Сладкий белок и протезы из кроликов: о проектах НОЦ в Белгородской области
Интервью

Сладкий белок и протезы из кроликов: о проектах НОЦ в Белгородской области

2 марта , 19:30Photo: pixabay.com
Начальник управления науки Белгородской области рассказала, чем занимаются в научно-образовательных центрах и какие задачи перед ними стоят.

Начальник управления науки департамента внутренней и кадровой политики региона Екатерина Журавлёва ответила на вопросы корреспондента «Бел.Ру» и рассказала о том, что такое научно-образовательные центры (НОЦ) и зачем учёных и бизнес по всей стране объединяют в одну систему.

Белгородский регион стал пилотной площадкой для разработки инновационных подходов к развитию АПК. В рамках нацпроекта «Наука» в 2021 году по стране будет создано не менее 15 НОЦ, каждый из которых будет заниматься определённым направлением науки. Эти проекты перекликаются друг с другом и могут принимать участие в совместных разработках того или иного продукта.

Над какими проектами НОЦ планирует работать в 2020 году?

У нас НОЦ работает по платформенной системе. Всего платформ пять: биотехнология, селекция, генетика и инженерия в области растениеводства и животноводства, рациональное природопользование и платформа, посвящённая продуктам питания и ветеринарным препаратам. Соответственно, для каждой платформы есть портфель проектов: они совершенно разные, но пронизаны общей идеей – улучшение структуры АПК. Важность проектов не определяется каким-то одним направлением, а представлена определённым портфелем. На сегодняшний день у нас в работе 21 проект: от трёх до семи по платформе. Количество проектов будет увеличиваться, потому что сейчас наблюдается очень высокая активность со стороны учёных, бизнес-партнёров и образовательных организаций.

Чего удалось достичь за 2019 год?

Буквально за первый месяц 2020 года к региональной программе НОЦ присоединились внешние организации. Например, московские: Главный ботанический сад им. Н. В. Цицина, Институт проблем управления им. В. А. Трапезникова, СТАНКИН. К нам присоединились коллеги с Дальнего Востока, они привезут сюда уникальные сорта и сортообразцы сои, которые будут включены в селекционные программы наших белгородских учёных-селекционеров.

Вообще 2019 год у нас был стартовым. Самое главное, что происходило в этот период – формирование команд проектов, структуры управления НОЦ и работа по привлечению новых участников. Прежде всего, НОЦ – это коммуникативная площадка. То есть учёные и бизнес-партнёры разных регионов могут общаться и обмениваться знаниями и наработками.

Над чем НОЦ работают в первую очередь? Может быть, есть какие-то приоритеты и критерии, по которым оценивают перспективность проекта?

В приоритете у нас – защита окружающей среды: всё, что связано с темой переработки отходов, с получением новых видов разлагаемой упаковки продуктов. Есть у нас и очень интересные проекты по аминокислотам. Например, «Завод премиксов № 1», который выпускает лизин. Причём он превосходит мировое качество по чистоте – 75 %, аналогов на мировом рынке такого качества у него пока нет. Ещё одна незаменимая аминокислота – треонин. Она как раз является проектом НОЦа. Производство треонина очень важно для России, так как в стране его пока нет. Сейчас в лабораторных условиях уже получено некоторое количество треонина, которое можно будет масштабировать и в дальнейшем запускать в производство. Помимо этого учёные работают над получением так называемого сладкого белка. Совершенно новое вещество – это решение проблемы ожирения, потому что это не углеводы, а именно белок. Перспектива, конечно, огромная. Для животных разрабатываются новые корма на основе соевого шрота и белковой муки из личинок мухи чёрная львинка.

Некоторые проекты у нас пересекаются друг с другом. Например, животноводство и птицеводство могут стать источником новых удобрений. Из птичьего помёта изготавливают высококачественные гуматы, фактически на выходе у нас почти безотходное производство. Некоторые компании пользуются продуктами животноводства в неожиданных сферах. Так, например, импланты, применяемые в современной стоматологии, изготавливаются из кожи и частей тушки кролика. Направление очень интересное, всё происходит на стыке нескольких наук.

Каким образом в регионе будет работать сервис предсказания урожайности? Какие данные нужно будет анализировать и насколько точным будет прогноз?

С одной стороны, проект глубоко научный, а с другой – очень практичный. Он нужен всем и открывает огромные перспективы перед сельхозпроизводителями. Работа проводится совместно с Институтом проблем управления имени В. А. Трапезникова. Традиционно они занимались запуском космических кораблей, атомными электростанциями. Два с половиной года назад они подключились к решению задач в цифровизации сельского хозяйства и даже открыли в своей структуре отдельный центр по интеллектуальному сельскому хозяйству. Теперь они совместно с белгородскими учёными работают над построением сервисов по предсказанию урожайности. Основано это всё на работе с большими данными, аналитической программой. Наши коллеги – серьёзные математики, которые оперируют реально «космическими» объёмами данных и решают глобальные проблемы. Мы верим, что в этом году появится уже первый прототип устройства или ПО.

В систему загружаются агроклиматические данные. Аналитика ведётся не за последние несколько лет, а со всеми данными, которые есть на сегодняшний день. То есть подгружаются все известные данные за примерно 50 лет: метеорология, урожайность, качество продукции, состояние почвы. А дальше всё это просчитывается с помощью машинных технологий. В идеале программа будет сообщать, когда необходимо совершить дополнительный полив, укрыть поля или внести удобрения. Причём не просто в формате напоминания, а с составом элементов, который в данный момент необходим растению.

Что такое «умные» удобрения и бифидогенные кормовые добавки? Не опасны ли они для живых организмов и не вызовут ли привыкания?

«Умные» удобрения были и раньше, просто они были несколько примитивнее. Это просто определённая форма упаковки питательных веществ, которая разлагается в определённом порядке. Состав в таких «капсулах» расположен слоями, вещества высвобождаются постепенно и не взаимодействуют друг с другом. Некоторые элементы способны нейтрализовать друг друга, если оказываются в «одном флаконе», поэтому важно внести их отдельно. Чтобы не удобрять одно и то же растение дважды, просто вносится «умное» удобрение. Так что никакого привыкания не возникнет. Что касается бифидогенных кормовых добавок, то это очень важно для сохранения поголовья животных. Одной из серьёзнейших проблем при выращивании молодняка остаётся падёж от желудочно-кишечных заболеваний. Для профилактики и лечения придумали бифидогенные кормовые добавки, которые делаются на основе молочнокислых бактерий. В качестве субстрата используется отработанная сыворотка, которая остаётся после производства разной кисломолочной продукции. Классический бифидобактерин достаточно дорог, поэтому переходим на более дешёвые заменители: сыворотку и лактозу. Это эффективно и экономически выгодно.

Почему раньше такие достижения были невозможны? Что даёт НОЦ, чего раньше не хватало для открытий и активного развития науки в сфере АПК?

НОЦ – это, как я уже говорила, прежде всего коммуникация и активные связи. Площадка, которая стимулирует появление новых отношений, упрощает взаимодействие. Коллегам – и учёным, и бизнесу – очень интересно участвовать в совместных проектах и видеть результат своей работы. Наш НОЦ относится к сфере АПК, а АПК – это продукты для нашего питания, а они всегда в тренде. Планов у нас много, мы не можем делать ставку на что-то одно, поэтому какого-то фаворита среди платформ у нас нет. Мы стараемся донести до всех участников идеологию всего этого проекта, потому что не все в равной степени понимают, зачем мы этим занимаемся. Нужно просвещать и популяризировать наши проекты, чтобы как можно больше учёных интересовались и подключались к решению общих проблем.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter