Птица высокого полёта: как банкротился и перестал быть русским аэропорт Белгорода

Птица высокого полёта: как банкротился и перестал быть русским аэропорт Белгорода

14 ноября , 11:32ПолитикаPhoto: Бел.Ру
Белгородский аэропорт имеет статус международного и очень непростую судьбу. Фактически воздушные ворота постоянно переходят из рук в руки и сейчас оказались в очень сомнительном положении.

Аэропорт Белгорода приобрела компания, головной офис которой находится на Кипре. Зачем киприотам белгородская взлётная полоса и почему местный миллиардер Владимир Зотов решил от неё избавиться, разбиралась редакция «Бел.Ру».

С 2019 года до сентября текущего года ООО «Международный аэропорт Белгород» принадлежало компании ООО «Каскад». Бенефициаром предприятия является депутат облдумы шестого созыва и один из богатейших людей региона Владимир Зотов. А до этого 99% уставного капитала аэропорта также принадлежали холдингу Зотова — ООО «ГК Агро-Белогорье». И теперь он почему-то решил от него избавиться.

Стоит отметить, что это событие совпало по времени с уходом губернатора Белгородской области Евгения Савченко. Взаимосвязаны ли эти события или являются простым совпадением, наверняка сказать сложно, но определённые закономерности прослеживаются.

Так, например, в 2007 году именно Савченко стал инициатором создания холдинга по производству свинины — «Агро-Белогорье». Его сразу возглавил Владимир Зотов, который ранее занимал ключевые должности в администрации губернатора. Позже Евгений Савченко стал всё чаще говорить о необходимости перерождения и глобальной модернизации белгородского аэропорта, заявляя, что это инвестиционный якорь региона, который поможет изменить инвестлицо Белгородской области и разгрузить транспортную инфраструктуру столицы. И он же привлёк на строительство нового здания аэропорта федеральные деньги.

Новый аэровокзальный комплекс и взлётно-посадочную полосу международного аэропорта Белгород официально открыли 12 июля 2013 года. В целом в объект вложили свыше 5 млрд рублей, причём из бюджета области направили лишь 1,5 млрд, остальные деньги выделило правительство и предприниматели региона.

Уже в начале 2015 года 23,08% акций «Воздушных ворот Белогорья» из региональной собственности перешли в структуру «Агро-Белогорья» — ООО «Каскад» за 128 млн рублей. Руководство холдинга объясняло такой манёвр желанием правительства передать аэропорт надёжному собственнику. И именно такого хозяина разглядели в лице миллиардера Владимира Зотова. Почему-то до реконструкции глаз на аэропорт у него не ложился. К тому моменту «Агро-Белогорье» распоряжалось 51% акций аэропорта Белгород.

История двойного банкротства

Уже начиная с 2016 года управляющую компанию аэропорта Белгород начали постепенно банкротить. АО «Воздушные ворота Белогорья», изначально созданное для реконструкции авиагавани, стало понемногу сливать свои акции. Правда, несколько раз аукцион срывался из-за того, что акции никому не были нужны и оставались невостребованными. В третий раз акции выставили на продажу в декабре 2016 года. Начальная цена пакета стоила 649,9 млн рублей, что почти в два раза превышало его номинальную стоимость. Условия не нравились покупателям, поэтому предложение снова проигнорировали.

Банкротом управляющую компанию аэропорта признал суд в октябре 2016 года. В отношении имущества акционерного общества открыли конкурсное производство. Суд признал обоснованными требования кредиторов на общую сумму 2,31 млрд рублей. Требования в 1,998 млрд рублей предъявило ООО «Каскад», 23,9 млн рублей — УФНС России по Белгородской области, 7,68 млн рублей — ООО «Спецмонтаж-Сервис» и 210 тыс. рублей — ООО «ЧОП Лига-2». Также аэропорт был должен «Белгороддорстрою» 2,2 млн рублей за благоустройство и озеленение реконструированной территории.

После банкротства АО «Воздушные ворота Белогорья» имущество управляющей компании аэропорта продавали за 5,6 млрд рублей, причём в числе крупнейших конкурсных кредиторов значились ООО «Каскад» и ООО «ГК Агро-Белогорье». Разбивали всё добро на несколько лотов.

После «Воздушных ворот», в марте 2017 года банкротом признали и АО «Белгородское авиапредприятие» («Белгородавиа»), которое занималось управлением терминалом и другими активами. ООО «Международный аэропорт Белгород», созданное в апреле 2016 года, оказалось единственным участником аукциона по продаже имущества «Белгородавиа» и выкупило его за 36 млн рублей.

Стоит отметить, что банкротство АО «Белгородское авиапредприятие» и АО «Воздушные ворота Белогорья» контролировал Владимир Зотов. Имущество, купленное на торгах, перешло в залог к «Агро-Белогорью». Таким образом белгородский миллиардер стал распоряжаться всем имуществом международного аэропорта Белгород.

В 2017 году ООО «Международный аэропорт Белгород» сработало с чистой прибылью в 9,6 млн рублей. В 2018 году выручка воздушной гавани Белгорода достигла 355,56 млн рублей, чистый убыток — 35,07 млн рублей. По итогам 2019 года дела обстояли не лучше — при выручке 338,1 млн рублей убыток аэропорта составил 6,7 млн рублей. О таком надёжном хозяйствовании говорил Евгений Савченко?

Коронавирус наложил свой отпечаток почти на все сферы жизни. Не удалось выйти из ситуации без потерь и белгородскому аэропорту. Пассажиропоток за первое полугодие 2020 года снизился в два раза, хотя ранее аэропорт планировал нарастить его до рекордных 500 тыс. человек. В середине марта из-за угрозы распространения коронавируса объёмы перевозок начали падать, а в апреле полёты прекратились почти полностью. При этом у компании остались проблемы ещё с прошлого года.

В июне аэропорт Белгорода обратился к Росавиации с просьбой компенсировать расходы за апрель. Стоит отметить, что такие просьбы поступили ещё от девяти воздушных ворот страны. Может, снижение производственных показателей подтолкнуло господина Зотова к продаже объекта? Или сыграла роль комбинация факторов?

Сбрасываем балласт

Перед уходом Евгения Савченко с поста губернатора Белгородской области в сентябре 2020 года белгородский аэропорт полностью перешёл во владение московского ООО «Новапорт Инвест» (входит в состав AEON Corporation Романа Троценко).

Кажется, что ничего удивительного в этом нет — Москва часто приобретает компании в регионах, включает их в большие холдинги и развивает. Однако в данной ситуации всё не так-то просто. «Новапорт» является лишь российским филиалом, а головная компания T.S. TRANS SIBERIA CO LIMITED зарегистрирована на Кипре. Насколько безопасно отдавать такой стратегический объект, как аэропорт, в руки другого государства, вопрос, скорее, риторический.

Сумма сделки не раскрывается, но «Новая газета» со ссылкой на свои источники говорит о сумме в 5,5 млрд рублей. Чтобы не гадать на кофейной гуще и не строить догадок, редакция «Бел.Ру» направила два официальных запроса: в «Новапорт» и в «Агро-Белогорье» на имя Владимира Зотова. Здесь стоит сразу уточнить, что наш корреспондент связывался с представителем пресс-службы «Агро-Белогорья» и спрашивал, можно ли получить комментарий их руководителя. Нам сообщили, что да, Зотов может ответить на вопросы и посоветовали направить запрос на почту компании. Мы продублировали письмо на две почты: пресс-службы и главного офиса «Агро-Белогорья».

На Ваш запрос редакции СМИ ООО «ГК Агро-Белогорье» сообщает, что не является участником сделки по реализации белгородского аэропорта, в связи с чем не может предоставить запрошенную информацию. из официального ответа ООО «ГК Агро-Белогорье»

Ответ подписала генеральный директор компании Лариса Ковалёва, хотя запрос был составлен на имя Владимира Зотова. Видел ли он сам наши вопросы и знает ли о существовании запроса в принципе — неизвестно. Примечательно, что именно Лариса Ковалёва стала гендиректором аэропорта сразу после того, как его выкупило ООО «Каскад» в 2015 году. А теперь она никак не может прокомментировать ситуацию с аэропортом, ответить на вопросы, за сколько его приобрели и почему решили от него избавиться.

Не повезло нам и с получением информации от ООО «Новапорт Инвест». Корреспондент «Бел.Ру» звонил подтвердить получение запроса, нам ответили, что вопросы видели, но не знают, будут ли на них отвечать. Судя по тому, что в установленный законом срок ответного письма или звонка мы не получили, руководство компании решило проигнорировать наш запрос.

На сайте «Новапорта» 4 сентября разместили новость о том, что компания приобрела белгородский аэропорт. Руководство планирует провести работы по модернизации аэровокзального комплекса, расширить маршрутную сеть, развить сервис и повысить комфорт и безопасность пассажиров. В том числе и на территории самого аэропорта. По мнению компании, инвестиции в развитие аэропорта позволят превратить его в многофункциональный транспортный узел. Почему в этом не был заинтересован Зотов, остаётся загадкой. Хотя, возможно, он переживал, что с уходом Савченко его влиятельность в регионе может оказаться под вопросом, как и благосклонность нового главы области.

Стоит отметить, что ООО «Новапорт Инвест», помимо аэропорта в Белгороде, владеет ещё 18 аэропортами по всей России от Мурманска и Калининграда до Минеральных Вод и Челябинска. Этой же компании принадлежит аэропорт ближайшего соседа Белгородской области — Воронежа. Объект был куплен за 3 млрд рублей. Владелец обещал построить здесь современный аэровокзальный комплекс до 2022 года.

Как аэропорт льготы лишали

Ещё один интересный момент — сразу после того, как Зотов продал аэропорт, а Евгений Савченко ушёл с должности, депутаты горсовета Белгорода единодушно поддержали инициативу лишить аэропорт льготы по земельному налогу. Он пользовался ею с 2010 года и ежегодно экономил благодаря этому 2,8 млн рублей. Аналогичной льготой пользуется также зотовский «Мастерславль». В 2018 году редакция «Бел.Ру» писала о том, что бюджет Белгорода недополучит 17 млн рублей на земельном налоге с этого объекта.

Депутаты горсовета объясняли столь длительное существование у аэропорта льготы на земельный налог желанием поддержать стратегически важное предприятие и сферу авиаперевозок в целом. Казалось бы, когда ещё поддерживать аэропорт, как не в такой непростой для авиационной отрасли год — 2020? Турпоток сократился в разы, как и число перелётов, авиакомпании и аэропорты терпят убытки. Но нет, именно после смены собственника депутаты горсовета Белгорода посчитали наличие такой льготы неэффективной для городского бюджета.

Вопросы без ответов

Как можно было вложить в реновацию аэропорта Белгорода 5 млрд рублей, большая часть из которых — бюджетные деньги и в итоге получить убыточное предприятие? Особенно с учётом того, что аэропорт Белгорода трижды признавался лучшим в стране и даже в странах СНГ? Разве таким должен быть инвестиционный якорь Белгородской области? Пока что этот якорь тянет на дно и уже не является активом региона. Стоило ли отдавать стратегический объект в частные руки? Или Евгений Савченко сделал ставку не на того «надёжного хозяина»?

В апреле аэропорт попал в список системообразующих предприятий, которые оказывают «существенное влияние на жизнеобеспечение социально-экономической системы» региона. В таком случае, зачем было отдавать столь ценный объект под управление московской компании, зарегистрированной на Кипре? И почему у терпящего убытки из-за коронавируса аэропорта отобрали льготу на земельный налог, но при этом «Мастерславль» Владимира Зотова продолжает этой льготой пользоваться и будет ею пользоваться минимум до 2024 года? Учитывая, что ущерб бюджету этой льготой причиняется гораздо более ощутимый — 17 млн вместо 2,8 млн у аэропорта.

На данном этапе совершенно непонятно, что будет с аэропортом Белгорода дальше, поскольку новое руководство отказывается комментировать свои планы, а пассажиропоток предприятия продолжает падать. Остаётся лишь гадать, захочет ли новый хозяин инвестировать в развитие аэропорта Белгород, который третий год подряд приносит убытки. И положительной динамики из-за пандемии коронавируса пока не предвидится. Редакция «Бел.Ру» продолжит следить за развитием событий.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter