Белгородская черта: что дальше?

Белгородская черта: что дальше?

Белгородская черта: что дальше?
Аналитика

29 апреля 2017, 00:39
Евгений Грицков
28 апреля в Белгородской филармонии прошёл круглый стол «Белгородская черта: место и значение в истории России». 

Историки, краеведы и общественные деятели подвели итоги научной, исследовательской, археологической работы по историческим местам Белогорья, обсудили меры по улучшению туристической привлекательности края.

Декан историко-филологического факультета НИУ «БелГУ» Андрей Папков в своём докладе «Стояние на Угре и Белгородская черта: формирование стратегии колонизации Юга России» рассмотрел победу 1480 года как отправную точку, с которой начала выстраиваться геополитическая стратегия государства. Она нашла выражение в том числе в построении Белгородской черты в 17 веке как плацдарма не только для защиты границ, но и присоединения новых территорий. 

Система оборонительных сооружений позволяла эффективно действовать в пространстве степных и лесостепных районов. Требовалась готовность взять оборону на широком участке, иметь возможность перегруппировать силы, сдержать натиск противника, после чего переходить в наступление. Белгородская черта стала первым укреплением такого уровня, каждый город имел свою оборонительную зону.

Владимир Сарапулкин, начальник Раннесредневековой археологической экспедиции НИУ «БелГУ», рассказал, что интерес к изучению Белгородской черты неуклонно растёт, увеличивается число научных публикаций, проводятся раскопки. Но, между тем, исторических мест с «чистым слоем» 17 века немного – городище Карпов, район Валуек, да и всё. Выдающихся результатов раскопки не дают, потому что дерево в нашей местности сохраняется плохо. Но всё же археологические материалы, находки часто уточняют, а порой и опровергают информацию о тех временах из письменных источников.

Начальник управления государственной охраны объектов культурного наследия Белгородской области Галина Акапьева считает, что общероссийское историческое значение Белгородской черты трудно переоценить, она не имела аналогов в мире. Но серьёзные исследования начались только в 60-е годы ХХ века с раскопок I Белгородской крепости. Только в 1986 году несколько объектов черты были взяты под государственную охрану. Многие участки были разрушены, распаханы, отданы под строительство.

На сегодняшний день семь объектов имеют статус федерального значения, планируется добавить в список Карпов и Болховец. Существует система мер по учёту, изучению и предотвращению разрушения исторических памятников. Требуется дальнейшее описание мест, нанесение их на карты. В 2017 году просили на раскопки 300 тысяч рублей, дали только 150, но и полной суммы было бы недостаточно. Также Галина Акапьева указала, что существует недопонимание со стороны местных органов власти и требуется проводить разъяснительную работу с чиновниками.

Владимир Жигалов, председатель БРОО «Историческое общество «Ратник» рассказал о практической деятельности «Ратника» в деле сохранения наследия Белгородской черты. Обществом проведена большая работа по изучению архивных документов не только в Белгороде. Устанавливаются памятные знаки на исторических местах, издан сборник научных статей, возле Карпова возведена скульптура. Владимир Жигалов посетовал, что нет государственной целевой программы, и попросил оказать содействие в выпуске второго номера сборника статей.

Директор Белгородского государственного историко-краеведческого музея Вера Романенко доложила о том, какая работа проводится в музее для популяризации сведений о Белгородской черте и выполнения задачи воспитывать в людях историческую культуру. В музее проводятся уроки для школьников разных возрастов, устраиваются музейные гостиные, по крупицам восстанавливаются пробелы в истории края. Выпущен путеводитель по экспозиции музея «На Южных рубежах», мультимедийное «Путешествие по земле Белгородской», в котором показано, что было на нашей территории в ХVII веке и что есть сейчас. В процессе – создание туристической карты Белгородской области в электронном виде.

Заместитель председателя Белгородской Общественной палаты, кандидат исторических наук Виктор Овчинников рассказал, что Белгород и многое в Белгородской черте строились по чертежам французского инженера Фёдора Николя. Своих инженеров не было – уже позже в Москве была открыта первая инженерная школа. А князь Волконский, строивший Белгород, и вовсе «был полуграмотным человеком», поэтому нужно отдать должное людям, которые приложили руку к строительству Белгородских укреплений.

Также Виктор Овчинников предложил искать механизм государственно-частного партнёрства в вопросе исторических, археологических исследований. Требуется также и модель донесения информации до людей, необходимо проводить работу с молодёжью, читать тематические лекции в университете. Поскольку «откопать» что-то масштабное уже вряд ли получится, можно восстановить определённые участки Белгородской черты для привлечения туристов.

По итогам круглого стола будет принята резолюция с предложениями по дальнейшему изучению истории Белгородской черты, популяризации исторических мест, повышению привлекательности Белгородской области для туристов.

Фото автора

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter