Образование и наука:

Николай Власенко: В России – «передозировка» правового регулирования

14:43
04 Декабря 2017
781
0

Заслуженный юрист РФ, член экспертного совета Высшей аттестационной комиссии по праву рассказал в Белгородском госуниверситете о проблеме оптимизации правового регулирования в современном российском обществе.

Тревожная тенденция

В нашем обществе достаточно большой массив законодательства и вообще в целом нормативно-правовой базы. Причём он имеет тенденцию к увеличению, росту. И, на мой взгляд, эта тенденция тревожна.

Можно обратиться к статистике. В плане работы Государственной Думы – около 600 законопроектов. Я открыл старые сводки – понижение если и есть, то очень небольшое. Причём говорят о том, что есть привилегированные законопроекты. Вчера прочитал в газете, что в повестку дня вносят ещё 15 законопроектов, в том числе три школьных. Словом, эта повестка дня очень объёмная.

У нас в настоящее время свыше 10 000 федеральных законов, свыше 50 000 ведомственных нормативных актов. А если к этому ещё добавить законодательство субъектов федерации и тот пласт, который мы называем муниципальным правом? Мне думается, что сегодня даже при использовании всех информационных нормативных систем вряд ли кто-то скажет, какой у нас объём нормативно-правовых актов. Эта ситуация не может не тревожить.

Тщательнее надо

Недавно в Министерстве юстиции у нас был семинар со швейцарскими специалистами. Приглашались люди, которые так или иначе связаны с законотворчеством. Они обсуждали новеллы, которые они хотели бы внести в их Гражданский кодекс. Как я понял, этому кодексу около 200 лет. Он появился в Швейцарии вслед за кодексом Наполеона. Конечно, он дополнялся, менялся, они говорили об этом.

Как они относятся к поправкам? Это надо было видеть. Маститые учёные, практические работники так долго обсуждали какую-то небольшую поправку. Какие акты толкования нужно принять потом? Как это пояснить? Как подготовить население?

Если смотреть на это нашими глазами, кажется, что они пекутся о чём-то, что у нас решается намного быстрее. Законопроекты готовятся очень быстро, в лучшем случае они посылаются в Институт законодательства и сравнительного правоведения при правительстве РФ, где я тружусь, в Общественную палату, потом на сайт – и всё. Научное и общественное обсуждение на этом, по существу, заканчивается.

Николай-Власенко-Бел.Ру1.jpg

Восполнить правом

Я задумывался, почему у нас такое рвение принимать нормативно-правовые акты. Ответ нашёл исторический, может быть, отчасти философский.

Мы за последние сто лет в нашей истории прожили такую неординарную жизнь. В 1917 году последовательное развитие прервалось, пришла другая политическая система, другие ценности. Это просуществовало какое-то время и в 1990-е годы рухнуло. Ценности  были отодвинуты, и мы теперь приступили к созданию иных ценностей. В том числе и правовых.

Это нестабильная ситуация, когда в обществе нечётко выражены моральные, нравственные ценности, которые резко поменялись в 1917 году, которые резко поменялись в 1990-е годы. А общество, конечно же, должно ориентироваться на социально-нормативные регуляторы. Но их недостаточно, они были потрясены.

И теперь мы пытаемся восполнять всё это с помощью такого инструмента, как право. То есть, по существу, мы социальную регуляцию, которая должна традиционно сохраняться в обществе, традиционно регулировать наши отношения, пытаемся восполнять при помощи правовых механизмов. С моей точки зрения, это неправильно. С другой стороны, я понимаю, что и выхода, пожалуй, у руководства страны другого нет.

Подумать о «передозировке»

Достаточность правового регулирования, его, как иногда сейчас говорят, «передозировка» должна быть осмысленна. Здесь нужно говорить о двух вещах.

Первое – о законе достаточного основания. Да, это закон логический, с ним связано доказательное мышление. Но в принципе закону достаточного основания сегодня придаётся большее значение. Это связано с великим математиком Лейбницем, который сказал, что ни одно явление не может оказаться истинным и ни одно утверждение справедливым без достаточного основания. Он вывел этот закон не только как закон мышления, он сказал о его универсальности. В логике после его утверждения идут споры, прав он или не прав, и можно ли закону достаточного основания придавать универсальное значение. Проецируют его и на систему правового регулирования. Это первое, что может быть положено в основу размышлений о «передозировке» правового регулирования.

Второе – это идея ограничения. Пользуясь терминологией Канта, скажу, что ограничение – есть некий императив. Императив, который существует в обществе. По Канту, есть императив должного, есть – ограничения. Они присутствуют в обществе. Право в этом смысле – само некое ограничение. Если говорить грубо, ограничение безбрежной свободы. Специалисты считают, что даже процессуальные, процедурные нормы тоже так или иначе ограничивают нашу свободу. Право и зарождалось как запреты, известные табу.

Ограничить ограничение

Это даёт нам право сделать два вывода. Первый: всегда ли право, комплексы норм, конкретные юридические нормы обладают достаточным основанием для осуществления правового регулирования?  Этот тезис нужно иметь в виду, когда мы рассуждаем о праве.

Второй вывод связан с ограничением. Если мы говорим, что право само ограничивает и где-то вытесняет мораль, нравственность, является всеобщим регулятором, то нельзя ли поставить вопрос об ограничении самого правового регулирования? Можно ли и нужно ли сегодня говорить о том, что право должно входить буквально во все сферы, которые, может быть, и не нуждаются в правовом регулировании?

Участники-конференции.jpg

Обратный эффект

Один из показателей «передозировки» правового регулирования – это интенсивность правового воздействия. Сменяемость правовых режимов даёт, на мой взгляд, обратный эффект.

Я просмотрел десяток законопроектов, которые поступали в Институт законодательства и сравнительного правоведения при правительстве РФ, где я работаю. Для примера я выбрал закон «О правовом регулировании деятельности социальных сетей и внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ». В настоящее время в Российской Федерации действует известный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». Он принят в 2006 году. Законопроект о социальных сетях подготовлен депутатами и поступил в правительство, был рассмотрен и в том числе отправлен на экспертизу в институт. Что интересно, он не вносит каких-либо изменений в действующий закон 2006 года. Никаких упоминаний об этом нет. Смотрим предмет регулирования. Сказано: предмет регулирования – это сайт в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет». В действующем законе сказано: сайт в сети «Интернет». Легко понять, что в принципе речь идёт об одном и том же.

Законопроект о социальных сетях небольшой, в нём всего 17 статей. Вот статья «Принципы правового регулирования отношений в сфере социальных сетей». Сформулировано 13 начал. Из них шесть – запреты для пользователей. И это далеко не всё. Статья восьмая так и называется – «Ограничения и запреты». Без всяких пояснений. Их сформулировано 11. Но и это ещё не всё. Статья 12 – «Реклама в социальных сетях». Она содержит четыре запрета. Читаем дальше. Статья 13 – «Осуществление торговой деятельности с использованием социальных сетей» – один запрет. Если смотреть в сумме, их получается около 30 в небольшом законе.

Правовой режим, который создаёт закон 2006 года, содержит некоторые дозволения и обязанности. Это его основная логика. Сейчас же предлагается принять другой закон, который содержит 30 запретов. То есть, по существу, то, что там регулируется, теперь запрещено. Смена правового режима, на мой взгляд, ни к чему хорошему не приведёт. Мы написали отрицательное заключение.

Больше поля

Второй признак «передозировки» правового регулирования, на мой взгляд, очевиден. Это расширение предмета правового регулирования. В законопроектах стараются не только изменить регуляцию, но и побольше захватить правового поля.

Вот, например, инициатива Сахалинской областной Думы. Они предлагают в закон «О днях воинской славы и памятных датах России» внести изменения, о которых можно говорить как о расширении предмета правового регулирования. 2 сентября предлагается праздновать как день победы во Второй мировой войне. По существу в календарном году предлагается праздновать два праздника победы: 9 мая как победу над фашистской Германией и 2 сентября как день победы во Второй мировой войне. Эту дату предлагается широко отмечать.

По-моему, это уже третья подобная законодательная инициатива. Первая была ещё в период Ельцина. Тоже просили сделать два праздника. Но администрация президента тогда сказала, что достаточно одного праздника, а 2 или 3 сентября будет просто памятным днём.

Может быть, я не прав в своих суждениях, но ведь нужно учитывать ситуацию, которая складывается на Дальнем Востоке, ситуацию хрупкого мира с Японией?

Декриминализация наоборот

Мы сейчас много говорим о проблемах декриминализации. Обсуждается, что 200 составов в Уголовном кодексе нужно декриминализировать. Тем не менее из министерства, правительства приходят законопроекты, в которых, например, предлагается ввести уголовную ответственность за подделку средств почтовой оплаты. Очень много сейчас штампов, марок подделывают. Предлагается ввести уголовную ответственность наряду с административной, которая сегодня существует в законодательстве.

Остановить поток

С моей точки зрения, проблемы массивной нормативной основы, тенденции к её росту должны осмысливаться не только в юридической науке, но и на практике. Этот поток необходимо останавливать. Не нужно пытаться все проблемы, которые существуют и возникают, решать только при помощи права.


Читайте нас в Telegram
Чтобы оставить комментарий вам нужно авторизоваться


Найдена опечатка в статье

 


Rambler's Top100 Service Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования Яндекс.Метрика