Волонтёр и кинолог Ольга Ургант: Белгороду нужна образовательная программа о животных
Интервью

Волонтёр и кинолог Ольга Ургант: Белгороду нужна образовательная программа о животных

3 ноября , 18:11Photo: Ольга Ургантсобака
Почему собакам насыпают снег в миски, а не льют воду? Зачем Белгороду городская образовательная программа о животных? Почему пропаганда стерилизации — это не выход? Как многие хайпят на негативе и почему другие передержки не разгоняют суды?

Учредители и руководители АНО «Центр помощи бездомным животным „Пойдём домой“» встретились с журналистом ИА «Бел.Ру», чтобы прокомментировать недавний материл о безнадзорных животных и пансионатах для них, внести ясность в некоторые термины и рассказать:

  • Почему зимой собакам насыпают снег в миски, а не льют воду и это норма?
  • Почему пропаганда стерилизации – это не выход?
  • Зачем Белгороду городская образовательная программа о животных?
  • Как некоторые хайпят на негативе?
  • Почему другие передержки животных не разгоняют судами и многое другое.

Что такое центр помощи «Пойдём домой» и кто им руководит?

Центр помощи бездомным животным «Пойдём домой» — это автономная некоммерческая организация. В ней два руководителя: кинолог Дворца детского творчества Ольга Ургант, которая занимается проблемами бездомных животных уже 40 лет, в том числе частной передержкой, и я — Фатима Денисова — ветврач.

С 2013 года мы занимаемся этой проблемой. Сначала у нас был просто волонтёрский проект, а в 2018 году удалось зарегистрировать автономную некоммерческую организацию.

В нашем материале «Проблемы бездомных животных и волонтёров в Белгороде: почему приюты — это не выход» вы нашли несколько моментов, с которыми не согласны. Какие и почему?

Вы разговаривали с людьми, обе волонтёры-любители. У нас другой подход: мы — волонтёры-профессионалы, специалисты. Это то же самое, что волонтёры-медики. Есть разница: помогает человек просто с улицы (что хорошо), или помогает квалифицированный специалист. Волонтёры-любители всегда очень активны и эмоциональны. Активность — это очень хорошо, а излишняя эмоциональность зачастую мешает. Из-за этого в вашем материале много неразберихи.

Начать стоит с терминологии. Чётко не разделены «приюты» и «пансионаты». Приюты — это места для содержания собак до окончания их жизни или до нахождения нового хозяина. Либо есть вариант выпуска на улицу по программе ОСВВ («Отлов-Стерилизация-Вакцинация-Возврат»). Есть ещё пункты временного содержания (пансионаты) — это места по отлову и временному содержанию животных. Собака там живёт до 30 дней, во время которых производят её отлов, карантинизацию, вакцинацию и стерилизацию. После этого собак, по новому закону, должны передать новым владельцам или выпустить на улицу. Есть ещё передержки: для домашних собак (зоогостиницы) и для безнадзорных. Тут собаки находятся до момента излечения, до передачи новым владельцам или до естественной смерти.

Эти три понятия волонтёры-любители постоянно валят в одну кучу. Если всё это уточнить, это будет полезно для нас, для вас и всего населения. Тогда становится понятно, почему то или иное учреждение не принимает животных.

Почему же в Белгородской области нельзя никуда сдать найденное бездомное животное?

Потому что в положении пунктов временного содержания прописано, что это места по отлову и карантинированию животных. Про пожизненное содержание там ничего нет. В документах приюта всё это должно быть прописано: тип и вид приюта, форма собственности, условия работы с населением. У нас, к сожалению, приют только один — «Добрый дом». Но свои правила работы они нигде не опубликовали, поэтому такая неразбериха у них с населением. На вывеске прописано чётко — «приют». Они обязаны принимать животных, но это не так. В этом случае они должны прописать, что это пункт по отлову и временному содержанию, так как они этим в основном и занимаются.

Есть ли в Белгородской области муниципальные приюты и пункты временного содержания? И есть ли реальные приюты?

Нет! Есть белгородский и страооскольский пункты по отлову и временному содержанию животных. Они содержатся на госсредства и работают по госзаявкам. Но лишь по городским. Сельские поселения решают вопросы своими силами. Их деятельность чётко ограничивается правилами и законами.

После прошедших 30 дней и всех манипуляций муниципальные пункты должны передавать собак в приюты, которых в области нет. Но в пансионате временного содержания в Белгороде работаем мы — волонтёрский проект «Пойдём домой». Мы максимально стараемся сохранить жизнь собак, как и все зооволонтёры.

Как давно запретили усыплять животных?

По новому закону, принятому в декабре 2018 года, собак нельзя усыплять, кроме отдельных прописанных случаев. В предыдущих законах срок жизни отловленных животных составлял от 10 дней до трёх месяцев. И пункт этот никто не отменял вплоть до нового закона. Были изменения, но не убирали эту часть постановления.

В 2013 году мы старались максимально сохранять собак, пиарили их, помогали акциями, поиском передержек или хозяев. Например, стала популярной ежегодная выставка-раздача бездомных собак «Пойдём домой!». Так удалось уйти от усыпления. Собаки давно не усыпляются, исключение — медицинские показания. Бывают тяжёлые случаи.

Тем более, ни о каком усыплении и речи не может быть, если знать, что у нас есть собаки, которых мы не один год представляем на выставках. А документ корреспондента и волонтёра Татьяны Григорьевой — это отдельная тема.

Почему в документах прокуратуры писали, что у вас усыпляли животных раньше сроков?

Да, в документе прокуратуры было написано, что собак усыпляли с нарушением сроков, но по результатам проверки всё отправили назад на доследование. Дело тут было не в усыплении, а в правильном оформлении документации. Но акценты почему-то расставили именно такие — негативные. В пансионате неоднократно проводились проверки, но серьёзных нарушений законодательства, по нашей информации, выявлено не было.

Найти чёрные пятна можно везде. Но мы каждый год приглашаем волонтёров к нам, ищем себе помощников, но никто из тех, кто кричит, что у нас «усыпалка» и «живодёрня», ни разу не пришёл к нам поработать и посмотреть. Они либо боятся разрушить свои иллюзии, либо просто боятся работать. Людям надо выплёскивать на кого-то свой негатив. Раньше писали, что у нас большие вольеры и там холодно собакам. Теперь же пишут, что вольеры маленькие и там неудобно сидеть собакам. Раньше кричали, что собакам мест мало. Теперь мест много и говорят, что им негде греться.

Однажды приехали любители-волонтёры. Они увидели собаку только что отловленную, которая сидела в углу. Естественно, животное ещё не адаптировалось. Они сделали её фото и распиарили это так, будто животное убитое, забитое, ненужное, несчастное. Но мы в ответ, когда собачка освоилась и подросла, выложили её фото и попросили волонтёров помочь с её пиаром. Никто не откликнулся. Вот и думайте теперь.

Почему говорят, что зимой у собак стоят миски с замёрзшей водой или без неё? Это тоже фейк?

Нет, не фейк. У меня, как и у Наташи Пчёлкиной, да и у многих других, частная передержка. Думаю, что и они не льют воду собакам зимой, мы насыпаем им свежий снег. Вода замерзает быстро, а снег подтаивает и служит водой. Это норматив — зимой собак поят снегом, либо выносят тёплую воду на два поения: утром и вечером. Мало кто знает это, а перевернуть информацию так, что мы мучим животных, — проще простого. Поэтому людей нужно образовывать!

Почему говорят, что у вас закрытая коммуна? К вам можно прийти, чтобы погулять с животными, покормить их?

Мы и сами не знаем, почему так говорят. Мы всегда приглашаем новых волонтёров перед акциями и мероприятиями. Но это не значит, что прийти можно только перед выставкой. Прийти можно всегда, в течение всего года.

Приходить можно только в установленное время и в установленные дни. Просто заехать по пути и погулять с собачкой, которую вы выберете — это невозможно. Собаки бывают разные. Никогда не знаешь, что может вывести из себя даже самую спокойную: ваши духи, цвет колготок или тон голоса. Плюс, надо попасть в то время, когда не ведутся никакие работы, чтобы не мешать сотрудникам. У нас это все субботы с 11:00 до 13:00. Приезжайте гулять, кормить, вычёсывать, убрать в вольере, научить ходить на поводке, поскакать через барьеры и сфотографироваться. Главное — взять паспорт и рабочую одежду.

Вы говорили, что у вас дома тоже передержка животных. Не боитесь участи Наталии Пчёлкиной, что и вас заставят разогнать или раздать животных в экстренном порядке?

Нет, не боюсь. Такого не будет — я человек позитивный. Тут главное — подход. Мы работаем только позитивно, радостно и весело. А негатив нам не нужен. Да, он собирает бОльшую публику, но мы так не работаем.

Многие хайпят на негативе: эти изувеченные животные в ленте в соцсетях, негативные новости и фигурирование в них и т.д. Мы не считаем это правильным. Негатив всегда будет. Но негатив, доведённый до истерии — это уже не совсем даже порядочно. Мы работаем профессионально, конструктивно и системно. Среди тех передержек, с которыми мы работаем, нет ни одной, которую бы распустили или разогнали. У нас всё в рамках закона и человечности.

Насколько вам мешают работать негативные слухи? Или это неважно, если знаешь своё дело?

Мешают, конечно. Эти истерики разные и скандалы, чернуха всякая мешают нам нормально вести адекватную и грамотную работу. Приходится отвлекаться, тратить на это силы и время. Мы стали призёрами Гражданской инициативы в 2016 году. Хорошо же? А можем ещё больше хорошего, если вокруг будет меньше негатива.

Какой выход из ситуации вы видите?

Выход — надо вносить ясность. Надо просвещать людей, чтобы они хоть знали разницу между приютами и пансионатами временного содержания, знали, что такое стерилизация и зачем она, и многое другое. Тогда поводов для необоснованных раздоров будет меньше. Всё нормализуется.

В нашем материале волонтёры говорят, что один из верных способов помощи животным — пропаганда стерилизации. Вы тоже так думаете?

Не совсем. Стерилизация — это частичный выход, но не решение проблемы. Есть разработанный комплекс мероприятий и они работают лишь параллельно. Стерилизация, как бы её не пропагандировали и не рекламировали, просто так работать не будет. Тем более от рекламы у людей появляется негативизм и чувство навязывания. Чтобы стерилизация давала эффект, её просто надо прописать в законе. Одной строчкой это сделать и этого хватит.

А можно сделать так, как делает наш проект. Команда наших волонтёров за собранные средства тихонько стерилизовала всех окрестных животных, которые бродят просто так, но мы-то знаем, что хозяева у них есть. А соседка потом говорит: «Что-то Маруська моя второй год не котится». Зато эти ненужные котята не валяются потом брошенные в коробках.

Стерилизация ещё окутана кучей слухов, которые ничем не подтверждены, но некоторые верят в них: стерилизую — расти не будет, или охранять дом перестанет, или лаять не будет, или заболеет и умрёт быстрее. Осложнения бывают у одного животного из ста. А остальное — бред. Поэтому мы всеми руками за обучение и просвещение в этих вопросах.

Как, где и кого надо обучать?

Я преподаю кинологию с 1997 года и могу сказать, что выпустила кучу детей, у которых есть семьи, которые распространили достоверную информацию по друзьям и знакомым. Также они учат и своих детей. Они знают, что такое стерилизация, как она влияет на совместную жизнь человека и собаки, что такое рабочий режим для собаки и многое другое.

Если вот так образовывать население, через несколько лет у нас не останется людей, не знающих и не разбирающихся в элементарных вопросах, которые касаются животных. Не будет этих слухов, фейков, страшилок. Есть городская образовательная познавательная программа, и её нужно активно проводить!

У нас, например, постоянно проходят семинары. Мы учим новых хозяев животных жить с ними, понимать их, обращаться — образовываем. Ещё есть тема «Вопрос-ответ»: люди пишут во «ВКонтакте» вопросы, а мы отвечаем.

Как быть со стерилизацией? Как обязать людей?

Нельзя навязывать. Даже обязать законом можно лишь законопослушных граждан, но есть же и другие. А чтобы «обязать» стерилизовать животных, можно пойти на другие меры.

К примеру, очень мотивируют деньги. Я бесплатно прививаю стерилизованных нами животных. Люди оплачивают лишь вакцину — это не так много. Никаких других доплат нет. Материальное стимулирование работает великолепно.

Также мы предлагаем даже приезжать к людям на дом делать вакцинацию. И это тоже выход — некоторым так удобно. Они не тратят время на дорогу. Другим же наоборот — оплачиваем проезд животного до места вакцинации и обратно. Это всё — альтернатива. Надо идти людям на уступки и идти к ним с добром, а не с истериками, пропагандой, навязыванием и агрессией: не простерилизуешь — умрёт.

Из всего этого мы можем сделать вывод: для успешной работы по сокращению численности бездомных животных должна заработать вся программа мероприятий и каждое зоозащитное объединение. Каждый волонтер может и должен принять в ней участие: выбрав то направление, которое ему больше по душе, а не пытаться объять необъятное, разрываясь между передержкой, стерилизацией, пиаром, доставкой. Если каждый сделает свой выбор, то пропадёт нездоровая конкуренция и многие негативные моменты.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter