Руками заключённых:
за сколько продают «тюремную» продукцию в Белгородской области
УФСИН России по Белгородской области активно участвует в госзакупках, продаёт широкий спектр товаров, которые делают осуждённые.

Также часто колонии продают продукты и товары друг другу.
Выгодно ли приобретать изделия, изготовленные заключёнными, или ценовая политика соответствует только интересам исправительного учреждения?

Из чего складывается стоимость товаров в подразделениях и куда колонии направляют полученные средства?
1+1 = 2?
В настоящее время производственный сектор исправительных учреждений области значительно ориентирован на выпуск продукции для муниципальных нужд: офисная мебель, оборудование для спортивных городков, для благоустройства дворовых территорий, остановочные павильоны, информационные щиты и дорожные знаки, контейнеры ТБО, швейная продукция.
Формирование цены на продажу изготавливаемой продукции происходит с определением затрат на производство единицы изделия, сообщили в УФСИН по Белгородской области. То есть цена за единицу товара состоит из стоимости затрат на её производство.
С помощью аналитической системы «СПАРК-маркетинг» журналисты ИА «Бел.Ру» проанализировали ценовую политику исправительных учреждений области и сравнили цены с реалиями рынка.
В настоящее время на продажу вне учреждений работают три структурных подразделения УФСИН – исправительные колонии № 7, № 5 и №6. За текущий период 2020 года (9 месяцев) общее число заключённых ими госконтрактов составило 142 на сумму более 340 млн рублей.
Согласно аналитической системе, один из самых дорогостоящих контрактов в 2020 году исправительная колония №7 заключила с управлением капитального строительства Белгородской области на сумму 14,2 млн рублей. В рамках капитального ремонта общежития Алексеевского колледжа исправительное учреждение поставило столы, шкафы, вешалки и полки. Мы сравнили ценники поставляемых колонией товаров с ценами, которые предлагает «Яндекс-маркет» за похожие позиции (могут отличаться по габаритам и структурным элементам) с учётом наценок.
Многих цен за поставляемые в колледж позиции в официальном прайсе исправительного учреждения нет. Тем не менее, рынок товаров предлагает за похожую мебель различные варианты в разы дешевле, чем УФСИН.
Такая же ситуация и с контрактом на 9,6 млн рублей, который заключила исправительная колония № 5 на поставку мебели для учебного корпуса №1 Новооскольского колледжа. Исправительное учреждение поставило кресла, шкафы, столы, стулья. В общей сложности – свыше 30 позиций.
Что касается белгородской колонии №6, учреждение продало в 2020 году дезинфицирующее средство «Фортис Дез» УФСИН России по Республике Башкортостан и УФСИН России по Республике Коми.

В двух контрактах цена за 1 кг средства составила 980 рублей.

Сумма контракта составила 6 027 000 рублей и
3 489 780 рублей соответственно.
Своих не бросаем
В белгородском УФСИН также практикуются госконтракты между структурными подразделениями исправительного учреждения.
Так, исправительная колония №4 поставила УФСИН России по Белгородской области пшеничную муку второго сорта (19 рублей за 1 кг), в исправительную колонию №5 марлевые маски (24 рублей за 1 штуку) и в жилищно-коммунальное управление УФСИН по Белгородской области дорожные наборы для женщин и мужчин для личной гигиены осуждённых и обвиняемых.
Судя по ценам, можно сделать вывод, что для продажи между своими структурными подразделениями цены на товары, которые изготавливают заключённые, ниже среднерыночных.

А стоимость продукции, которая реализуется на внешний рынок, на порядок выше аналогов.

Всего ИК-4 заключила в 2020 году три контракта с единственным поставщиком на сумму 1,7 млн рублей.
Куда идут средства?
Как сообщили в УФСИН по Белгородской области, полученная прибыль от продажи производимой продукции распределяется на содержание и укрепление материально-технической базы подведомственных учреждений, модернизацию и развитие производства, а также создание рабочих мест для осуждённых.
Всего по состоянию на 1 января 2020 года в учреждениях УИС области содержалось 4426 человек. Из них более 2000 человек трудоустроены, а среднемесячная зарплата осуждённых составляет свыше 8 тысяч рублей.

То есть каждый месяц на зарплаты заключённых уходит порядка 16 млн рублей, а за девять месяцев – 144 млн. За этот же период только известная часть полученного колониями дохода за участие в госзакупках составляет 340 млн рублей, то есть остаётся 196 млн чистой прибыли.

Всего, по данным аналитической системы «СПАРК-Маркетинг», в 2020 году УФСИН по Белгородской области участвовало в качестве заказчика в 151 процедуре торгов на сумму 58,8 млн рублей.
Из последних самых крупных приобретений – сборно-разборное модульное овощехранилище на 420 тонн (14,2 млн рублей), печи хлебопекарные неэлектрические (5,2 млн рублей), швейные машины (2,5 млн рублей) и сушёный картофель (2,3 млн рублей).

Расходы немаленькие.

Но даже они «тонут» в огромной сумме известной чистой прибыли ведомства – за вычетом стоимости покупок остаётся 137 млн рублей.
Возникает вопрос: на что тратят эти деньги? И есть ли в таком случае необходимость продавать изделия заключённых по завышенным ценам?

Ведь платят за них в большинстве случаев бюджетные учреждения, которые финансируются государством на деньги налогоплательщиков.
Получается, граждане России косвенно финансируют содержание исправительных колоний и платят за их продукцию те деньги, которые они захотят.

А лишние траты особенно болезненны для госбюджета и граждан в условиях коронакризиса, когда многие остались без работы и вынуждены резко сокращать свои расходы.

Может, вот она, ещё одна возможность сокращения бюджетных трат?