Онлайн-конференция:

Виктор Филатов рассказал о будущем альтернативной энергетики

09:09
21 Сентября 2012
24384
0

На вопросы читателей ИА «Бел.Ру» ответил заместитель председателя Комитета Белгородской областной Думы по экономическому развитию, предпринимательству и инновационной деятельности, генеральный директор Белгородского института альтернативной энергетики Виктор Филатов.

- Какой бизнес вообще считается инновационным? Почему про одно предприятие говорят, что оно инновационное, а про другое - нет? (Андрей, Старый Оскол)

- Хороший, интересный вопрос. Наверное, об этом каждый задумывается: почему одно называют прогрессивным, а второе - традиционным или хорошо забытым старым? Термин «инновация» содержит смысл уже в названии - это что-то новое. Традиционные разработки уже всем понятны и известны, а вот всё новое в некотором роде тревожит, заставляет задуматься, посмотреть на мир под другим углом. Это не то, что было вчера, не то, что есть сейчас, это то, что будет завтра. Исходя из этого, напрашивается ответ: мы не знаем, что будет завтра, но понимаем: то, что было вчера, и то, что есть сегодня, по тем или иным критериям устарело. И человек, и предприятие, и организация должны развиваться, стремиться к новым технологиям. Например, ещё 10-15 лет назад люди не представляли себе, что такое мобильный телефон, персональный компьютер или iPad. А сегодня мы не представляем себе, как без этих вещей обойтись.

- Кто определяет, какое из инновационных направлений нуждается в поддержке, имеет шансы на то, чтобы стать приоритетным? Кто инициирует принятие налоговых льгот или других преференций? (Борис, Белгород)

- Это два совершенно разных вопроса. Важность и приоритет первого определяет сама жизнь, а второго - органы власти, которые отвечают за эти направления. В целом в стране это в первую очередь президент - в своих посланиях, в задачах правительству. Если говорить про нашу область, то это, конечно, губернатор, правительство, областная Дума. Почему? Потому что это те органы власти, к которым стекаются обращения граждан, запросы. Соответственно, они смотрят и анализируют работу принятых в регионе законов, программ, постановлений, распоряжений, их направленность на развитие бизнеса, новых передовых технологий и других направлений.

- Почему, собственно, сейчас столько внимания уделяется альтернативной энергетике? И не следует ли за этим логично, что в дальнейшем государство должно более предметно заняться проблемой сбора и переработки отходов? (Сергей, Шебекино)

- Этот вопрос, наверное, тоже можно разделить на две части. Сегодня не столько внимания уделяется альтернативной энергетике, сколько ходит разговоров о ней. Впрочем, в мире, в Европе и в нашей стране очень большое внимание уделяется альтернативной энергетике в двух аспектах. Во-первых, с точки зрения экологии. На каком бы континенте люди ни жили, все понимают, что традиционные формы производства электроэнергии являются источником выбросов в атмосферу CO2, а это парниковый эффект, изменение климата и т. д. Поэтому принят ряд законов и постановлений, которые позволяют или обязывают предприятия и организации работать над этими вопросами высокопрофессионально.

Вторая причина повышенного интереса к альтернативной энергетике обусловлена довольно высокой стоимостью энергетических ресурсов. И в первую очередь это касается Европы. Понятно, что у нас, в России, этот вопрос стоит не так актуально, тем не менее правительство принимает определённые меры, чтобы страна не отстала по этому направлению от остального мира - принято постановление правительства, есть и поручение президента на эту тему. К 2015 году 2,5 % всей электроэнергии, которая производится в России, должны вырабатываться из альтернативных источников, а к 2020 году альтернативными должны стать уже 4,5 % всей энергии. К сожалению, судя по тем темпам, которыми в течение двух лет движется работа после принятия постановления, трудно говорить о том, что оно будет выполнено в срок. Уже витают предложения: ну раз у нас не готовы законодательные акты, не готов бизнес, то зачем в принципе этим заниматься - давайте перенесём планку с 2020 года на 2030 год?! Считаю, что это категорически неправильно: и законы, и постановления, которые приняты, необходимо исполнять - исполнять примерно так, как это происходит в Белгородской области после поручения, данного президентом губернатору, и принятия региональной программы.

В регионе за короткий срок были созданы довольно хорошие предпосылки для развития альтернативной энергетики. С 1 октября 2010 года функционирует небольшая, но самая крупная в России солнечная электростанция на 100 кВт, пять ветроустановок (в сумме тоже 100 кВт). В этом году запущены две биогазовые установки. Одна - в Байцурах (небольшой мощности, 500 кВт, как пилотная промышленная), а первая промышленная биогазовая установка - в селе Лучки Прохоровского района мощностью 2,4 МВт. Она в год будет перерабатывать 75 тысяч тонн отходов и вырабатывать порядка 10 млн кВт·ч электроэнергии. Это на 15 миллионов тонн сократит выбросы CO2 в атмосферу.

- Есть ли в России своя база (научные центры, разработки) для развития инновационных технологий? Или мы и дальше будем всё копировать, как в случае с технологией переработки отходов в биогаз? (Андрей, Белгород)

- Вопрос научных разработок, к сожалению, довольно острый. Я бы хотел напомнить, если кто-то не знает, что технология анаэробного способа переработки отходов - это изначально российская разработка. Просто когда-то она утекла на запад, и теперь мы, к сожалению, вынуждены эту технологию приобретать у немцев. И одну, и вторую биогазовую станции в Белгородской области построили именно по этой технологии. Сегодня специализированных организаций, которые бы всерьёз занимались научными разработками, в России очень мало. Но некоторые московские институты занимаются этими направлениями. Я очень рад, что мы наши пилотные проекты реализуем в тесном сотрудничестве с белгородским научным сообществом: Белгородским государственным университетом (кафедра биологии), с технологическим университетом имени Шухова, с Белгородской сельхозакадемией и Белгородским научно-исследовательским институтом сельского хозяйства. В основном работа ведётся в формате рабочих групп. Особенно мы признательны Инге Вильямовне Тикуновой. У всех есть понимание, что это одно из наиболее перспективных направлений, которое нужно развивать. Первый шаг в этом направлении - это создание Белгородского института альтернативной энергетики. Быть может, больше не как научного заведения, а как площадки для консолидации лучших умов и Белгородской области, и других регионов. Экспериментальная работа будет вестись на базе училища № 23 в селе Дмитриевка Яковлевского района, где планируем создать специальную агролабораторию. Сейчас закупаем оборудование, готовим персонал, оборудуем классы для подготовки специалистов, которые будут работать на биогазовых установках.

- Вам приходилось общаться со студентами, школьниками. У них как у будущих учёных Вы видели интерес к теме?

- Нынешние студенты, школьники - это именно то поколение, у которого горят глаза в отношении альтернативной энергетики. Им это очень интересно. Я благодарен студентам-шуховцам, которые работали у нас на практике. Они с большим интересом погружаются в тему, изучают биогазовые, солнечные, ветроустановки. Рад и доволен, что чуть ли не единственный дипломированный специалист по направлению ВИЭ - наш сотрудник, руководитель биогазовой станции. Именно школьники и студенты сегодня впитывают всё, как губка. Рассчитываем, что именно они восполнят отставание, которое есть сегодня в науке и технологиях. Думаю, среди них - потенциальные кандидаты и доктора наук, после защиты работ которых у России и Белгородской области появятся собственные разработки, которые позволят, к примеру, снизить себестоимость переработки отходов и получения электроэнергии. Это одна из главных задач, которые сейчас перед нами стоят, ведь одна из главных статей расходов - это сырьё, силос.

- По опыту других стран - что должно быть первично: государственная поддержка инновационных отраслей или желание населения, жителей использовать более современные технологии, улучшать экологию и т. д.? (Дмитрий, Белгород)

- Я думаю, здесь должна быть синергия. Если жители поднимают вопросы экологии, выходят с какой-либо инициативой (а эту инициативу мы уже неоднократно слышали - ну хотя бы по закрытию птицефабрики), то государство обязано реагировать, реализовывать проекты, направленные на исправление ситуации, создавать для таких проектов условия, оказывать необходимую поддержку. Однако пока такие условия в полной мере создаются только в Белгородской области, а вот федеральные органы немного отстают. Сейчас мы работаем над внесением изменений в федеральное законодательство, выходим с инициативой этих изменений. Мы уже защитили наш проект по ВИЭ на экспертном совете Агентства стратегических инициатив (АСИ) и в конце сентября - начале октября ждём членов Наблюдательного совета, председателем которого является Владимир Владимирович Путин. Я думаю, федеральная власть, президент нас услышат, и то, что мы делаем в качестве пилотных проектов, будет тиражироваться по принципу наших областных проектов по развитию АПК.

- В чём должна заключаться законодательная поддержка альтернативной энергетики? Как долго преференции должны действовать? (Анна, Белгород)

- Эти преференции должны действовать именно на период инвестиционной фазы. Любой бизнесмен привлекает для реализации проекта какие-то средства, которые нужно вернуть: окупить затраты, рассчитаться с банками, выплатить зарплату и так далее. Формы поддержки могут быть разными. В Европе (Голландия, Германия, Швеция) установлен так называемый «зелёный» тариф, и больше ничего, но он устанавливается гарантированно сроком на 10 лет. У нас это пока невозможно - законодательство не позволяет. Могут быть и другие формы поддержки, например субсидирование процентной ставки, софинансирование или компенсация части инвестиционных затрат, а также создание инфраструктуры, подведение сетей, решение проблемы затягивания процедур согласования проектов в сфере ВИЭ. Сегодня эти вопросы очень актуальны: как упростить процедуры квалификации таких объектов, регистрации, их выхода на рынок. Мы, например, уже на протяжении девяти месяцев в соответствии с действующими законами занимаемся процедурой квалификации одного из объектов. Кроме того, что это дорогостоящая процедура, нужно ещё максимум терпения и очень высококвалифицированный персонал. Если всё так и будет, то подобные проекты останутся единичными.

- Как Вы считаете, есть ли всё-таки какое-то движение вперёд - к «зелёным» тарифам, к реализации масштабных проектов в сфере альтернативной энергетики? Вероятно ли, что государство примет федеральные меры поддержки?

- Разумеется, иначе зачем бы мы этим занимались? Мы имеем заключение Экспертного совета о том, что подобные проекты должны тиражироваться, имеем протокол заседания рабочей группы с полным перечнем шагов. Все поручения президента правительству будут переработаны в законодательные акты, инструкции, методики, которые облегчат бизнесу доступ на этот рынок и работу на нём.

- Что уже дали инноваторам законодательно, какие льготы, есть ли отдача и т. д.? (Валентин, Губкин)

- Меры поддержки, как я уже сказал, работают только в формате Белгородской области, благодаря активной поддержке этого направления губернатором. Принят ряд законов: к примеру, предприятия, которые занимаются такими инновационными проектами, имеют льготу по налогу на имущество, более того, постоянно рассматриваются новые льготы по налогу на прибыль. Вернуть банковский кредит можно посредством амортизации, но этого явно недостаточно. Предприятие должно получить прибыль, уплатить налог, рассчитаться с банком. Соответственно, чтобы срок окупаемости был меньшим, целесообразно поддержать инновационное предприятие именно на этот инвестиционный период. После этого в бюджет начнёт поступать прибыль в значительно больших объёмах. Подобные федеральные законы на сегодняшний день, к сожалению, находятся в стадии разработки. Есть так называемый комплекс мер, который поручено разработать правительству Российской Федерации по данному направлению, но указанные в поручении сроки - июль-август - уже прошли, а никаких документов так и не появилось.

- Не хотели бы Вы собрать белгородских Кулибиных, вроде инженера из Губкина, который сам сделал электромобиль, и создать нечто вроде постоянно работающего мозгового штурма? Помогать им с внедрением идей в массы? (Елена, Строитель)

- Мы не просто встречались с такими людьми, а активно с ними работаем. Но вот электромобиль в Губкине - это для меня новость. Я бы попросил поделиться информацией, кто в Губкине создал электромобиль, мы с этим человеком обязательно свяжемся. Однако мы считали, что буквально недавно приобрели первый электромобиль, чтобы пропагандировать, тиражировать и продвигать это направление в массы. Я знаю о нескольких интересных инновационных разработках, которые есть в области. Например, в Алексеевском районе работает собственная ветроустановка. Есть попытки использовать солнечные установки, но в основном это ветер или вода в малых объёмах. Кулибиных много, и, к сожалению, не все они выходят с жизнеспособными проектами.

Но то, что в умах у людей есть очень интересные разработки, - это факт. Однако по той или иной причине эти люди не могут свои изобретения переложить в формат бизнес-плана, привлечь инвесторов, реализовать в качестве пилотного проекта. Институт выступает здесь в качестве опытной площадки. Много времени мы проводим на встречах, переговорах, стараемся увидеть все самые интересные начинания, определить лучшее, опробовать в опытной эксплуатации, протестировать в лабораторных условиях, а потом уже принимать решение о тиражировании. К сожалению, у нас сегодня есть проекты, а есть прожекты. На сегодняшний день, наверное, из ста 95 - это прожекты и только 5 можно реально применить на практике и тиражировать.

- Как Вы думаете, как скоро к нам придут отечественные инвесторы? Почему они не идут в инновационный бизнес, такой как альтернативная энергетика? Это связано с высокими затратами и рисками? (Сергей, Шебекино)

- Первое, с чем бы не согласился: отечественные инвесторы сегодня в инновационный бизнес идут. Подтверждение этому и проект «Эфко» по получению наноцеллюлозы, и завод по производству протеинов, который строится в Валуйках совместно с корпорацией РОСНАНО, и получение лизина в Шебекино. Кстати, благодаря Министерству образования и науки последний реализуется в рамках гранта, выданного Белгородскому государственному университету.

Если вопрос касается конкретно альтернативной энергетики, то отечественные инвесторы сегодня занимают выжидательную позицию. Любой бизнесмен, прежде чем вкладывать средства, должен понимать, как скоро проект окупится, насколько он перспективен, какую прибыль принесёт. Так что как только у нас будут понятные правила игры для бизнеса - формы поддержки, реализации электроэнергии, тепла и высококачественных и высокоэффективных органических удобрений - ситуация сразу изменится. Поэтому мы сегодня, как первопроходцы, стараемся открыть двери во всех организациях, ведомствах и на законодательном уровне. И после этого, уверен, отечественные инвесторы, и в первую очередь агрохолдинги, будут заинтересованы в переработке своей продукции. Я участвовал в совещании в Ростове-на-Дону на тему инноваций в сфере АПК, которое проводил Дмитрий Анатольевич Медведев. Так вот, агропромышленная группа компаний «Юг Руси» уже сегодня лузгу перерабатывает в гранулы и экспортирует за пределы Российской Федерации, имея при этом очень приличный доход. Поэтому уверен, что отечественные инвесторы как внутри области, так и за её пределами активно включатся в эту работу. И также уверен, что уж если к 2015 году маховик не успеет раскрутиться, то к 2020 году выйдут с инициативой пересмотреть нижнюю планку (4,5 % электроэнергии из ВИЭ). Эта планка должна составлять как минимум 10 %. Понятно, что Германию с её 25-35 % уже вряд ли получится догнать, но и мы будем выглядеть очень достойно.

- Не мешает ли поднятию этой планки зависимость российской экономики от углеводородов, добывающей промышленности?

- Думаю, не мешает. Все понимают, что эти запасы не бесконечны. Это с одной стороны, а с другой - есть и такая цель: отходы перерабатывать в доходы. Жизнь на месте не стоит, и почему бы нам у себя не реализовывать самые интересные мировые практики, сделав их российскими?

- Биогазовым установкам нужно сырьё. Сколько в таком случае нужно Белгородской области биогазовых установок, чтобы и им хватало сырья, и обеспечить максимальный процент переработки таких отходов в биогаз? (Анна, Белгород)

- Можно и по-другому спросить: сколько нужно построить биогазовых установок для переработки всех отходов, которые сегодня производятся на предприятиях АПК, отходов жизнедеятельности? В рамках рабочей группы, куда входили представители правительства области, различных департаментов, мы очень подробно изучили этот вопрос в его краткосрочной перспективе - до 2014-2015 года. Ежегодно в области образуется до 15 млн тонн отходов. Из всей этой массы можно получать 230-250 МВт мощности, а для этого нужно построить минимум 100 - максимум 150-200 биогазовых установок, работающих по различным направлениям переработки: по принципу анаэробного сбраживания, газификации или пиролиза. При этом самая оптимальная мощность биогазовой установки - 2-2,5 МВт. Установки более 5 МВт или менее 1 МВт не так эффективны. Отходы на таких установках перерабатываются с добавлением небольшого количества растительного сырья: силоса, сенажа, камыша или жома сахарной свёклы... Результаты рабочей группы трансформировались в долгосрочную целевую программу, которая по поручению губернатора будет вынесена на рассмотрение правительства области и принята с перспективой до 2020 года. Основной упор в программе приходится на 2013-2015 годы. До 2020 года все эти объекты должны быть построены и перерабатывать всю массу образующихся в области отходов.

- То есть не будет этой проблемы: когда отходы складируются, возникает неприятный запах?

- Эта проблема будет решена целиком и полностью. Когда строились комплексы, строились и лагуны для складирования отходов. Срок их эксплуатации - не более 5-7 лет без капитального ремонта или переделки. Я думаю, в дальнейшем эти лагуны вполне можно использовать для хранения органических удобрений. А это уже совсем другие удобрения. Проще говоря, они не пахнут, поскольку проходят термическую обработку закрытым способом. В ходе переработки уничтожаются все запахи, а образующийся при этом газ метан идёт на производство электроэнергии или другие цели. Я уверен, что в перспективе на биогазовых станциях будут вырабатываться не только электроэнергия и тепло, но и газ, необходимый для работы автотранспорта, как мы это видели в Швеции, или сжиженный газ, необходимый для других целей. Это очень интересное и перспективное направление. Тепло может использоваться не только для собственных нужд, но и для обогрева теплиц, жилья, объектов соцкультбыта (школ, больниц, детских садов). В дальнейших проектах - а мы сейчас как раз выбираем три площадки для их реализации - будем делать акцент не только на переработку и утилизацию отходов, но и на реализацию электроэнергии и тепла, на их практическое использование и поставку потребителю. Такие реально работающие объекты мы видели в Европе, где небольшие генераторные установки снабжают населённый пункт и электроэнергией, и теплом.

- Реально ли в наших широтах использовать какие-нибудь решения по альтернативному энергообеспечению районов ИЖС? Например, поставить у себя на участке ветрогенератор... Может ли это быть рентабельно для частного лица?

- Ветрогенераторы, солнечные батареи, тепловые насосы и все остальные технологи использовать вполне реально. Но сегодня солнышко есть, а завтра - нет. Поэтому нужно иметь резерв, и без подключения к сети пока не обойтись. Аналогичная ситуация с ветром. У наших соседей на Украине, в Харьковской области, есть интересные разработки - более 500 малых ветроустановок мощностью не более 1-2 кВт, работающих не горизонтальным, а вертикальным способом. Это не промышленные установки, а разработки местных Кулибиных. Но я не думаю, что они могут заменить традиционную электроэнергетику. Да и запросы любого физического лица, владельца частного домовладения, сегодня не те, что раньше: по 1 кВт на дом, пять лампочек, ни телевизора, ни холодильника не включить. Сегодня нормы проектирования - это 15 кВт на домовладение. Для того чтобы эти 15 кВт обеспечить от возобновляемых источников, нужна целая специальная программа. И производить такие солнечные батареи и ветроустановки необходимо в России, потому что зарубежные вряд ли смогут конкурировать по сроку окупаемости. Однако за этим будущее. В Германии, например, уже практически нет ни одной крыши, где бы не стояли солнечные батареи, которые дают не только электрическую энергию, но и горячую воду. Однако все эти практики всё равно основываются на государственной поддержке. Например, покупая батарею, ты получаешь компенсацию к тарифу. К сожалению, по этому направлению мы сильно отстаём, надо много работать, чтобы догнать и перегнать.

- Но по биогазу вполне реально, что энергия от установки пойдёт на снабжение какого-то микрорайона ИЖС?

- Конечно. И у нас уже есть поручение губернатора посмотреть, каким образом можно обеспечить электроснабжение домовладений в посёлках Майский, Комсомольский, где есть очистные сооружения. Отходы этих очистных сооружений необходимо сепарировать, получая твёрдое сухое вещество, присоединять добавки и полученным при переработке теплом и электроэнергией снабжать те же микрорайоны ИЖС.

- Вопрос, который часто обсуждается в блогосфере, на различных интернет-площадках. Наверняка Вы знакомились с ситуацией с общественным транспортом. Какие есть варианты решения проблемы транспорта, в том числе с экологической точки зрения? Какие решения в этом секторе возможны?

- В Белгородской области жители, власть, органы управления точно так же, как во всех развитых странах, имеют право знать, какая есть альтернатива традиционным видам транспорта: троллейбусам, автобусам. Я лично видел в Мюнхене, в Стокгольме бесшумные автобусы, работающие по принципу электромобилей. У нас тоже пытаются разрабатывать такой электротранспорт. За него и экология, и экономические, и финансовые показатели. Мы ещё в мае выходили с предложением запустить опытные образцы троллейбуса или микроавтобуса (маршрутное такси) на ион-литиевых батареях, чтобы на практике посмотреть плюсы и минусы их эксплуатации. Но всё опять-таки упирается в финансирование, поэтому ограничились электромобилем, который на сегодня может посмотреть практически любой житель области, протестировать, сравнить со своим авто, оценить бесшумность, отсутствие выбросов. Это одно из интереснейших инновационных направлений, которое надо двигать.

Как-то мы встречались с очень активными людьми - блогерами. Я им обещал отдельную презентацию и тест-драйв электромобиля. Думаю, кто изъявят желание, сможет его отдельно посмотреть. Цель всех наших пилотных проектов - это продвижение вперёд, пропаганда, поэтому с радостью приглашаю всех на наши объекты солнечной энергетики, ветроустановки, биогазовые станции. 21 сентября мы торжественно открываем биогазовую установку в Лучках, хотя она на сегодняшний день уже наработала более 2,5 млн кВт·ч электроэнергии и вышла на заданные проектные параметры. Поэтому мы считаем, что пилотный проект по использованию энергии солнца и ветра успешно реализован, и однозначно готовимся к тиражированию таких проектов как в пределах области, так и в масштабах Российской Федерации.

- Спасибо, Виктор Иванович, за содержательную беседу.

- Спасибо за проявленный интерес, за поддержку, которую мы постоянно ощущаем.


Читайте нас в Telegram
Чтобы оставить комментарий вам нужно авторизоваться


Найдена опечатка в статье

 


Rambler's Top100 Service Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования Яндекс.Метрика