тренер, а в конце мая решил взяться за ещё одну «бесплатную работу» – стал бизнес-омбудсменом.

Вы в должности уже несколько дней, что-то успели сделать?

Почитал организационные документы, которые у Минаева (занимал должность до Епанчинцева – ред.) были. Пообщался с Олегом Колесниковым, с Ириной Буханцовой, которая будет мне помогать. После вас встречаюсь с Игорем Гладковым. Вроде бы меня пригласили на рассмотрение какого-то законопроекта. За три дня больше не успел.

В посте в Фейсбуке вы указали на две большие проблемы. Первая из них – слабое управление на всех уровнях.

У нас многие люди любят проблемы сваливать на других. В психологии это называется внешняя референция, когда причину неудач находят в том, что кто-то мешает реализовать проекты, инспекторы плохие, условия не те. Но я в эту тему вникал и знаю, что в России быть предпринимателем намного легче, чем в какой-нибудь Германии. Но люди у нас не могут это оценить.

В чём легче?

В Германии или в Японии, куда я ездил, настолько высока конкуренция, что с нашими навыками шансы её выиграть нулевые. В России проще: конкуренция не очень сложная, налоги тоже не сильно достают. Считаю, условия для предпринимателя у нас неплохие. Думаю, это будет непопулярная точка зрения. Потенциал у нас есть, в людях постепенно просыпаются управленческие навыки, понимание, но нужно время.

Чем здесь может помочь омбудсмен?

Сложный вопрос. В прошлом году было около ста обращений, это мало. Конечно, я буду рассматривать обращения, в помощь мне – и департамент (экономразвития – ред.), и сотрудники фонда (по поддержке малого и среднего предпринимательства – ред.). Второй важный момент: участие в законотворчестве. По идее, я должен все законы вычитывать и говорить: нет, этого делать не будем, это ущемит права. Я этим ещё не занимался, не могу сказать, как это будет выглядеть.

Второй проблемой вы назвали пропасть между властью и предпринимательским сообществом.

Наверняка, я не самый умный человек и эта мысль не только мне приходила в голову. Я вижу, что у власти своё информационное поле и свои задачи, которые с нашими не везде совпадают. Я надеюсь, что за счёт моего широкого охвата в Фейсбуке какие-то вещи я смогу транслировать и доносить на человеческом языке. Колесников рассказал, что есть и гранты, и поручительства, и много всего. Оказывается, деньги есть, их можно получить. Но люди не приходят. О таких возможностях я буду говорить.

Вы говорите, что времени у вас немного, но, тем не менее, взялись за ещё одну бесплатную работу.

Если не получится, меня там ничего не держит, развернусь и уйду. Это для меня как вызов. Я пять лет входил в избирательную комиссию, любопытство там удовлетворил, стране там помог. И тут поступило это предложение. Я представляю, что здесь не мёдом намазано. У людей в администрации очень непростая работа, я бы так не смог. При этом благодарности они не получают. Хочу посмотреть, применить знания, где-то для себя увидеть возможности дальнейшего роста.

Вашему бизнесу новая должность может помочь?

Мои знакомые говорят: вот теперь бизнес попрёт. Я не думаю. Потому что у нас много клиентов, но они мало платят – средний чек в районе 4 000 рублей. Мы объективно не можем пока реализовать проекты, скажем, на 10-20 миллионов. Поэтому, если как-то и поможет, то не особенно.

Вы сказали, что условия для предпринимательства у нас хорошие. Но многие жалуются на налоги по кадастру, неналоговые сборы, административные проблемы.

От знакомых слышал о проблеме с кадастром, участки стоят пустые, а люди за них платят нормальные деньги. Чтобы кого-то «мордовали» проверками в последние годы, я не помню. Я считаю, реальная проблема в том, что люди занимаются бизнесом по наитию, не системно подходят. Расскажу пример. Позвонил в крупную строительную компанию узнать, сколько стоит парковочное место. По статистике, если человек ждёт на трубке больше 30 секунд, 11% клиентов уходят. А меня перенаправили на другой номер, потом пригласили в офис, где отсутствует ресепшн, куча закрытых дверей. Конечно, я ничего у них не купил. Да и они не перезванивали – не принято у них брать контакты клиента. А потом эти люди говорят: у нас недвижимость не продаётся, рынок стоит. А вы пробовали продавать?

Обратные примеры встречали?

Да. Позвонил приятелю в Киров за советом, когда лучше поменять машину. Через 20 минут позвонили его кредитчики, уже одобрили кредит, подобрали мне машину, говорят: приезжайте, забирайте. А строители застряли в прошлом веке и не желают учиться. Это касается и маленьких компаний. Нельзя ждать, что ты открыл киоск, и деньги сразу потекут рекой. И у нас в Белгороде, и в общем в российской экономике в принципе просто не хватает толковых людей, грамотных подходов. Мы у себя в компании шутя говорим, что если белгородская фирма научится хотя бы перезванивать, это сразу позволит им обойти 80% конкурентов. Хотя на самом деле это не совсем шутка.

Слышал мнение, что вы не очень подходите на эту должность, а лучше бы на неё назначили Гладкова.

Да, я не обижаюсь. Время покажет. Я сторонник такого подхода: принцип «win-win», когда побеждают оба, либо вообще не играть. В любых ситуациях пытаюсь выстроить взаимовыгодный диалог. И защита прав предпринимателей – это необязательно оппозиция власти, как считают некоторые.

Вы не оппозиционер, к какой группе себя относите?

В интернете у нас есть группы, условно, либералов и патриотов. Меня относят ко вторым. Я предвидел, что многие скажут: выслужился перед властью. Но я ошибся – только один человек так написал. Можно сказать, что я государственник.

Посмотрел ваши страницы в соцсетях. В политических предпочтениях вы указали коммунистические.

Меня как-то спросили, при каком строе я хотел бы жить. Не знаю. Но считаю, что у нас должно быть сильное государство. Честно говоря, меня пугает одно: экономика скоро избавится от людей, куча народа останется без работы. И либо это будет какой-то цифровой коммунизм, либо это будет тотальное уничтожение. Советский Союз – объективно вершина развития человеческого общества на тот момент. Сейчас есть более успешные государства. Это не США, где тебя в Чикаго могут застрелить на улице, а, может быть, Китай, Швейцария. Не скажу, что у меня коммунистические взгляды, но этот период истории я уважаю.

Вы увлекаетесь регби. Какие-то бизнес-навыки этот спорт помогает развивать?

Регби – очень сложная игра в плане ролей. У нас есть упрощённый вариант правил: крепко держи мяч, беги вперёд и прикрывай яйца. Если серьёзно, то мой друг Тимур Соколов говорит, что в регбийной команде каждый человек – лидер. Но это лидерство – это не всегда быть первым любой ценой. Это – победить в команде.

Какой-то первый совет предпринимателям региона в новой должности дадите?

В наше время бизнес – это коммуникация. И над коммуникациями, и над бизнес-процессами компании, и над собственными навыками необходимо работать. Но особенно мелкие предприниматели считают, что это лишняя трата времени и денег. Моя большая цель – сделать наших предпринимателей успешными. Многие не верят в себя или не знают, что делать. Хотя это, по большому счёту, уже не о защите прав, конечно.