Фото: Кристина Семенчук/Бел.Ру

Тимур Халиуллин: Я не думал, что остановлюсь в Белгороде и заведу, наконец, собакуИнтервью

21 ноября 2018, 00:52Кристина Семенчук
20 ноября в НИУ «БелГУ» прошёл «Диалог на равных» с Тимуром Халиуллиным.

Тимур Халиуллин – российский музыкант, лауреат международных конкурсов, солист Белгородской государственной филармонии. Он играет на органе, клавесине и карильоне. Сам пишет музыку. Ему 31 год, он выступает в десятках не только российских, но и зарубежных городов: в Нидерландах, Италии, Австрии, Германии, Финляндии, Польше, Швейцарии, Украине, Беларуси, Дании, Бельгии.

На встрече со студентами Тимур рассказал о своей истории успеха, поделился секретами и интересными историями, а также порассуждал об искусстве в Белгородской области.

Встреча прошла в формате «Диалога на равных». Спикер выступил со своей речью, а затем участники смогли задать ему любые вопросы.

Почему вы переехали в Белгород, а не остались в Петербурге?

Мне говорили, что Белгород – это провинция, но я так не считаю. Органист – это музыкант, у которого должен быть инструмент. Если скрипач может со своей скрипкой ездить, заниматься, давать концерты в любых местах на любых площадках, то органисту необходимо иметь инструмент, на котором он может заниматься, развиваться, учить новую программу. Поэтому органисты не стремятся в какой-то город, они стремятся к конкретному органу. Как только я узнал, что здесь строится орган, я мечтал попасть сюда, попробовать, посмотреть на новый инструмент, но даже не представлял, что когда-то я остановлюсь в Белгороде, пущу здесь корни, обустроюсь, начну жить и заведу, наконец, собаку. Всё это я не мог никак представить. Всё сложилось, благодаря инструменту, благодаря музыке. Я даже не знал, где находится Белгород на тот момент, но сразу же согласился поехать. Меня пригласил Евгений Степанович Савченко и через год работы предложил выдать мне жильё. И вот я здесь теперь уже седьмой год живу и восьмой сезон работаю в филармонии.

Скажите, вы играете на органе не только пальцами рук, но и очень виртуозно ногами, как этому учились?

Ни для кого не секрет, что орган – это инструмент, который требует хорошей физической подготовки. Представьте, на органе играют буквально всеми конечностями: руки играют на нескольких клавиатурах, включают регистры, кнопки, а ноги играют на 32 педалях, которые расположены по такому же принципу, что и клавиатура для рук. Есть такие произведения, которые исполняются даже без рук, они играются только ногами. Это интересное впечатление не только на слух, но и интересное шоу, потому что это практически степ или танец на педальной клавиатуре. Педальная техника развивается у каждого органиста по-разному, каждый придумывает свои методы. Вот я для себя нашёл технику, которую можно сравнить с фигурным катанием на роликах.

Вы с детства занимаетесь музыкой, что именно повлияло на такой выбор?

Вообще музыкой традиционно занимаются с семи лет. Путь музыканта очень долгий не только по продолжительности, но и по сложности. У меня 19 лет ушло на обучение: семь лет музыкальной школы, музыкальная школа по классу фортепиано, пять лет консерватории в Петербурге по классу фортепиано, также пять лет по классу органа. Но до семи лет музыка, конечно же, у нас в семье часто звучала. Мои родители музыканты. Папа у меня музыкант-самоучка: он играет на гармошке, гитаре, флейте, фортепиано, по слуху подбирает мелодии. Моя мама работала в музыкальной школе. Кстати, хочу сказать, что музыка – не очень прибыльное занятие, несмотря даже на то, что я солист филармонии. Музыканты не получают так много, как многим кажется, и поэтому часто они занимаются чем-то ещё или, будучи музыкантом, как-то пропагандируют себя, например, с помощью гастролей. Многие мои дальние родственники несерьёзно относились к выбору профессии. У меня в семье есть бизнесмены, люди, работающие на заводе, – вот для них это понятно. А вот то, что я занимался музыкой, они, конечно, всерьёз не воспринимали вплоть до тех пор, пока я не стал солистом филармонии. Здесь уже появилась какая-то определённость, но путь этого достижения был очень сложным и непростым.

Путь музыканта очень тернистый. Что, кроме любви к музыке, мотивировало вас?

Мотивирует всегда человек, который больше всего времени проводит с тобой на занятиях. Это, конечно, педагог, родители, люди, которых я могу назвать своими конкурентами, – они меня очень сильно мотивируют. Конкуренция в консерватории просто невероятная от момента поступления (конкурс по пять-шесть человек на место) до выпуска. Я не мечтал стать органистом, я не мечтал стать солистом филармонии – это было просто невозможно, такие вещи происходят спонтанно и их нельзя предугадать. Но была мечта, которая мне до сих пор помогает – мечта стать просто хорошим музыкантом. И мне было неважно, где буду играть, не за зарплату, не за какие-то почести. Я хотел любить музыку и быть понятым другими, быть во внимании людей. Мне хотелось внимания, потому что мне было что сказать, я много работал и много накопил. Я езжу часто на благотворительные гастроли, иногда настолько бесплатно, что порой в убыток себе. Я это делаю, потому что мне очень интересно посмотреть на новый орган, на новую площадку, принять участие в каком-то мероприятии. Мне очень приятно поиграть на органе, пообщаться с людьми после концерта, поделиться впечатлениями в интернете, прочитать положительные или критические комментарии – вот этот постоянный диалог с теми, кто неравнодушен. Вот это, пожалуй, самое большое достижение во всём этом тернистом пути.

Почему вы выбрали такие удивительные виды инструментов, как орган и карильон?

Специально к этому нельзя было прийти. Сначала поступило предложение работать в Белгороде органистом, а через год – работать на карильоне. Вообще эти инструменты привлекают к себе необычностью звучания, техники исполнения и тем, что действительно для них мало музыкантов. Если пианистов много, и я это понимал прекрасно уже к моменту окончания консерватории, то органистов и карильонистов практически нет. А если соединить в себе все эти четыре инструмента: рояль, орган, клавесин, карильон, да ещё заниматься композицией – можно быть чем-то неповторимым, единственным в своём роде. У меня была такая маленькая цель – выучить все инструменты хорошо и качественно, чтобы уметь полноценно играть на каждом из них.