На малой сцене – драма одиноких сердец

9 марта 2006, 07:39
Такой драматургии на щепкинской сцене, кажется, еще не было. Название спектакля «Жан и Беатриса» настраивает на идиллический лад. «Наверное, про любовь», - подумает зритель. И ошибется.
Сюжет
Театр

Режиссер Урсула Макарова взяла в союзники драматурга Кароль Фрешетт. Менее всего обе настроены убаюкивать публику зрелищем, услаждающим зрение и слух.

На тесном пространстве малой сцены молодые актеры Вероника Васильева и Дмитрий Новиков, запомнившиеся по спектаклям «Лев зимой», «Кабаре «Кармен», «Горе от ума», разыгрывают драму одиноких сердец.

Жан – ловец, и охота за вознаграждением – его главное занятие. Беатриса живет в мире грез. Ее иллюзии материализованы в спектакле в двух пластических образах (арт. О Казакова и Л. Филимонова).

Героине очень хочется, чтобы кто-нибудь ее выслушал. Не так важно, кто она, как ее зовут и кто ее родители. Она – женщина, и этим все сказано. Ей нужен мужчина, который сумел бы увлечь ее, растрогать и обольстить. Но никто из претендентов не выдерживает испытания.

И вот в комнатке на тридцать третьем этаже «заброшенного» небоскреба появляется молодой человек с каким-то странным чемоданом. Как выясняется, очередной соискатель вознаграждения, которое Беатриса посулила победителю. Да, ему удается выполнить все три задания, но… Беатриса мечтает о встрече, которая может перевернуть жизнь, нарушить ее тоскливое течение. А для Жана – это всего лишь шанс заработать. Женщина – пленница несбыточных иллюзий, мужчина – материалист, прагматик без какого-либо намека на одухотворенность. «Платите! Вы обольщены!» - требует он в самый патетический момент и разрушает все.

«Двое в комнате – это все-таки лучше, чем один у окна», - убеждает себя Беатриса, выбрасывая ключ. Она еще надеется удержать Жана. Но ей приходится испытать горькое разочарование: «Сидеть взаперти с чужим человеком – страшно». Неужели это расплата за первородный грех? Его символ – яблоки – разбросаны по полу комнаты.

В конце концов, Жан вырывается на свободу. А Беатриса остается одна со своими иллюзиями. Два одиночества так и не смогли пробиться друг к другу сквозь стену отчуждения.

Отказ от счастливого финала – принципиальная позиция режиссера. Урсула Макарова выбрала для постановки произведение жесткое, с философским подтекстом. Откровения героев, элементы натурализма временами шокируют. Взгляд драматурга на мир и взаимоотношения полов довольно пессимистичен. Жизнь – это тигриный оскал, тот, что «украшает» входную дверь и стену в жилище Беатрисы. Мужчина и женщина обречены на непонимание. Но разве негативные моменты в их отношениях – это вся правда? И отчего у масок уродливые клювы, как у хищных птиц? Ведь мечты Беатрисы о любви, понимании вовсе не ущербны.

Спектакль держит в напряжении, заставляет зрителя внимательно прислушиваться к каждому слову, следить за каждым жестом актеров и искать свой ключ к «шифрограмме».

Специально для ИА «Бел.Ру» Элла Саркисьянц