Расселят, выплатят деньги или...: Олещенко рассказал о судьбе белгородцев из Дубового
Интервью

Расселят, выплатят деньги или...: Олещенко рассказал о судьбе белгородцев из Дубового

10 ноября , 11:15Photo: Татьяна Алексютина/Бел.Рудом
Один из фигурантов дела с проблемным домом № 5 в Северном-3 Александр Олещенко дал интервью «Бел.Ру» о том, что будет с жильцами, если он выиграет суд. Также он рассказал об отношениях с Тапашиди и о том, как столичный бизнесмен ведёт дела в Белгородской области.

В сентябре нынешнего года жильцы дома № 5 микрорайона Северный-3 посёлка Дубовое под Белгородом жаловались на конфликт владельцев строительной компании, которая возводила их дом. Проблема в том, что из-за разборок бизнесменов они рискуют остаться на улице.

Главными фигурантами выступили Павел Тапашиди, Александр Олещенко и Александр Дудка. Жильцы, как и Тапашиди, утверждают, что Олещенко подписал договор купли-продажи на дом, а потом требовал признать свою подпись недействительной. Павел, в свою очередь, в разговоре с корреспондентом ИА «Бел.Ру» неоднократно называл Олещенко мошенником, заявлял, что его ищет ФСБ за махинации, а сам Павел вопрос легко решит, так как уверен в свое правоте. Люди останутся жить в законно купленных квартирах. Полную историю с видеожалобой жильцов и цитатами бизнесмена можно прочесть тут.

Спустя пару месяцев с редакцией связался Александр Олещенко, чтобы объяснить свою позицию по дому № 5 в Дубовом, сотрудничеству с Тапашиди и розыскам. Публикуем разговор в виде интервью.

С чего началась ваша история с Павлом Тапашиди?

Мы с Тапашиди были друзьями детства. Он уехал в Прагу, чем-то занимался там. Я жил в Москве, занимался ресторанным бизнесом. Он меня «подбил» приехать в Белгород, чтобы вести дела вместе. Мы приехали, нас познакомили с Сергеем Иваненко, который помог нам приобрести первые земельные участки. Начали строительный бизнес.

Кто ещё был с вами в бизнесе?

После начала строительства пришли ещё два компаньона. Иваненко оказывал содействие в приобретении земли, вопросах разрешений, так как мы ещё не были ни с кем знакомы из властей. Так мы построили первый дом, потом — ещё два. Совместно с инвесторами мы создали компанию ООО «ПСК ГлавБелСтрой», учредителями были два инвестора и я (Павла решили в состав учредителей не вводить, т.к. он — гражданин Казахастана). Гендиректором назначили также меня.

Это не голословно: мы же понимаем, что любая бумажка имеет след, и выписка из ЕГРЮЛ подробно об этом расскажет. Условно говоря, мы были в равных долях, формально мне принадлежало 50% — моя доля и доля Павла, компаньонам по 25%. Павел контактировал с двумя инвесторами, занимался отчётностью, а я — связями с государственными и негосударственными структурами, руководил строительством. Это всё происходило в 2011 году. Мы построили ещё ряд объектов, и так появился объект в микрорайоне Северный-3, о котором теперь пишут в СМИ.

В какой момент что-то пошло не так?

Когда я занимался строительством, две улицы домов были введены. Проблем со строительством никаких не было: мы своевременно получали разрешения, вводы, подключение всех коммунальных сетей.

Сейчас у Павла, по факту, идут арбитражные суды. Первый арбитраж он проиграл. Это я имею в виду его новые дома, которые он строил сам или с прочими. Кстати, Александра Дудку, с которым он работает, я лично вытащил из районной администрации. Он сидел там штатным юристом за 17 000 рублей в месяц. Он вообще не бизнесмен, а простой исполнитель.

Человек (Тапашиди – прим. ред.) не имеет высшего образования в строительстве. Он ничего не понимает, а строит так, как он это хочет видеть, а не как должно быть, — это неправильно, есть нормы. Отказаться от них нельзя, ведь это безопасность будущих жильцов. После того, как Павел стал действовать самостоятельно, у него начались проблемы.

Как вышло так, что вы с Тапашиди больше не работаете?

Это, наверное, моя ошибка. Он вывел меня из состава учредителей обманным путём. Я ходил к губернатору, согласовывал изменения целевого назначение земельных участков. Хотели строить многоэтажки. Евгений Савченко лично расписывал мне сроки ввода в эксплуатацию застроек всего жилого массива. Я не мог не согласиться, ведь это нужно было изначально мне. Когда сроки стали истекать, стали задавать неудобные вопросы.

Моим куратором в этом деле был Валерий Шамаев. Он спросил: «Саша, как так выходит? Тебе всё согласовали, дали зелёный свет, а ты так». Получается, из-за прихоти и самодурства Павла мы в эти сроки не вложились. Чтобы не подставлять компанию, Шамаева, чтобы никто не пострадал, меня вывели временно из состава учредителей. Формально, меня отстранили, так как именно я занимался всеми вопросами обеспечения, административным ресурсом, реализацией строительства.

Когда начались недопонимания и проблемы с домом по улице Бульварная, 5?

Наша с ним «война» началась вот с чего: по улице Бульварная несколько зданий, которыми владел я, были официально построены, заканчивались отделочные работы. Администрация выставила список строительных недоделок, которые надо было исправить, чтобы ввести здание в эксплуатацию. Возникла заминка по срокам, финансам, и я как физлицо, владеющее зданием, взял у гражданки Червеняк задаток в размере 1,4 млн рублей. Эти деньги мы инвестировали в строительство, но моя главная ошибка была в том, что я никак не оформил это на бумаге.

Подходит срок по предварительному договору, ко мне обращается Червеняк и просит свою квартиру, так как деньги уже взяли. Мы объяснили ей, что будет на пару месяцев задержка и предложили идентичную квартиру в доме напротив. Семья попросила вернуть деньги, так как наш вариант решения проблемы их не устроил. Я обратился к Павлу, попросил изъять деньги из оборота и вернуть женщине. На это он ответил: «Я эти деньги не брал, я этим заниматься не готов». Видимо, тогда уже у него появились мысли избавиться от меня. Деньги, естественно, бедная Червеняк тогда назад не получила. Здесь я соглашусь, что пострадал невинный человек.

Она подала на меня в суд и выиграла 2,8 млн. С Тапашиди мы об этом поговорили, но мне пришлось закрывать этот вопрос самостоятельно. Через неделю у нас назначены последние встречи, у неё ко мне претензий больше нет. А Павел начал писать на меня кучу заявлений, которые не имеют никакой документальной и юридической основы, начал лезть в личное.

Что имеется в виду под «личным»?

Павла сгубила банальная жадность и зависть. У меня появилась тут семья, мои новые родственники — достойные, уважаемые в регионе люди. Его это стало коробить – у него, в силу особенности его личности, друзей нет. Он начал лезть в мою семью и писать письма о том, какой я плохой. Он написал на восьми листах про меня всякие фейковые гадости, а потом развёз по предприятиям, которые принадлежат моей тёще. Он вмешивается в личную жизнь и перешагивает все грани. В это сложно поверить, что взрослый мужчина способен на такое, но это факт!

Кроме того, он развозил эти письма нашим компаньонам, попортил со всеми отношения. За это я готов лично извиниться перед всеми нашими друзьями-партнёрами. Потому что так не делается, это не по-человечески.

Он угрожал мне физической расправой. Мы обратились в полицию, всё запротоколировано. Постоянно угрожает своими связями в Москве, мол, я Попкова посадил и тебя посажу. Если так будет продолжаться, я просто обнародую это всё на телевидении.

Также, когда в нашей работе подошёл момент открытия храма с участием Андрея Малахова, получилось вообще интересно. Он ходил и всем рассказывал, что Малахов — его друг. На самом же деле я лично их познакомил на крыльце храма в день его торжественного открытия. Я договаривался не с Андреем, а с его директором. Я использовал личные контакты, так как имел прямое отношение к шоу-бизнесу: тесно сотрудничал с ТНТшниками, разными звёздами и медиа. У меня были два проекта в Москве, которые входили в топ-10 ночных клубов столицы. Малахов был привлечён и привезён мною лично сюда. Это непросто было, чтобы звезда первой величины приехала в регион бесплатно. Павел здесь ни при чём.

Если возвращаться к разговору о доме на Бульварной, почему вы заявили, что на документах не ваша подпись?

У меня было в собственности несколько многоквартирных домов в Северном-3, не считая большого количества коттеджей. Оставалось у меня три дома, два из которых я переписал на Павла. Один оставил себе в качестве финансовой подушки. Я уже подозревал тогда, что Тапашиди ведёт нечестную игру, намеренно искажает финансовую отчетность. Все те дома я приобрел за свои деньги, внеся денежные средства. Кстати, это подтверждено решениями судов.

Из-за того, что он менял свои решения на ходу, у нас стали возникать проблемы во всех инстанциях: власть, энергетики. Он не хотел платить и пытался избежать того, чего избежать при строительстве невозможно. В итоге создал кучу проблем всем вокруг. Дом я оставил для себя. У меня даже была там квартира, которую я хотел использовать лично: сделал там ремонт, всё обустроил. Затем мне поступило предложение продать все квартиры дома №5 по ул. Бульварной, но я не смог этого сделать, т.к. на одну из них был наложен арест (в связи с иском Червеняк). Потенциальный покупатель сказал: «Когда решишь все проблемы, мы к этому вопросу вернемся».

Позднее «ГлавБелСтрой» подаёт на меня в суд и хочет забрать эту квартиру, а их адвокат в ходе заседания сообщил, что дом мне уже не принадлежит. Я даже поначалу не поверил, отправил своего адвоката получать выписку из Росреестра.

Начались суды с Тапашиди. Мы выиграли все: по области, в Саратове, все жалобы, арбитражи, Верховный суд. Как я уже говорил, когда всплыла информация о том, что дом продан, мы подняли документы из Росреестра. На договоре, по которому я якобы продал дом Тапашиди, заметили не мою подпись. Провели экспертизу почерковедческую, которая показала, что это не я ставил подпись. Пошли в суд. Цель «выкинуть жильцов» передо мной не стоит. Пусть Тапашиди пойдёт на мировую, заплатит мои деньги, которые я заплатил за дом, и всё будет хорошо. Но он этого делать не хочет. Мои адвокаты на каждом заседании призывают его сторону к этому.

Что будет с жильцами дома № 5?

Я понимаю опасения жильцов, но это жизнь, я об этом сожалею. Я не имею ничего против них лично и даже понимаю по-человечески, но кто меня поймёт? Я в этой ситуации пострадал значительно больше, чем они. Я потратил шесть лет своей жизни, огромные деньги, а в итоге не получил ничего. Только грязь и угрозы со стороны человека, которого считал братом.

Если выиграю суд я, вопросом будут заниматься. Есть два варианта: либо жильцов расселят и выплатят им деньги, либо выплатят деньги мне за дом, а жильцы останутся жить в своих квартирах. Но в любом случае ситуация не такая, какой её преподносили.

Тапашиди утверждает, что вы не приходите на суды. Это правда?

Полная чушь, что я скрываюсь, а за меня везде ходят адвокаты. Если меня вызывает полиция, я всегда иду, даже по глупым вопросам. Я мог бы апеллировать 51-й статьёй и не доказывать никому свою невиновность — есть презумпция невиновности в нашей стране. Но я всегда иду навстречу следствию, дознанию. Я же не злодей и всегда понимаю всю ответственность. А сам Павел не был ни разу нигде лично. На суды ходить не считаю нужным, потому что каждый должен заниматься своим делом – в суды должны ходить адвокаты, там от них больше толку, чем от меня.

Далее будет суд в декабре. Если он подаёт информацию обо мне в таком контексте, пусть подтвердит её. Я сумел восстановить свою, частично потерянную, репутацию в госструктурах. Я общаюсь со многими чиновниками разного уровня в Белгороде и в Москве. Собственно, я всегда говорил, что мне скрывать нечего и я приду в суд по поводу пятого дома в том случае, если Павлу хватит смелости прийти и посмотреть в глаза мне, обманутым им жильцам и судье.

Он заявляет, что я писал ему какие-то расписки, что я должен ему какие-то неподъёмные деньги. Я попросил его показать мне их, прислать копии или фото.

Почему Павел Тапашиди заявляет, что вас ищет ФСБ?

Понятия не имею! Многие вещи Павел не может подтвердить и даже внятно объяснить. Это просто голословность, я готов публично ответить на полиграфе. И это заявление про поиски меня сотрудниками ФСБ… Я что, бен Ладен какой-то? Сидим тут с вами, спокойно беседуем в центре Белгорода. Я в Белгороде обрёл семью, у меня родился сын, я занимаюсь сельским хозяйством и много чем — постоянно контактирую с администрацией. Поиски меня в ФСБ — это даже смешно. Так себя не ведут вменяемые люди.

Он знает, где я живу. У него есть мой номер, я его не меняю десятками лет. Он вечно пишет мне письма в WhatsApp: «суши сухари, тебе хана, я тебя засажу, готовься к очным ставкам, ты это не покупал и не продавал», оскорбляет моего адвоката. Если это опубликовать, нас всех покажут в криминальной хронике и по Первому каналу.

Уточним, что интервью записывалось 5 ноября, а 7 ноября в соцсетях появилась жалоба жильцов. Им прислали письма, похожие на угрозы. Это же письмо прислал в редакцию Олещенко, утверждая, что его автор - Тапашиди.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter