Жилое нежилое: как в Белгородской области живут в «неаварийных» домах

Жилое нежилое: как в Белгородской области живут в «неаварийных» домах

16 октября , 15:01ОбществоPhoto: Нина Купацева / Бел.Ру
Разрушающиеся дома в Белгородской области крайне неохотно признают аварийными. Люди вынуждены жить в ужасных, а зачастую опасных условиях, когда стены отъезжают, а потолок грозит упасть на голову.

Жилое нежилое

В Алексеевке на улице Мостовой стоит дом № 3, построенный в 1978 году. В 2007 году к имеющемуся многоквартирному дому пристроили магазин, и это стало отправной точкой разрушения всех конструкций здания. С жалобой в редакцию «Бел.Ру» обратилась жительница проблемного дома из квартиры, расположенной прямо над магазином. По словам женщины, её жильё пострадало больше остальных из-за такой незапланированной реконструкции.

Я имею на руках мужа — инвалида I группы. Моя квартира, расположенная прямо над магазином, пострадала больше всех: разорваны насквозь все стены, перемычки оконные, бетонное покрытие пола, потолков, установлены контрольные маячки, которые разошлись. Эксперты сказали, что мне с мужем опасно жить в данной квартире, а надо мной ещё три этажа, да и нам с мужем негде жить, живём сейчас в сарае без удобств, а платим за квартиру из четырёх комнат. Семь лет муж после перенесённого заболевания не может попасть в своё жильё из-за отсутствия пандусов, а теперь из-за серьёзных повреждений жилья. Нина Купавцева, жительница проблемного дома в Алексеевке

По стенам многоквартирного дома пошли трещины, стал проваливаться пол и трескаться потолок. Общая изношенность дома тоже не утешает, потому что на ужасное состояние крыши повлияло, скорее всего, не строительство магазина, а отсутствие своевременного капитального ремонта объекта.

Обычно в случае, если дом представляет опасность для жизни собственников, проводят экспертизу, решают, что здание находится в аварийном состоянии, и расселяют жителей. Но эта процедура только в теории такая простая. На деле же даже имеющиеся заключения экспертов, привлечение к суду и вмешательство правоохранительных органов не приводят к ожидаемому итогу, и люди продолжают жить в опасной конструкции, которую и домом-то теперь назвать сложно.

В 2019 году, по сообщению Нины Купавцевой, в доме провели капитальный ремонт, но сделан он был некачественно и не в полном объёме. Так, список проводимых работ сократили до одного вида, и с собственниками этот вопрос никто не согласовывал. «Добро» на такой капремонт дал глава Алексеевского горокруга Станислав Сергачёв, замечает Купавцева. По сообщению женщины, в акте приёма работ были перечислены и те пункты, которыми во время капитального ремонта не занимались.

Принятие работ по акту от 15.06.2020 г. комиссией Фонда содействия реформированию ЖКХ Белгородской области оценено с оценкой «хорошо», причём акт составлен о том, что у нас якобы проведены все работы по капремонту. Этот акт не подписал ни представитель администрации Клишин Д. П., ни я как представитель собственников.Нина Купавцева, жительница проблемного дома в Алексеевке

Также, по словам женщины, на полноценный ремонт дома нужно 32,5 млн рублей, но упомянутый Фонд может выделить только 16 млн рублей. Глава Алексеевского горокруга решил укрепить грунты, на которых стоит дом. Однако эксперты после проведения исследований дали заключение, что таких работ будет недостаточно и дом продолжит разрушаться.

Стоит отдельно отметить, что для проведения капитального ремонта жителям дома в администрации горокруга предложили самостоятельно отселиться и освободить жилплощадь и подвалы от личного имущества. Куда деваться инвалидам, которых, по словам Купавцевой, в доме почти четыре десятка — вопрос отдельный. Администрация предложила при необходимости предоставить место временного пребывания.

В феврале текущего года Алексеевская межрайонная прокуратура провела проверку соблюдения жилищного законодательства. Обследование было внеплановым по заявлению инвалида I группы, проживающего в проблемном доме. Оказалось, что в его квартире на всех стенах имеются трещины. В феврале 2018 года на них устанавливали 24 гипсовых маячка, а к моменту поверки уцелел только один: остальные разорвались из-за расхождения трещин. Также повреждён пол, потолок и межкомнатные стены, имеются повреждения труб канализации. В дополнение к ужасному состоянию жилища члены комиссии отметили отсутствие технических устройств для маломобильных групп населения. Скорее всего, имеются в виду специальные пандусы.

По факту халатности должностных лиц администрации Алексеевского городского округа Алексеевским МСО СУ СК России по Белгородской области 14.12.2018 г. возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 293 УК РФ, возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 238 УК РФ и против бывшей управляющей компании ООО «СервисПлюс». Именно в рамках уголовного дела по нашим ходатайствам как потерпевших по делу проведены все экспертизы, только вот следователи не найдут никак виновных должностных лиц. Нина Купавцева, жительница проблемного дома в Алексеевке

Самое удивительное в этой истории: глава администрации Алексеевского горокруга в сентябре текущего года написал возражение в адрес прокурора и Купавцевой, которые подали в суд. По словам Станислава Сергачёва, административными истцами не представлены доказательства бездействия со стороны администрации горокруга. Также Сергачёв ссылается на п. 5 постановления правительства № 47 и говорит о том, что многоквартирный жилой дом не является жилым помещением, поэтому данное «жилое помещение» нельзя признать непригодным для проживания. Получается как в детской игре «живое/неживое» — угадай, к какой категории относится объект.

Стоит признать, что и экспертная судебная комиссия, и эксперты МЧС говорят о том, что дом не соответствует нормам и требованиям и опасен для проживания. Однако в аварийном состоянии не находится — его достаточно капитально отремонтировать.

Полноценный капитальный ремонт обойдётся в сумму более 32 млн рублей, а у собственников жилья на 2018 год было накоплено только 2 млн рублей.

Что говорит комиссия

С чего началось разрушение дома и какой вклад внесла пристройка магазина, теперь уже установить сложно даже экспертам. В 2018 году Воронежский региональный центр судебной экспертизы Министерства юстиции РФ по заявлению Нины Купавцевой провёл экспертизу дома. В тексте заключения, кстати, говорится, что жилое помещение должно соответствовать определённым качествам. Вполне логично, что по заключению эксперта дом № 3 по улице Мостовой в городе Алексеевке им не соответствует.

Эксперт отметил, что реконструкция магазина с возведением пристройки действительно могла спровоцировать ускорение разрушения дома, но при определённых условиях. Так, например, при расширении оконных проёмов нужно было строго соблюдать технологию проведения работ. Соблюдали ли её, сейчас установить уже нельзя. Грубо говоря, никто и никогда не узнает, чем выбивали лишние кирпичи и делали ли это аккуратно.

Особым пунктом отметили то, что причиной дальнейшего развития повреждений жилого дома является непроведение своевременного, текущего и капитального ремонтов. То есть ситуацию с домом власти пустили на самотёк, и привело это к тому, что вся конструкция начала рассыпаться.

Также эксперт сообщил, что изначально дом был построен с нарушениями: грунт и фундамент не защищены. Ухудшало ситуацию и то, что в подвале были многолетние протечки коммуникаций, дом постоянно подтапливало изнутри, из-за чего он начал неравномерно оседать.

По заключению эксперта, техническое состояние исследуемого дома в целом оценивается как недопустимое и неудовлетворительное. Но аварийным дом не считается, ему нужен качественный капитальный ремонт.

Зонтик в туалете и другие блага цивилизации

Алексеевский случай далеко не единичный. Так, например, в областном центре на улице Красных Партизан есть дом № 36. Построен он в 1917 году и за все 103 года своего существования ни разу капитально не ремонтировался. Строили раньше, конечно, на века, но капитальная постройка всё-таки поддалась влиянию времени. В частности, проблемы начались с выгребной ямой, из-за которой прокуратура даже внесла предписание мэру Белгорода. В горадминистрации, в свою очередь, ответили, что две квартиры в указанном доме действительно находятся в муниципальной собственности, но инициатива признания дома аварийным является только правом, а не обязанностью. Видимо, поэтому никакой инициативы и не поступало за сто лет. Стоит отметить, что плановый капитальный ремонт этого дома намечен на 2040–2042 годы.

Ещё один проблемный дом — трёхэтажка на Михайловском шоссе в Белгороде. С 2019 года местные жители судятся с мэрией и пытаются добиться признания здания аварийным. Дом № 16 построили в 1961 году, в нём течёт крыша и деформированы стены, а капитального ремонта не было ни разу. Заказанная жильцами экспертиза подтвердила аварийность дома, а межведомственная комиссия мэрии посчитала его пригодным для проживания. В очереди на капремонт дом стоит на 2025–2027 годы.

Длинная и насыщенная история была у многоквартирного дома № 21 на Гражданском проспекте. В ноябре 2019 года дом наконец-то признали аварийным, но до этого сносу дома мешали владельцы коммерческих помещений на первом этаже. Неаварийным дом признавали на основании комиссии пятилетней давности, а более свежие данные не учитывались. Ситуацию изменил только внезапно рухнувший потолок.

В абсолютно нечеловеческих условиях живут люди в общежитии в Строителе. Кирпичная пятиэтажка была построена в 1971 году и ни разу не видела комплексного капитального ремонта, как и его вышеописанные четырёхстенные коллеги. Плановый ремонт общежития провели в 2009 году, через четыре года признали его аварийным, а ещё через три года установили его пригодность для проживания. Правда, здание всё-таки числится ограниченно работоспособным, но всё-таки пригодным к проживанию.

Соседями сотни семей являются неистребимые крысы и тараканы, а коммуникации в доме находятся в таком ужасном состоянии, что в туалет приходится ходить с зонтиком — чтобы на голову не капало с этажа выше. По словам местных жителей, во время ремонта окрасили лицевую сторону здания, а заднюю так и оставили в первозданном виде. В 2017 году общежитие обещали расселить, но воз, точнее, дом, и ныне там. Вместе с жильцами, крысами и тараканами. И зонтиком на крючке в туалете. Сейчас дом признан аварийным, но всё ещё стоит.

Кто виноват и что делать?

Вопросами, мучившими русских классиков, регулярно озадачиваются жители таких проблемных домов. В департаменте ЖКХ даже несколько раз рассказывали, что нужно для того, чтобы дом признали аварийным, а жителей расселили по новым квартирам. Объясняли и то, на какое жильё могут претендовать вынужденные переселенцы.

Для обращения в администрацию нужно собрать документы: выписку из Росреестра, план помещения и техпаспорт. Самое важное — заключение проектно-изыскательной организации с результатами диагностики и вердиктом, что дом непригоден для дальнейшего проживания. А дальше межведомственная комиссия будет месяц думать: признавать дом аварийным или нет.

До 2025 года в областном центре планируют расселить 14 аварийных домов. Всего к 1 сентября 2025 года в регионе должны расселить 3091 человека из более чем 55,8 тыс. квадратных метров жилья. При этом планируемая стоимость предоставляемых жилых помещений должна составить в среднем 40 205 рублей за квадратный метр. Стоит ли говорить, что за время, пока до людей доберётся очередь на расселение, цены на жильё существенно изменятся? На ноябрь 2020 года стоимость одного квадратного метра в новостройке в областном центре колеблется в районе 61 тыс. рублей.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter