Интервью:

Павел Субботин: Мы топчемся на пятачке, а рядом – золотая жила

14:53
14 Октября 2016
5412
0

Корреспондент информационного агентства «Бел.Ру» встретился с директором Государственного архива Белгородской области и поговорил о малоизвестных нам сокровищах, которые хранятся в архиве, и о том, как сами жители региона относятся к истории края.

Что есть в архиве

В Государственном архиве Белгородской области хранятся документы, начиная с 1712 года: по промышленности и сельскому хозяйству, по образованию (например, гимназические документы с подшитыми анкетами гимназисток с их фотографиями, анкеты учителей), документы по церковной и военной тематике, фонды учреждений культуры, профессиональных союзов и личные фонды, газеты Белгородской области с начала ХХ века и многое другое. Стоит отметить, что это не просто документы, газеты и журналы, это ещё и карты, фотографии и видеоархив.

Поразительно, но мы время от времени сталкиваемся с людьми, для которых откровение, что у нас вообще есть архив, а в нём есть исторические документы. Есть люди, что убеждены – всё интересное не здесь, а где-то далеко, в других местах и городах – в Москве, Санкт-Петербурге, Лондоне, Париже. Им нелегко поверить – прямо в центре Белгорода хранятся оригиналы исторических документов, которые касаются истории всей страны на протяжении уже трёх сотен с лишним лет. И кроме того, документы, которые хранятся у нас, есть только у нас и больше нигде. Их нет ни в Санкт-Петербурге, ни в Москве. В этом смысле вообще не имеет значения, что мы региональный архив. Исторические документы – наше национальное достояние, и какая-то его часть есть только здесь, в Белгороде. Какими-то историческими сведениями обладаем только мы и больше никто в стране и на планете вообще.

Павел Субботин
директор государственного архива Белгородской области

Как отмечает Павел Субботин, архив предоставляет уникальную, эксклюзивную информацию. Краевед, учитель, журналист – куда они вначале обращаются за историческими сведениями? В Интернет. Но что там и откуда? Всё то, что появилось в Сети, туда попало из статей, заметок, книг. Обычно это информация, которая давно известна и циркулирует по кругу. Это материал уже не из вторых и третьих рук, а даже из пятых. В архиве же всегда есть документ, с которого начинаются открытия и реконструкция прошедших лет. Нет документов – нет открытий.

Если ты приходишь к документам, то в том вопросе, за который взялся, ты начинаешь оперировать совершенно уникальной информацией. Просто потому, что ты пришёл к ней первым. И как учёного, как журналиста, как учителя тебя не обойдут твои коллеги просто потому, что ты работаешь с первоисточником. И каждая строка в твоём блокноте после посещения архива – это эксклюзив. Пока одни сидят и ждут, когда в Сети всплывёт хоть что-то новое, ты каждый день сталкиваешься с прошлым лицом к лицу.

У нас есть документы, которые за всё время существования архива вообще никто никогда не заказывал в читальный зал, у нас есть книги, которые хранятся с XVIII века – с эпохи царствования Екатерины II, а там страницы не разрезаны. Вы понимаете? Их никто не читал с XVIII века! А это оригиналы! И такое – повсеместно.

Конечно, есть документы, с которыми работают почти всегда. Вот те же, например, журналы и отчёты земств, где собраны детально сведения по школам и здравоохранению, благоустройству городов и вообще по жизни края вплоть до революции.

Павел Субботин
директор государственного архива Белгородской области

Для популяризации знаний работники архива организуют выставки, с некоторыми из которых можно познакомиться на сайте белгородского архива. Кроме того, белгородский архив проводит экскурсии для школьников и студентов. Учащиеся могут даже побывать в хранилище.

В других регионах не в каждый архив на экскурсии пускают, что уж говорить о хранилище. Но мы решили, что почувствовать масштаб доставшейся нам истории, узнать, как она хранится – это тоже интересно людям. Это тоже слом стереотипов, штампов, домыслов. Поэтому мы не замыкаемся на выставках, но и показываем, как сохраняется история страны. В этой практике мы вообще одни из первых в центральной России.

Павел Субботин
директор государственного архива Белгородской области

Как хранятся документы

Ежегодно архив пополняется на 15 тыс. дел. Это документы учреждений, организаций, предприятий области, а также документы личного происхождения.

Все они распределены по фондообразователям – организациям, учреждениям, предприятиям и т. д. К примеру, одним из них может выступать завод, в таком случае фонд будет носить имя этого завода. В фондах содержатся папки, а в папках – документы. В среднем в деле по современным нормативам должно быть 250 страниц. Но нормы появились не так давно, поэтому в архиве часто можно встретить дело, где есть 400-500 и более страниц.

Отдельное место в архиве занимает фотофонд, содержащий 16 тыс. фотографий: это портретные фото людей, снимки зданий, военные фотографии и т. д. Значительная часть фотофонда оцифрована, есть даже база со свободным доступом и скачиванием в читальном зале белгородского архива.

Кроме того, в областном архиве оцифрованы все метрические книги по дореволюционному Белгороду.

Как работать в Белгородском государственном архиве

Если исследователь приходит самостоятельно, достаточно лишь паспорта, а если от учреждения (школы, института), то должен принести с собой письмо. Пример письма для сотрудника организации: «Просим разрешить нашему сотруднику (ФИО) работать с фондами вашего архива в научно-исследовательских целях по теме (указать)».

Затем исследователь изучает путеводитель (это можно сделать заранее дома – он выложен на сайте), где перечислены и прокомментированы все фонды, знакомится с описью (заголовки дел) и заказывает заинтересовавшие его документы. При необходимости самые важные документы можно откопировать в лаборатории архива.

У нас есть редкое микрофильмирующее оборудование. Такое, кроме Белгорода, есть только в Туле и Москве. Так же есть и планерные сканеры, которые позволяют делать полноцветные копии в высоком разрешении с газетных разворотов.

Павел Субботин
директор государственного архива Белгородской области

Сколько времени нужно, чтобы подготовить научно-исследовательскую работу?

В архиве нет готовых дел с историей села, фамилии, завода или школы. Чтобы реконструировать картину прошлого, приходится просматривать пласты архивных документов, накапливая сведения постепенно. Большую тему за один или два года полностью раскрыть, конечно, сложно. Но можно выбрать небольшую тему для статьи и написать её за несколько недель. И пусть это звучит не быстро, но тут уж кто что ищет, и те, кто выбрали архив, действительно потом рассказывают что-то новое. Хорошая статья и книга наспех не рождаются – им нужно погружение в исходный материал, изучение исследований по выбранной тематике, привыкание к документам, умение понять ход мыслей у людей эпохи, их тревоги, атмосферу дней, что ими двигало.

Павел Субботин
директор государственного архива Белгородской области

А как дело с изучением сокровищ архива обстоит сейчас

Из всего документального массива за всё время существования архива Белгородской области в научном плане переработано не более 15-20 %. Это означает, что всё то, что мы видим в телевизоре и Интернете, в статьях, всё то, что выходило в книгах за весь период Белгородской области, все сборники, все методические материалы, экспозиции в музеях – всё это только часть того наследия, что к нам дошло от прошлых поколений, от истории страны.

Павел Субботин
директор государственного архива Белгородской области

По словам Павла Юрьевича, проблемы с изучением истории сохраняются по всем направлениям: не изучена в полной мере история сёл и городов, неизвестно множество выдающихся земляков, недостаточно раскрыта история органов власти, образования, промышленности, сельского хозяйства, здравоохранения, правоохранительной системы, церкви. Такая, казалось бы, знакомая и близкая нам тема Великой Отечественной войны – и та в самом начале изучения.

Речь идёт о том, что мы в плане своей истории, в плане знания своего края, собственной земли годами топчемся на малом пятачке. А рядом – золотая жила для открытий, книг, статей, научно-популярных фильмов, выставок, экскурсий.

Павел Субботин
директор государственного архива Белгородской области

Это происходит, как поясняет Павел Юрьевич, из-за отсутствия системного подхода, от недостатка энтузиастов и исследователей, которые хотели бы заниматься изучением истории в опоре на первоисточники.

Краеведы и историки понемногу увеличивают массив обработанной информации, вводят её в общественный и научный оборот, но этого недостаточно. Что получается? Если мы берём тематику Великой Отечественной войны, у многих сложилось мнение, что всё давным-давно изучено. Одно и то же повторяется из года в год: одни и те же даты и события, в одном и том же изложении. Всё это повторяется по школам, в вузах, по газетам и на телевидении. Налицо ходьба по кругу. Но только вдумайтесь – у нас порядка 500 фондов по периоду Великой Отечественной войны. В каждом фонде – десятки, а порою сотни дел. В каждом деле – минимум по сотне документов. Это в совокупности – миллионы документов! По разным темам по истории войны и края в тот период. А сколько там переработано? От силы те же пресловутые 15-20 %. То есть даже столь священная для нас всех тема, как Белгородчина в огне войны, не поднята и не раскрыта в полной мере. А это лишь одна такая тема и этих тем – великое число.

Павел Субботин
директор государственного архива Белгородской области

Если бы история изучалась регулярно большим количеством людей по разным темам, то Белгородская область заиграла бы яркими красками и была бы интересна и её жителям, и её гостям, считает Павел Субботин.

У нас есть чем гордиться, есть что любить и уважать. Но крайне сложно полюбить страну и землю, с которыми не связан, ибо всё равно встаёт вопрос: «За что любить?» Без памяти о прошлом, без личной, персональной связи с местом, где живёшь, ты перестаёшь быть частью целого – с землёй, с народом, с обществом. Порою приезжаешь в какое-то село, а люди там уже забыли, что их предки это место основали. Основали, вспахали, возделали, благоустроили, отмолили и защитили от врагов. А их потомки ходят по земле, которая пропитана слезами, потом, кровью их родных, и вот уже не помнят этого, не знают, а после – не желают знать.

Равнодушие друг к другу, наша разобщённость – итог потерянной коммуникации у поколений. Один момент, когда идёшь по улице и тебе навстречу – все чужие, другой – когда ты знаешь, что вот эти люди с моими дедами распахивали тут землю триста лет назад, отцы вот тех с моим отцом в одном окопе отбивались от врага, а остальные тоже были рядом, вместе, на протяжении столетий и теперь все живы в лицах сослуживцев и соседей, встречных и прохожих. И либо ты идёшь сквозь толпы для тебя чужих людей, либо же идёшь со всеми вместе. И ты не равнодушен больше – ни к земле, ни к людям рядом, ни к себе и своей жизни. Всё обретает стройность, обретает корни, обретает цель.

Павел Субботин
директор государственного архива Белгородской области

Фото из личного архива Павла Субботина


Читайте нас в Telegram
Чтобы оставить комментарий вам нужно авторизоваться


Найдена опечатка в статье

 


Rambler's Top100 Service Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования Яндекс.Метрика