Кривая линия: белгородцы годами стоят в очереди на получение жилья
20 ноября , 14:11
Общество
Photo: Бел.Ру
В Белгородской области дела с получением жилья от государства обстоят не особо радужно. В отчётах чиновников фигурируют семьи бюджетников, а вот простым смертным обзавестись своей жилплощадью сложно. Временами даже — нереально.

Редакция «Бел.Ру» недавно писала о положении многодетных семей в регионе. Ситуация и местные законы такие, что люди, воспитывающие троих и более детей, не всегда могут добиться статуса многодетных.

Пока готовили материал, всплыла ещё одна проблема, не менее острая — получение социального жилья. Оказывается, в регионе полно семей, которые годами стоят в неподвижной очереди. А некоторые — вообще тратят время впустую и не знают об этом. Мы поговорили с белгородцами, которые в 2019 году обращались на прямую линию к Путину, и узнали, изменилась ли ситуация за год. Можно сразу догадаться, что если бы да, то этого текста сейчас бы не было.

В общежитие — с инвалидом

В Старом Осколе Белгородской области живёт Елена Космынина. Она стоит в очереди на получение жилья от государства с 2014 года. У женщины есть 11-летняя дочь-инвалид, которой необходимы человеческие условия для проживания. Но помочь с жильём старооскольские власти за шесть лет не смогли. Предложили комнату в общежитии, поскольку вариантов нет, пришлось согласиться и на такой временный вариант.

Мне сказали, что льготное жильё не строили 15 лет, его сейчас не хватает, поэтому очередь продвигается очень медленно. Сейчас нам предложили комнату в общежитии, нужно подготовить документы. Когда всё оформят, будем въезжать в эту комнату. Сейчас живём у знакомых. Комната в общежитии нам, конечно, не особо подходит, учитывая наш диагноз. Елена Космынина

Женщина является матерью-одиночкой, ребёнка воспитывает одна. Из-за инвалидности девочки найти работу на полный день невозможно — за ребёнком нужен постоянный уход. Поэтому нет возможности долго снимать квартиру. Осложняет и без того непростую ситуацию то, что не все арендодатели готовы предоставить квартиру семье с инвалидом.

Руководитель старооскольского кризисного центра для женщин, попавших в трудную жизненную ситуацию, Юлия Углянская говорит, что Елена обращалась в Центр и какое-то время жила в нём. Но условия там примерно такие же, как в общежитии: отдельные комнаты, а вот санузел и кухня общие. Ребенка-инвалида в таком жилье содержать сложно.

То, что проблема есть, это понятно. Ребёнку нужен постоянный уход и особые условия, чтобы её уложить спать, помыть, организовать ей безопасное место, где она спокойно сможет находиться. Не каждого хозяина квартиры устраивало, что она (Елена — прим. ред.) заезжает с таким ребёнком. Во-первых, это частый вызов скорых, потому что бывают эпилептические приступы, аллергии. Всё это создаёт владельцам жилья определённый дискомфорт, поэтому ей приходилось неоднократно переезжать. Мы заселили её в наш Центр. Прожила она у нас недолго, но за этот месяц она не раз обращалась в администрацию. Юлия Углянская

Война с чиновниками идёт, кажется, в одну сторону и без определённых сроков. Женщине присылают отписки с просьбами подождать и временно заехать в комнату в общежитии. И никто не даст гарантии, что, скрыв её с глаз долой, о ней не забудут окончательно — жильё-то, какое-никакое, но теперь есть!

Я считаю, что в этом конкретном случае администрация как-то могла бы всё-таки помочь и поддержать женщину. Чтобы она не отчаялась, почувствовала поддержку и защиту, потому что ей действительно тяжело. Когда ты скитаешься с одной квартиры на другую и не знаешь, попросят тебя сегодня или завтра съехать: это создаёт определённую психологическую травму. Юлия Углянская

Елена Космынина хочет обратиться на передачу «Мужское женское», чтобы придать ситуации огласку и хоть как-то сдвинуть с места этот застрявший воз проблем.

Семеро по лавкам: как семьи в Белгородской области не получают статус многодетных

Даже в областном центре некоторые семьи живут просто в нечеловеческих условиях: в домах, собранных из стрых вагонов или в фанерных подсобках. Об удобствах говорить вообще не приходится, потому что дом даже капитальной постройкой-то назвать нельзя — о каких коммуникациях может идти речь?

Стоит отметить, что соцзащита зачастую не пытается решить проблему с жильём многодетных и малообеспеченных, а обращает внимание, в каких условиях живут дети. И если эти условия не соответствуют нормам, то периодически заходит речь о том, что детей следовало бы у семьи изъять. Пока жильём и условиями не обзаведутся. Очередной круг ада замкнулся.

Вы тут раньше не стояли

В 2019 году на прямую линию президенту Путину задавали вопросы из разных регионов страны. Оказались в списке и белгородцы, которые уже не первый год стоят в очереди на получение социального жилья от государства. Редакция «Бел.Ру» решила связаться с несколькими семьями, которые отправляли своё обращение, и узнать, изменилась ли как-то ситуация за год.

Елена Сухорукова с мужем не имеют собственного жилья. Семья с двумя детьми решила обратиться за помощью и получить жильё в рамках госпрограммы «Обеспечение доступным и комфортным жильём и коммунальными услугами граждан Российской Федерации» по направлению «Обеспечение жильём молодых семей». Отличительная особенность программы: участвовать в ней могут только семьи, где оба супруга младше 35 лет. В очереди на жильё Елена стоит с 2011 года. Однако в 2017 году выяснилось, что шесть лет семью просто кормили сказками и пустыми обещаниями.

Я считала, что мы стоим в очереди с 2011 года. Нас занесли в какую-то программу на компьютере и сказали, что мы двести какие-то по счёту и теперь надо ждать. Не волнуйтесь, семьи выпадают, потому что возраст приходит и их исключают из очереди. Каждый год я просто звонила и спрашивала, мне отвечали, что очередь ещё не подошла. В 2017 году у нас сменился человек, который занимался социальной молодёжной политикой. И нам сказали, что нужно собрать пакет документов и написать заявление. Потом снова сменился руководитель, и мы пошли уже в третий раз. Елена Сухорукова, жительница Губкина

На третьем заходе выяснилось, что семья не стояла в очереди, а Елене несколько лет просто морочили голову. В официальную очередь их внесли только после того, как они написали правильное заявление. Семья потеряла шесть лет.

Мы сейчас в очереди стоим вторыми и для нас это — последний шанс. Если в следующем году выделят меньше квот или будет меньше финансирование, то мы останемся без жилья. Могут прийти много многодетных семей. Мужу исполнится 35 лет и нас исключат из очереди. И всё равно, что мы стояли с 2011 года. Мозги нам пропарили, конечно, хорошо. Мы никуда не жаловались, потому что — а куда жаловаться-то? Елена Сухорукова, жительница Губкина

После обращения на прямую линию президента с женщиной так никто и не связался. То есть ни чиновники, ни социальная защита, ни ответственные за рассмотрение обращений на эту самую прямую линию не посчитали нужным взять ситуацию на контроль, хотя Елена свою ситуацию описала детально. Не очень-то прямой оказалась линия, связывающая народ с властью.

Белгородские власти предоставят землю почти 400 многодетным семьям

Ждите с моря погоды 30 лет и три года

Лариса Погорельцева обращалась на эту же прямую линию с просьбой помочь её сестре. Марина Асадулаева из Белгорода с четырьмя детьми младшего школьного возраста около пяти лет живёт на своём земельном участке в двух строительных вагончиках без отопления. Три года назад у неё умер муж, и семья осталась в критическом положении: выживают на зарплату помощника воспитателя в размере 14 тыс. рублей и пособия на детей.

Это было временное жильё, на год-два, муж строил всё это, потом умер. Успел только фундамент сделать. Из отопления — один обогреватель, больше не выдержит проводка. Все деньги уходят на еду, одежду.Марина Асадулаева

Участковые уполномоченные в Белгородском районе заселились в новые дома

Как многодетная вдова должна строить дом в чистом поле — вопрос сложный и не поддающийся вообще никакому логическому объяснению. Администрация Белгорода ежегодно обещает помочь, но до дела пока не доходит. Обращение на прямую линию президента никак не отразилось на её плачевном положении.

После обращения президенту звонили, сказали, что привезут стройматериалы. Но так никто ничего и не привёз. Да и как она будет строиться — муж-то умер. Сейчас она с детьми живёт в практически нежилом помещении, там ни газа нет, ничего. Времянка. Лариса Погорельцева

Ещё одна белгородка говорит, что ситуация не меняется уже несколько лет. В очередь на жильё Ольга Капшитер встала в 2018 году. Женщина воспитывает двоих детей, один из которых является инвалидом. У Ольги есть дом в Истобном Губкинского округа, который она купила за средства материнского капитала. Но жить в нём семья не может из-за того, что ребёнку-инвалиду необходима больница.

Мне пришлось переехать в город, живу сейчас в Губкине. В Истобном дом пришлось забросить, потому что до трёх лет у меня ребёнок не ходил вообще. Квартиру в Губкине снимаю, других вариантов нет. В очереди на получение жилья я 951-я сейчас. Я спрашивала у девушки, когда вставала в очередь, как движется. Она сказала, что движется очередь только среди военных, полицейских, депутатов и тому подобных. А простые люди с 1984 года стоят на очереди и пока ещё ничего не получили. Ольга Капшитер, жительница Губкина

В Белгородской области расширят список тех, кто может получить соцжильё и землю

Жильё, по словам Ольги, всё равно не дают, но выдают материальную компенсацию. Ситуацию объясняют тем, что строить новое соцжильё не на что. По срокам получения жилья женщине также ничего конкретного сказать не смогли.

Что там в документах?

Традиционно редакция «Бел.Ру» направила официальный запрос в правительство области. Из-за большого объёма запрашиваемой информации нам ответили, что запрос будут готовить дольше обычного и пришлют ответ 23 ноября. На момент публикации у редакции имеется информация о двух районах региона: ответы из Чернянки и Красногвардейского района.

В Красногвардейском районе сообщили, что ведут очередь молодых семей – участников программы. Той самой, в которой Елена Сухорукова из Губкина якобы стояла с 2011 года, а теперь рискует не получить жилплощадь. В Красногвардейском районе таких семей по состоянию на 10 ноября 2020 года 54. В 2019 году их было 52. В рамках этого мероприятия в текущем году субсидию смогли получить пять семей, а в прошлом — семь. Для сравнения мы спросили, как дела обстояли в 2015 году. Больших изменений нет — тогда своим жильём за счёт государства смогли обзавестись шесть молодых семей. В среднем семьи стоят в очереди 7-9 лет, так что можно сказать, что дело это не быстрое. Дольше 5 лет в этом районе в очереди стоят 8 семей. Отметили чиновники и то, что в районе отсутствуют семьи, которые ждали бы своей очереди дольше 10 лет. Оно и логично — им просто становится больше 35 лет и их убирают из очереди.

Нам не ответили, как выглядит ситуация с другими семьями, ведь не только молодёжь просит помощи и нуждается в предоставлении жилья. Для того, чтобы претендовать на социальное жильё, необходимо собрать пакет документов и подтвердить низкий доход семьи и недостаток квадратных метров.

В администрации Чернянского района сообщили, что всего в 2020 году в общем списке нуждающихся в социальном жилье стоит 84 человека. Правда, все они, судя по всему, являются детьми-сиротами. В 2019 году цифра была такой же, что подозрительно, потому что за прошедший год некоторые граждане получили свои квадратные метры.

Так, например, в 2020 году квартиры выдали шестерым детям-сиротам, в 2019 году — только троим, столько же и в 2015 году. Дополнительно сообщили, что в 2021 году собираются предоставить 12 соцвыплат на приобретение жилых помещений для детей-сирот. Для других категорий граждан, нуждающихся в жилых помещениях по договорам социального найма, в районе отсутствует источник финансирования. То есть, людям надеяться не на что.