Posted 25 августа 2007, 07:39

Published 25 августа 2007, 07:39

Modified 29 июля 2022, 12:39

Updated 29 июля 2022, 12:39

Одессит без определенного места жительства

25 августа 2007, 07:39
Появление на минувшей неделе во дворе Белгородского Управления социальной защиты населения неизвестного человека неопрятного вида, выбравшего своим временным пристанищем бумажные коробки у мусорного ящика, вызвал неоднозначную реакцию тех, кому он попадался на глаза.

Дело в том, что он вел себя тихо, ни у кого ничего не просил, поэтому даже вызванный работниками соцзащиты наряд милиции не счёл возможным, руководствуясь существующим законодательством, задержать либо принять какие-то иные меры к человеку, которых нынче называют людьми без определенного места жительства, или сокращенно бомжами. Сердобольные сотрудницы расположенных в этом же дворе частных фирм подкармливали незваного гостя, вызвали «скорую помощь», но медики не обнаружили у неизвестного повода для госпитализации. Сочувствующие, беседуя с неизвестным «поселенцем», услышали трогательную легенду коренного одессита, который, якобы, попал в страшную автокатастрофу, полтора года пробыл в больницах, после чего от него отказались все родственники. В Белгород Сергей Борисович (так представился незнакомец медикам «скорой помощи») перебрался потому, что здесь вроде бы воевала его мать и похоронен дядя, также участник Великой Отечественной. Многие отвечали на его рассказ состраданием, кое-кто даже приносил ему еду, предлагал иную помощь.

Однако внешний вид бомжа, давно немытые и нечёсаные волосы и борода, отдельные странности в поведении да и в целом отличный от общепринятого образ жизни давали повод для беспокойства. Сотрудники соцзащиты не единожды в течение нескольких дней подходили к «постояльцу», предлагали ему отправиться в приют для бездомных, на что человек без паспорта, регистрации и, возможно, на самом деле утративший крышу над головой в прямом смысле этого словосочетания отвечал отказом. А к концу недели начал проявлять признаки беспокойства при любых попытках общения с ним официальных лиц и просто сочувствующих. В результате чего во дворе вновь появился милицейский наряд, но бомж быстро исчез, и больше его у здания соцзащиты уже никто не видел.

Начальник Управления социальной защиты населения администрации Белгорода Сергей Андреев, комментируя ситуацию, отметил: «Нельзя сказать, что в нашем городе бродяжничество носит массовый характер. Но, тем не менее, меры по пресечению и профилактике появления на улицах Белгорода лиц без определенного места жительства, занимающихся попрошайничеством в качестве основного источника существования, предпринимаются и проводятся систематически. В частности, работники соцзащиты проводят совместные с УВД рейды по городу на предмет их выявления. Правда, если бомж не нарушает общественный порядок, не представляет угрозы для окружающих, правоохранительные органы и соцзащита могут только отправить его в единственное в городе и области пристанище для «сирых и бездомных» – приют Благотворительного христианского общества «Милосердие и забота».

Традиционное место сборов местных бомжей и иного праздношатающегося люда – Марфо-Мариинский женский монастырь, у ворот которого в будни и праздники они располагаются с протянутой рукой, рассчитывая на сострадание и щедрость паствы. Не оставляют без внимания просящих милостыню и обитатели монастыря. Церковь всегда лояльно относилась ко всем, в том числе и к людям, кто остался без крова, к больным и нищим. Но если прежде на подаяние и сочувствие рассчитывали те, кто на самом деле не в состоянии сам заработать себе на хлеб насущный, то теперь в нашем обществе появились «бомжи по убеждению», в том числе и такие, которые ждут подаяния только в виде денег, на которые можно приобрести спиртное.

Игуменья Марфо-Мариинского женского монастыря Иоасафа рассказывает, что нуждающиеся получают здесь помощь в виде одежды, пищи, но, к сожалению, просящие милостыню у церквей в последнее время стали злоупотреблять гуманным отношением к ним и духовенства, и верующих. Слова игуменьи нашли подтверждение тут же, при выходе из монастыря. Сидящий у ворот мужчина, ещё не старый, вполне прилично, чисто одетый, протянул руку к выходящему на улицу корреспонденту ИА «Бел.Ру». Несмотря на раннее утро, он уже явно «принял на грудь», но, видимо, хотелось ещё. «Дай хоть десять копеек!» – клянчил дядька. За рубль, поданный в качестве подаяния, не только согласился назвать своё имя, но даже разрешил сфотографировать его. Что самое печальное, в числе попрошаек у церковных ворот, как об этом рассказывала игуменья Иоасафа, находят «прописку» и вполне молодые люди, в последнее время – и женщины. Они тоже заслуживают сострадания, многие из них на самом деле прошли через тяжелые жизненные испытания и не нашли в себе сил справиться с ними. Но ведь такой образ жизни – это тоже не выход из положения.

Явление «бомжевания» стало возможным в нашей стране лишь в последние полтора десятка лет. Исследовательский центр портала Super.Job.ru провёл опрос общественного мнения по этому вопросу, в котором участвовало 1800 респондентов.

Основной вывод опроса: подавляющее большинство россиян уверены: проблему бомжей одними наказаниями не решить. По некоторым данным, в России насчитывается около 4 миллионов бродяг, из них 100 тысяч – в Москве. Во Франции, которую уже сложно представить без ее клошаров, данная проблема решается исключительно путем организации бесплатных пунктов дезинфекции, столовых и ночлежек. В России же данные меры начинают казаться властям недостаточными: МВД предлагает воссоздать советский закон, подразумевающий наказание за бродяжничество. Очевидно, что встречи с бомжами вблизи вокзалов, магазинов и в вагонах метро не доставляют обычным гражданам удовольствия, да это и опасно, учитывая высокую распространенность среди бродяг таких заболеваний, как, например, туберкулез. Но согласны ли россияне с подобной законодательной инициативой? Для того чтобы это выяснить, сотрудники Исследовательского центра задали следующий вопрос: «Как Вы считаете, нужно ли вернуть в Уголовный кодекс статью, предусматривающую наказание за бродяжничество?».

Ответы респондентов распределились следующим образом: «да, государство обязано оградить нормальных граждан от сомнительного «удовольствия» общаться с бродягами» – 20 %, «нет, проблему бомжей одними лишь наказаниями не решишь» – 74 %, «затрудняюсь ответить» – 6 %.

Итак, подавляющее большинство жителей РФ (74 процента) считают, что проблему беспризорных людей не решить наказаниями или изоляцией. Респонденты убеждены, что «сначала нужно устранить причины, по которым эти самые бродяги появляются (большинство из них встало на этот путь по причинам, напрямую зависящим от государства - будь то последствия махинаций с жилплощадью, правовая незащищенность бывших заключенных или безработица), а уже потом думать над возвращением этой статьи», «государство должно отредактировать законодательство так, чтобы не допускать появления бродяжничества вообще», «надо более глобальные проблемы решать – те, из которых бродяжничество вытекает».

Многие уверены, что таких людей нужно адаптировать к нормальной жизни в обществе, ведь многие из них могут быть ему полезны: «Эту проблему нужно решать мирным путем!»; «Нельзя наказывать человека за то, что он ведет тот или иной образ жизни. Государство должно предпринимать иные меры по отношению к бомжам. Например, создавать определенные сферы деятельности, где человек может быть полезен»; «Если у человека будет работа, он с меньшей вероятностью будет бродяжничать».

Государство обязано изолировать бродяг от добропорядочного населения – так считают 20 процентов участников опроса: «На мой взгляд, такая мера в сочетании с необходимой информационной поддержкой побудит людей более ответственно относиться к собственной жизни»; «Видеть опустившегося до животного состояния человека противно. Грязь, зараза, неприятные запахи и брань – вечные спутники бомжей. Это не болезнь, а лень и уровень интеллекта. Протянутая рука для подачки... Но почему им надо подавать, если средний возраст бомжа не старше 50 лет? Вполне трудоспособные трутни!»

Однако и среди тех, кто выбрал данный вариант ответа, встречались сторонники более гуманного обращения с людьми, оказавшимися «за бортом» жизни. Опрошенные полагают, что «необходим комплекс мер, и кроме наказания необходимо предоставить им возможность работать (может быть, принудительно), решить вопрос с жильем, одним словом, сделать так, чтобы бродяжничать было невыгодно», «необходим дифференцированный подход в каждом случае. У государства достаточно средств для того, чтобы данная категория людей стала полезна для общества. Извлекать пользу более простым способом, привлекая в качестве неквалифицированной рабочей силы миллионы гастарбайтеров, не замечая проблемы бродяжничества, аморально».

Посчитали эту проблему слишком сложной для разрешения, чтобы дать однозначный ответ, 6 процентов участников опроса: «Не могу определиться по отношению к этой инициативе, так как среди бомжей есть как действительно нуждающиеся люди, так и «бродяги по призванию»; «В жизни всякое бывает. Из-за обмана должностных лиц или мошенников человека могут выбросить на улицу без денег и документов. Человек обращается к чиновникам за помощью, а ему отказывают. И он вынужден скитаться по улицам. С другой стороны, некоторым даже нравится бродяжничать. Это их стиль жизни. Работать не хотят, а все остальное их устраивает. Поэтому я затрудняюсь ответить».

Пусть бомжей у нас не так много как, допустим, в Москве. Но проблема «бомжатничества» все-таки есть, иначе бы не существовало уже 17 лет общество «Милосердие и забота», которым со дня его основания руководит Владимир Выродов. На одной из недавних сессий горсовета было принято решение о выделении на безвозмездной основе обществу целого здания бывшего общежития в отдаленном районе города. Здесь сейчас идет серьезный ремонт – до этого к общежитию не была подведена вода, дом не телефонизирован. Пока общество функционирует «на два дома» – полуподвальное помещение по улице Железнякова, где общество размещается со дня его организации, тоже не пустует. По сути, лишь здесь бомжи и иные лица, оказавшиеся в сложной жизненной ситуации, получают кров, еду, медицинскую помощь. С одной стороны, можно порадоваться, что общественная организация в недалеком будущем сможет отпраздновать новоселье. С другой – огорчиться, что все новые жилые помещения будут востребованы.

О необходимости воссоздания в городе приемника-распределителя для временного размещения бомжей сказал корреспонденту ИА «Бел.Ру» помощник оперативного дежурного отдела милиции № 5 УВД города Белгорода Владимир Пожарский, который направлял наряд во двор соцзащиты. Владимир Александрович сказал, что иногда приходится доставлять в отдел лиц без определенного места жительства, но органы милиции вправе только задержать их на три часа. А что далее? Как вариант, помощник дежурного назвал все тот же адрес – общество «Милосердие и забота»…