Елена Подсвирова: Я желаю всем мамам здоровых, рождённых в срок деток

Интервью
Елена Подсвирова: Я желаю всем мамам здоровых, рождённых в срок деток
17 ноября 2018, 09:00Ирина КошельФото: Ирина Кошель / ИА "Бел.Ру"
Международный день недоношенных детей во всём мире отмечают 17 ноября, начиная с 2009 года. Его учредили по инициативе Фонда по уходу за новорождёнными детьми. Накануне мы побеседовали с заведующей отделением патологии новорождённых перинатального центра ОГБУЗ «Городская больница № 2 г. Белгорода» Еленой Подсвировой.

Елена Васильевна, что для вас значит этот день?

Этот день, который посвящён таким маленьким детям, в нашем отделении можно отмечать беспрестанно. Они же герои – они борцы за свою жизнь. В особенности, когда стали выхаживать совсем крошечных, родившихся с экстремально низкой массой тела – 500 граммов и даже меньше. В этот день принято собираться вместе и показывать достижения недоношенных детей. Действительно, тут есть чем гордиться, потому что когда борешься за эту крохотную жизнь, когда наша реанимация сражается за них, когда мы с ними потом живём длительное время – вот именно что живём, потом очень приятно видеть, какие они приходят – уже выпускники. Если в областном перинатальном центре это уже шестая встреча, и самому старшему ребёнку больше 11 лет – областной перинатальный центр открылся 12 лет назад, то самому старшему нашему малышу – участнику такой встречи – 2 года и 3 месяца. Сложно передать словами, какие чувства испытываешь, когда мамы показывают презентации про своих детей. Ребёнок, который родился с весом 900 граммов с неутешительными прогнозами, поёт, танцует, принимает участие в творческих конкурсах – это здорово! Этот день отмечается во всём мире, и мы не будем и не хотим отставать.

Когда поднимались по лестнице в отделение и Вы рассказывали про «Путь надежды», обратила внимание на количество детских фотографий у Вас в телефоне.

Да, их очень много. Мамы постоянно присылают фотографии, делятся своей радостью. Фотовыставка «Путь надежды» появилась как раз благодаря родителям недоношенных детей – тем, кто уже давно выписался, и тем, для кого по большей части она создавалась. Когда мамы и папы поднимаются по этой лестнице в реанимацию, где врачи борются за их малышей, и видят эти реальные фотографии – не постановочные, а сделанные здесь, у нас, и потом уже дома – это придаёт им сил, вселяет надежду. А это очень важно! Если мама настроена позитивно, то и ребёнок реагирует соответствующим образом. Мы обязательно продолжим пополнять наш «Путь надежды».

Ваши малыши – в ярких носочках, шапочках, с вязаными игрушками…

Это элемент развивающего ухода. Всю эту красоту нам дарят девочки из клуба «28 петель». Такие крошечные вещи не купишь в обычном магазине. Они очень помогают нам в работе. Грубая вязка массирует тельце – стопки, голову – тем самым улучшается кровоток. Это благотворно влияет и на организм в целом. А игрушки-комфортеры – чаще всего осьминоги, морковки, птички. Нащупывая вязаные спиральки, ребёнок воспринимает их за пуповину и гораздо спокойнее себя ведёт: не вырывает капельницу, зонд. Вот так это работает. И, знаете, мамы, когда видят своего ребёнка в таком вот ярком наряде, совсем по-другому начинают реагировать: проходят слёзы, им становится уже не так страшно... А ещё у нас есть кресло-кенгуру, где женщинам выкладывают малыша на грудь – это тоже очень важный элемент в выхаживании недоношенных детей. Включаем и музыку в палатах интенсивной терапии. Мамы сами поют песни, рассказывают сказки, разговаривают с детьми. Это, правда, здорово! И это даёт положительный результат!

Что для Вас в работе самое ценное, самое важное?

Самое ценное и важное то, что мы – сложившийся, сплочённый коллектив, мы команда. И мне не стыдно об этом сказать. Мы команда, которая живёт интересами своих пациентов. Нам не всё равно, потому что спасти жизнь таким вот крохам – это большое достижение. А когда не удаётся, даже страшно представить и увидеть, какая это трагедия и для родителей, и для нас. Не буду приукрашивать – это слёзы, отчаяние… Потеря маленького ребёнка, в которого вкладываешь душу, плюс ко всему родители, с которыми живёшь какое-то время вместе, общаешься, поддерживаешь их… Нет ничего сложнее, чем прийти и сказать матери самое страшное… Ведь пока мы боремся, пока у нас есть надежда, маме пытаемся объяснить, как и что нужно делать с ребёночком, рассказываем, проводим занятия в нашей школе для родителей недоношенных детей, книги читаем, ходим вместе с ними в реанимацию, держа за руки буквально… Всё, что только можно, мы делаем для поддержки мам. Поэтому, действительно, коллектив – это самое главное. Если нужна какая-то помощь, люди бросают все личные дела, приходят из дома, помогают. Если что-то не получается, бегут все. И акушеры всегда извещают нас о предстоящей непростой ситуации. Мы начинаем готовиться. Кто-то занимается ребёнком, кто-то заказывает кровь, кто-то вызывает необходимых специалистов… У нас безразличных, безучастных людей нет. И кто бы что ни говорил – не стыдно ни за одного из коллег. Это притом, что коллектив у нас достаточно молодой. Много докторов – моих бывших студентов даже.

Вы ещё и преподаёте?

Да, в БелГУ на кафедре педиатрии с курсом детских хирургических болезней. Педиатрию и неонатологию. Сейчас в основном клинической работой занимаюсь, с клиническими ординаторами и студентами 6-го курса.

Расскажите о ваших коллегах.

Можно сказать, что у нас коллектив учеников и наставников. В нашем отделении трудятся две мои бывшие студентки-неонатологи, в отделении новорождённых – ещё три, одна доктор – в реанимации. А ещё со мной работает мой учитель – человек, который привёл меня в профессию, – Наталья Стефановна Бончук. Когда знаешь девчонок с первого курса, – а кто-то два года, кто-то уже восемь лет в профессии, – конечно, мы как семья. Очень много у нас бывает и радостных, и грустных моментов. Но кто не пробовал нашего хлеба, тот нас не поймёт.

Помните самых первых малышей, которых выходили здесь?

21 октября исполнилось 2 года нашей Пелагее. Эту девочку привезли из района, она родилась с массой 650 граммов. Очень много труда вложили в малышку. Да, сейчас у неё есть проблемы, но это героический ребёнок, и такая же мама, которая до сих пор удивляет тем, что не сдаётся. Пелаша наша – пожалуй, самая запоминающаяся. Егорка – 30 ноября ему будет 2 года – героический 900-граммовый парень! Мама очень много занималась им. Кирюшка, ему 26 августа 2 года исполнилось. Нашему знаменитому Вовке уже полтора! Много детей, и каждый памятен по-своему! Кто-то запомнился тем, что был очень тяжёлым, и мы долго боролись за него. Кто-то тем, что вроде и с маленьким весом родился, но прошёл более-менее гладко. Кто-то – самоотверженной мамой. Дети все по-своему запоминающиеся, и мамы тоже.

Мамы тоже лежат у вас в отделении?

Да. И знаете, мамы у нас тоже героические – под стать их крохотным борцам. Ни одна не опустила руки! Поначалу это неприятие ситуации – сложной, тяжёлой. Это непрекращающиеся слёзы… А когда ребёнок не поправляется так, как хотелось бы, мамы некоторые даже становятся агрессивными. И на них грех обижаться. Стараешься объяснить, рассказать. С ними, действительно, нужно работать, потому что послеродовая женщина – это послеродовая женщина. И когда у неё ещё проблемы, когда с ребёнком что-то пошло не так, некоторые вещи воспринимаются совсем по-другому. А потом, когда малыш идёт на поправку, они у нас улыбающиеся ходят, счастливые, становятся буквально членами нашего коллектива. До сих пор со многими мамами продолжаем общаться. У меня даже есть мама, с которой боролись 4,5 месяца за ребёнка, проживая вместе день за днём, но не сложилось… И прошло уже достаточно много времени – 10 месяцев – а мы до сих пор с ней поддерживаем отношения. Она, наверное, стала частью моей жизни. Я очень надеюсь, что она к нам придёт. Очень жду. На самом деле.

Вы ведь не всегда работали в отделении патологии новорождённых?

Я прошла всю неонатологию. После третьего курса пришла на сестринскую практику в детское отделение тогда ещё акушерской больницы – теперь это областной перинатальный центр, – так и осталась работать с детьми. Я поняла, что мне больше ничего не надо. Начинала в родзале. Потом открылся перинатальный центр, 10 лет отработала в реанимации новорождённых, где прошла настоящую школу и научилась многому. Сегодня со всеми коллегами продолжаем поддерживать профессиональные и дружеские отношения. Сейчас уже второй этап – отделение патологии новорождённых. И честно говоря, не могу понять, где легче, где сложнее работать. В родильном зале идёшь на роды и не знаешь, что тебя там ждёт. Не знаешь, какой он будет, этот появившийся на свет младенец. Бывает, что всё идёт хорошо, но в последний момент что-то происходит не так и ты должен быть готов к любому повороту событий, вплоть до того, что придётся оказывать реанимационные мероприятия, если потребуется. Неонатолог – это всё! Это реаниматолог прежде всего, это педиатр, клиницист, диагност, психолог. Надо с первых секунд уметь понять, что происходит. Банально, недооценил какую-то мелочь, и это может быть фатальным. А если вовремя и квалифицированно ребёнку оказана помощь, это мало того, что спасённая жизнь – это качество жизни. Мы должны оценивать и отдалённые прогнозы. Нужно в первые секунды сделать то, что потом не исправишь никак.

В реанимации – тоже очень тяжело. Потому что основная масса детей – недоношенные, инфицированные, проблемные, на искусственной вентиляции лёгких. Тут так же не может быть шаблонных ситуаций, потому как дети все разные. У недоношенных, даже зная нормы и параметры, надо чувствовать ситуацию и иногда параметры эти менять, чтобы у них потом не было проблем с лёгкими, со зрением, со слухом.

Патология новорождённых – вообще специфическое отделение. За два с половиной года, которые здесь работаю, досталось очень много. Наверное, стоило пройти всё, чтобы прийти работать сюда. И если ты не знаешь реанимации, не знаешь всего, что там происходит, потом, когда дети поступают в патологию для дальнейшего выхаживания и реабилитации, сложно определиться в дальнейшей тактике. Важна преемственность. Прежде чем ребёнок к нам поступил, ходим каждый день смотрим его в реанимации. С врачами обсуждаем, как новорождённый откликается на терапию. И, естественно, когда забираем, уже чётко знаем, что он перенёс, что от него ждать. Наши дети – это особые пациенты. Перевели из реанимации, состояние их и ухудшиться может. И ребёнок имеет на это право… Мы, в свою очередь, стараемся выхаживать их в условиях развивающего ухода, учим мам всему, что важно знать и уметь. Есть такое понятие – качество жизни. И мы хотим, чтобы оно было как можно выше.

Какие эмоции испытываете, когда выписываете детей домой?

Знаете, провожаем как победителей, как героев. С радостью и со слезами на глазах. Потому что столько времени прожили вместе, столько всего пережили, что кажется с ними уходит часть тебя, часть твоей души. Но приходит кто-то другой − и снова борьба, и снова бежишь на работу, думаешь, что и как там без тебя…. Вот ради этих моментов и эмоций стоит жить и работать. Но и на этом мы не расстаёмся. Созваниваемся, переписываемся, встречаемся. Как это было 16 ноября на «Дне белых лепестков». Мы всегда рады встрече с нашими «торопыжками» и их родителями.

Вместо послесловия

В беседе с Еленой Васильевной мы не обошли стороной недавнюю историю со смертью 22 младенцев в этом перинатальном центре. И ещё раз она обратила внимание на то, что все дети имели серьёзнейшие патологии, не совместимые с жизнью. Кто-то, мало того, что родился с экстремально низкой массой тела – до одного килограмма – так ещё и был инфицирован внутриутробно. И за каждого ребёнка врачи боролись до последнего. По-другому здесь не бывает.

Я думаю, что все извлекли важный жизненный урок: и мы, и родители, и акушеры в женской консультации. Но, наверное, родители в большей степени осознали, что надо более ответственно подходить к беременности, готовиться к ней, не отказываться от госпитализации, регулярно посещать женскую консультацию и выполнять назначения врачей. Мы все работаем на результат. Я желаю всем мамам лёгкой беременности и здоровых, рождённых в срок деток!Елена Подсвирова

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter