Василий Мельников: В России внедрение прямого способа посева уже само по себе прорыв

Василий Мельников: В России внедрение прямого способа посева уже само по себе прорыв

Василий Мельников: В России внедрение прямого способа посева уже само по себе прорыв
Интервью

26 июня 2013, 15:08
Мария
Заместитель начальника департамента агропромышленного комплекса Белгородской области - начальник управления целевых программ в растениеводстве Василий Мельников в интервью ИА «Бел.Ру» заявил, что регион больше не сможет экстенсивно наращивать производство сельхозкультур при помощи старых технологий. Действующая с августа 2011 года в Белгородской области программа биологизации земледелия - новая эпоха в сельском хозяйстве, которая позволит сделать рывок в экономической эффективности и избавить землю от плуга, который мог стать могильщиком цивилизации.

 - Василий Иванович, насколько проблема биологизации земледелия вообще актуальна для экологии, экономики? Почему она, собственно, возникла и о ней так активно заговорили?

- Белгородская область - единственный регион, где 100 % пашни находится в обороте, и, по сути дела, экстенсивно наращивать производство урожая мы уже не можем. Сейчас назрела необходимость расширить наш ресурсный потенциал. Те технологии, которые мы до недавнего времени использовали, не давали достаточного выхода зерно-кормовой продукции. В умах всегда была проблема расширенного воспроизводства почвенного плодородия. Сейчас она перед нами стоит очень остро. И губернатором была в 2011 году инициирована программа биологизации земледелия. Мы уже сейчас вышли на определённый уровень - в среднем мы собираем 30 центнеров зерновых с гектара. Чуть больше или чуть меньше - в зависимости от климатических факторов.

Мы вышли на определённый уровень - и при существующих технологических подходах к обработке почвы, к выращиванию сельскохозяйственных культур уже не сможем сделать какой-то прорыв вверх, нарастить объёмы производства. Нужны именно изменения технологических подходов. И если мы сейчас не пересмотрим свои технологические приёмы, не пересмотрим своё видение аграрного производства, то, конечно, нам будет невозможно подняться на более высокую планку в объёмах производства. Губернатор ставит задачу: добиться повышения валового регионального продукта в Белгородской области в полтора раза. Это относится и к сельхозпроизводителям.

Каким образом его наращивать? Есть, по сути дела, классические пути - то, что у нас началось в 60-е годы ХХ века, - сплошная химизация. То есть за счёт повышенных доз внесения минеральных удобрений есть маленькая надежда, что мы можем немного поднять урожай. Но это скромные шажки. Нужно что-то кардинальное, чтобы мы могли управлять продукционным процессом растений. Программа биологизации это и предусматривает. Сейчас мы максимум усилий вкладываем в повышение почвенного плодородия. А затем уже накопленные ресурсы возвращаются богатыми урожаями.

Всё-таки Белгородская область обладает хорошим биоклиматическим потенциалом. Если мы изменим технологические подходы, то будем нести меньше затрат на то, чтобы положить семя в почву, вырастить его и убрать урожай. Конечно, у нас и отдача от каждого гектара будет значительно выше.

- Есть ли уже какие-то масштабные эксперименты, когда эта технология приносила плоды?

- Сам факт того, что множество хозяйств уже перешли на прямой способ посева, снижает в целом затратную базу на выращивание тех или иных культур. Сейчас мы расширили применение многолетних трав в севообороте и стали насыщать почву растительными остатками, очень много сеем сидеральных культур... Это эффективный биологический материал, который возвращается в почву, перерабатывается микрофлорой и потом служит дополнительным источником питания для культурных растений. 1 см гумусового слоя в почве создаётся за 100 лет. Сейчас с теми мероприятиями, которые проводят наши земледельцы, мы не сразу нарастим плодородный слой. Но, исходя из научных исследований, не содержание самого гумуса в почве определяет высокую продуктивность почв, а количество доступного органо-минерального комплекса для растений. Это важный момент.

Задача департамента - создать системные условия для работы в этом направлении. Но самая главная наша задача, по большому счёту, - посеять биологическое мышление в умах собственников аграрного бизнеса, руководителей хозяйств. Потому что преодолеть себя, старые технологические и технические подходы к решению агрономических проблем - очень сложно. Порой люди приобретают суперсовременную технику, которая подходит для биологизации земледелия, и всё равно стараются приспособить её под старые технологические воззрения. Это очень сильно мешает. Это агрономический консерватизм. Как у водителя. Он ездит на работу одной и той же дорогой. Он её знает, и ему другой улицей ехать не хочется. Даже если на старом маршруте много пробок, он всё равно по ней едет. Так и агроном. Но я думаю, что мы это преодолеем.

Что касается опыта, то в России внедрение прямого способа посева - уже само по себе прорыв. В целом по области сейчас 20 % пашни засевается прямым способом. А некоторые районы достигли очень серьёзных результатов. В Корочанском - 54 %, в Прохоровском - 59 %, в Яковлевском - 55 %. Это достаточно серьёзный прорыв в технологии. Нет того колоссального шлейфа, как раньше: плуги, культиваторы, бороны, трактора, людские и энергетические ресурсы... Только посев, уход за посевом и уборка. Мы купировали этот технологический хвост.

- То есть речь идёт о том, что сельхозпроизводство становится с экономических позиций более эффективным?

- Да. К этому, по сути дела, и направлены все устремления в реализации программы: сократить издержки и в то же время дать возможность почве поднять её продуктивный потенциал. Это важный момент. Программа биологизации нам позволяет и управлять органическими ресурсами, и создавать наиболее благоприятный водный режим в почве. Наука говорит: чем меньше мы вторгаемся в обработку почвы, тем больше создаём условий для накопления влаги. Мы видим сейчас на тех полях, где прямым способом были посеяны культуры, где осенью прошлого года были посеяны сидераты, значительно больший объём накопленного органического вещества и влаги. На этих полях значительно лучше была перезимовка озимой пшеницы. В любом случае, растение чувствует себя более комфортно.

- Если сейчас Вы говорите о том, что в Белгородской области уже 20 % пашни засевается прямым способом, то каковы конечные цели? К какому году и какая доля таким способом должна сеяться?

- Посевные комплексы, которые мы внедряем, в основном зарубежного производства. Зарубежная техника для многих сельхозпроизводителей имеет достаточно высокую ценовую планку. Поэтому в программе мы не регламентировали жёстко перевести всю область к такому-то году на 50-70 % посевов прямого способа. Но руководители хозяйств сами видят очевидные преимущества такого технологического приёма. Поэтому все, как только позволяют финансовые ресурсы, пытаются переоборудовать имеющиеся мощности на прямой способ посева.

В Белгородской области порядка 50 % зерновых культур, которые можно сеять прямым способом. Все технологии отработаны и изучены. Можно было бы говорить, что мы можем 50 % зерновых культур в ближайшее время перевести на прямой способ посева. Это и озимые, и яровые культуры разного срока сева, и кукуруза на зерно, и соя, и подсолнечник. Всё это высокотехнологичные культуры, по которым имеются все технологические возможности, чтобы на современном уровне их выращивать. А при хорошем стечении обстоятельств сюда попадают практически все культуры, которые есть в севообороте. Если, дай Бог, удастся ещё и сахарную свёклу сеять прямым способом посева, то мы можем выходить чуть ли не на 100-процентные объёмы.

- Попали ли в тренд местные машиностроители, и вообще, связаны ли они хоть как-то с этой программо, или пока здесь работает только зарубежная техника? Есть ведь «Белагромаш-Сервис», «Ритм»...

- В конце 1990-х годов, когда стала актуальна проблема обновления машинно-тракторного парка, прежде всего почвообрабатывающей техники, названные Вами предприятия подключились к этому и начали выпускать технику для минимальной обработки почвы. Это их прозорливость. Они и сподвигли сельхозтоваропроизводителей пересмотреть свои подходы к земледелию. Если можно не пахать, а наоборот, переходить на минимальную поверхностную обработку почвы, значит, можно вообще переходить на прямой способ посева. Эта техника - важный мостик для понимания наших технологических решений, для изменения воззрения на технологию производства и перехода на низкозатратную современную биологическую систему земледелия. А сейчас на заводах «Белагромаш-Сервис» имени В. М. Рязанова, «Ритм» и «Промзапчасть» идёт подготовка к производственным испытаниям сеялок, предназначенных для работы по технологии No-till.

- В России эта технология является прорывом. А если говорить о мировых тенденциях, насколько это сейчас актуально?

- Если говорит о России, были такие известные агрономы, которые пытались понять, как же всё-таки оптимально подходить к выращиванию сельхозкультур, чтобы, с одной стороны, обеспечить наиболее комфортные условия для развития растений, а с другой стороны - нести минимум затрат на получение продукции. Был Овсинский Иван Евгеньевич. Потом известный всем Терентий Семёнович Мальцев. Они пытались уже тогда увидеть, каким же способом и какую технологию применять, чтобы свести к нулю природные, климатические и технологические риски.

Однако победил в итоге немецкий инжиниринг. По большому счёту, для растения нет необходимости в такой рыхлости почвы, которая создаётся при помощи плуга. Корневая система настолько мощная, что она может пробивать достаточно высокую плотность и развивать корневую систему, получая все необходимые элементы питания и влагу. Помимо этого, плуг был и техническим решением, т. к. не существовало иных способов борьбы с сорняками. При помощи плуга, по большому счёту, не создавались более комфортные условия для растений, а уничтожалась сорная растительность. Но в конечном итоге плужная обработка приводила к тому, что семена сорняков накапливались в почве и ещё более усугубляли ситуацию.

В своё время плуг был спасением цивилизации, но он же мог стать и её могильщиком, если бы мы и дальше им пользовались. Например, большим ударом для земледелия в 1930-е годы стали пыльные бури в Америке, когда полностью распаханные земли выдувались ветрами и уносился весь плодородный слой почвы. Тогда американцы призадумались, поняли, что надо что-то сделать с поверхностным слоем, чтобы избежать ветровой эрозии, закрепить плодородный слой корневыми остатками, не делать его таким рыхлым. Это понимание и стало новым прорывом в земледелии.

Беседовал Сергей Шевченко

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter