Пилот санавиации рассказал, какой видит Белгородскую область с высоты
Интервью

Пилот санавиации рассказал, какой видит Белгородскую область с высоты

6 декабря 2019, 07:00Анастасия ФедосеенкоPhoto: Департамент здравоохранения и соцзащиты населения Белгородской области
В регионе 1,5 месяца несёт круглосуточное дежурство санитарная авиация благодаря реализации национального проекта «Здравоохранение».

За это время была оказана высококвалифицированная помощь 15 жителям области. Программа реализуется для развития системы оказания первичной медико-санитарной помощи. Согласно областному проекту «Развитие санитарной авиации», в Белгородской области планируют переправлять вертолётами около 50 пациентов ежегодно.

Photo:Департамент здравоохранения и соцзащиты населения Белгородской области

Корреспондент ИА «Бел.Ру» пообщался с пилотом вертолёта санитарной авиации Алексеем Бабкиным.

Расскажите немного о себе: где вы родились, учились?

Родился в Краснодарском крае в 1965 году. Замечательные красивые края – это же предгорье. По этой причине здоровье крепкое, такое, какое необходимо лётчику. Папа – ветеринарный врач, мама работала в колхозе.

В 1982 году я поступил в Кременчугское лётное училище гражданской авиации. Одновременно там училось более 1,5 тыс. человек, у меня был самый большой набор – 400 человек. Для Советского Союза это высокий уровень. После обучения давалась подготовка в тренажёрном лётном центре и лётная подготовка на реальных воздушных судах: я отлетал 35 часов на маленьком вертолёте Ми-2 и 55 часов – на Ми-8.

Я выпустился из училища, где получил лётные документы, и на следующий день уже сидел в кабине и был готов работать на пользу страны.

Photo:Департамент здравоохранения и соцзащиты населения Белгородской области

Стоял ли перед вами вопрос о выборе профессии?

Выбора практически не стояло. С самого детства я начал ходить на авиамодельный кружок. Когда мне было 10 лет, к нам прибыл работать вертолёт для опыления полей. Я сдружился с командиром, и он меня даже взял с собой на коротенький полёт после замены лопастей. После этого я начал готовиться быть пилотом вертолёта.

Вертолёт работает там, где невозможно выполнить задачу другим способом. Там, где нет цивилизации, дорог, где нужна срочность. Надо быть настоящим фанатом и искренне любить своё дело, поэтому это, скорее, призвание.

Сколько вылетов вы совершили за весь период работы?

За все 34 года работы я преодолел порог в 8,5 тысячи лётных часов.

Photo:Департамент здравоохранения и соцзащиты населения Белгородской области

Какие вылеты запоминаются больше всего?

Я, будучи гражданским пилотом, в течение всех 34 лет работы где-то рядом с войной. Последние 14 лет работал по обслуживанию миссии ООН в Африке. Там стоят миротворческие войска, гражданская война, а мы – транспортное обеспечение по всем нуждам: ротация, замена специалистов, перевозка на переговоры, а также санитарные задания. Я, видимо, был рождён в семье ветврача специально для санитарной авиации.

Год назад я работал в Кызыле и Абакане по этой же медицинской программе, она только разворачивалась. В Абакане 14 рожениц доставили в перинатальный центр. Так всё получилось удачно, что через год и у меня родилась девочка. Вдохновился.

Сейчас с международными контрактами у меня перерыв, так как родилась дочь. И я стараюсь быть поближе к дому и помогать жене. У меня третий ребёнок. Поэтому пока работаю в России.

Какие особенности полётов в Белгородской области?

Область очень красиво выглядит с высоты. Особенно после Тывы, Хакасии, Калмыкии Белгородская область сверху очень ухоженная. Порой отвлекаешься от приборов и любуешься дорогами, полями, фермами.

Так как сейчас переходный период, так называемое предзимье, то характерны туманы. Во время работы в Белгороде, если бы в 10 дней из 20 были заказы, то они были бы отменены по причине плотного тумана. Туманы такие же основательные, как и всё в Белгородской области.

Photo:Департамент здравоохранения и соцзащиты населения Белгородской области

Тяжело ли летать в Белгородской области?

Для пилота в Белгородской области – отдых. Если смотреть в техническом плане, то аэродром прекрасен, качество связи отменное. Для глаз, а сверху видно всё, самое большое удовольствие, после Кавказа, конечно, я получаю от Белгородской области.

В Белгороде медицина и дороги находятся на хорошем уровне. Поэтому большинство случаев обходится без вертолёта. Но те экстренные пять вылетов за двадцать дней, что мы сделали, были действительно необходимы. Всё было быстро и оперативно. Допустим, из Губкина на машине с подготовкой поездка занимает три часа, а на вертолёте – полчаса полёта.

В чём специфика работы в санитарной авиации?

По части пилотирования и эксплуатации вертолёта она ничем не отличается от любой другой. Необходимо быть всегда готовым выехать в аэродром в любую минуту. Даже при походе в магазин ты находишься на работе.

Порой приходится участвовать. Иногда приходится успокаивать пациента, помогать медикам с носилками. Недавно я помогал молодой маме после кесарева сечения. У неё начались осложнения, и нужна была срочная транспортировка в Белгород, но она боялась зайти в вертолёт. И я обманным путём, договорившись с водителем скорой помощи, завёл её внутрь. Помогли и доставили в больницу практически за 30 минут. Ты видишь, как работу можно сделать лучше, и, не дожидаясь никаких команд, просто берёшь и помогаешь. Просто по-мужски и по-русски. Не по должности, не за зарплату. Раз мы взялись за это дело, надо его делать красиво.

Мы и сейчас в круглосуточном дежурстве, но в ночное время перевозка может производиться только в большие города. Допустим, в ту же Москву вертолёт способен долететь на одной заправке.

Самое странное, что видели в небе?

Красоты всегда хватает: иногда в облачности образуется ореол вокруг вертолёта. Также, когда летал в горах, бывало, что облака были над вертолётом и под вертолётом одновременно. Необычно летать над морем, так как с высоты трёх километров и с высоты пятнадцати метров море выглядит одинаково: нет ориентиров, не к чему привязаться.

Photo:Департамент здравоохранения и соцзащиты населения Белгородской области

У каждого авиатора есть свои приметы и суеверия. Какие они у вас?

Ничего специального перед вылетом я не делаю. Иногда, после особо ярких полётов, я целую вертолёт в носик в знак благодарности. Каждый вертолёт со своим характером, поэтому отношение к нему, как к живому.

Какими качествами должен обладать командир воздушного судна?

Он должен быть решительным, ответственным, эмоционально устойчивым, с хорошими нервами и широко раскрытыми глазами, чтобы видеть всё, что происходит в небе. Два главных врага вертолёта – мусор и птицы. Из-за этого может быть повреждена машина, поэтому надо быть очень внимательным и аккуратным. Также должна быть хорошая скорость реакции и, конечно, физическая подготовка.

Что вы можете сказать о воздушном судне, на котором сейчас работаете?

Это совершенно новый вертолёт. В авиации Ми-8 называют «Василиса», «помощница». У неё ресурс 15 тыс. лётных часов, а наша ещё и 100 часов не отлетала. Это грудной ребёнок по человеческим нормам. «Василиса» прекрасный, современный, круглосуточный вертолёт, который позволяет работать при любой погоде безаварийно. Вертолёт – лучший, можете гордиться.

В вертолёте есть специализированный медицинский модуль, в котором можно перевозить сразу двух пострадавших, и все необходимые условия для квалифицированной медицинской помощи.

С чего начинается ваш рабочий день?

Рабочий день начинается с проверки зарядки телефона. И мы с ним вечные спутники: на кухню, в магазин, поскольку в любой момент может поступить команда. Если поступает задание, то обсуждаем, готовимся и выполняем.

Сама подготовка к выполнению операции может занимать разное время. Медиками согласовывается всё, начиная от степени тяжести пациента, заканчивая вопросом, есть ли место и возможность ему помочь в больнице другого города, так как в больнице может не быть мест или врачей.

Где-то один час пятнадцать минут проходит от команды до взлёта. Около тридцати минут требуется для взаимодействия авиации, военных, врачей. Вещей, без которых не бывает безопасных полётов. На всех аэродромах реальные сроки – не более полутора часов. Если стоит вопрос жизни и смерти, то полёт можно организовать за двадцать минут. Четыре последних вылета со всеми процедурам были сделаны в районе одного часа.

Photo:Департамент здравоохранения и соцзащиты населения Белгородской области

На какие происшествия приходится вылетать?

Разные, начиная от перевозки рожениц, заканчивая укусами змей в лесах. У всех вылетов одна цель − помочь человеку, облегчить его страдания. В отличие от машины, на вертолёте пациент находится, будто в ладошках, его окружает помощь и покой. На дороге всё сопровождается нескончаемой тряской и вибрацией.

Можно ли эвакуировать пострадавших, не сажая вертолёт?

Бывали случаи погрузки пострадавшего в условиях гражданской войны на борт, не выключая двигатель, потому что это война, и можно таким образом стать её невольным участником. В условиях мирного времени такая эвакуация не нужна, так как это может лишний раз шокировать пострадавшего.

Photo:Департамент здравоохранения и соцзащиты населения Белгородской области

Вы как лётчик должны уметь оказывать первую помощь?

Мы проходим ежегодные курсы повышения квалификации, где восполняем свои знания. Особенный упор делается на то, чтобы оказывать первую помощь могли вторые пилоты и бортпроводники.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter